Оборонный «заказ»

Директор крупного петербургского предприятия радиоэлектронного комплекса, с которым мы говорили о странных событиях, творящихся в последнее время в нашей «оборонке», рассказал историю из давних уже времен. Самое интересное, что сегодня она оказалась куда актуальнее, чем была тогда.

В советское время этот ленинградский завод должен был открыть новое производство в одной из среднеазиатских республик.

Наш руководитель, тогда еще заместитель директора, обратился в оборонный отдел тамошнего республиканского ЦК партии и просил подобрать человека на должность директора нового предприятия. Заведующий оборонным отделом предложил ему последовательно: работника машинно-тракторной станции, хлопкороба, животновода...

«Кого они подсовывают, мне специалист, электронщик, нужен!» — в недоумении разводил руками ленинградский посланец.

Ему тут же вполголоса объяснили: «Заведующий берет только своих — из своей семьи, своего рода, клана. У нас по-другому не бывает».

Расцвет застоя, хлопковые республики с их неистребимой клановостью — большинство из нас думают, что все это в далеком прошлом. Но не зря говорят: история повторяется. Тогда, когда ей позволяют повториться.

Зачистка

Оборонный комплекс, особенно его высокотехнологичные предприятия, — среда информационно закрытая. Если оттуда начинает валом идти негативная информация — значит сложившаяся ситуация угрожает самому существованию отрасли. В течение полугода в редакцию не раз звонили специалисты с различных оборонных предприятий с одной и той же жалобой: «Нам поставили некомпетентного руководителя, все разваливается, пожалуйста, вмешайтесь».

Разумеется, мы обязаны заниматься проблемами, которые касаются большого количества людей, влияют на обстановку в городе и стране. Но для этого нужна как минимум готовность тех, кто к нам обращается, дать соответствующую информацию. А наши собеседники на такое не решались. Хотя конфиденциальность им гарантируется законом, но все понимают, что, во-первых, источник информации может быть открыт по требованию суда, во-вторых, в замкнутом мире того или иного оборонного предприятия его — этот источник — могут просто вычислить.

Так что несколько месяцев все оставалось на уровне разговоров. В нашем городском комитете экономического развития от этой темы отмахивались: мол, да, слышали, но это все федеральные предприятия, мы здесь ни при чем. Да и сейчас те, кто все же решил вынести на свет некоторые секреты «оборонки», не хотят открываться публике. Так что предоставим пока слово официальным документам. Они тоже бывают красноречивыми.

«На протяжении последнего года в Федеральном агентстве по промышленности сложилась порочная практика снятия успешно работающих руководителей предприятий оборонно-промышленного комплекса (ОПК) с должности без предъявления претензий и формальных оснований.

В результате такой политики только на судостроительных предприятиях, расположенных в пределах Северо-Западного федерального округа, снято семь директоров ведущих ЦНИИ и заводов...

Однако руководство «Роспрома» проводит линию не только безосновательного снятия руководителей предприятий ОПК, но и акционирования ФГУП, находящихся в перечне стратегических предприятий...

Данная политика направлена на достижение частных коммерческих целей и не способствует развитию промышленности России и укреплению ее экономики.

Такие разрушительные действия со стороны руководства «Роспрома» могут привести к необратимым негативным последствиям не только по государственному имущественному комплексу и экономическим позициям ФГУП, но и к утрате уникальных технологий...»

Это не письмо обиженных работников в газету, а официальное обращение полномочного представителя президента в СЗФО И. Клебанова, человека, который в силу своей нынешней должности и прошлого опыта полностью владеет ситуацией в оборонном комплексе (и отчасти отвечает за нее), к председателю правительства М. Фрадкову. Правда, по информации осведомленных источников, до премьера оно так и не дошло — перехватили по дороге.

Автор следующей цитаты — губернатор Петербурга В. Матвиенко. Отвечая на депутатский запрос, она пишет:

«Необходимость информирования и учета мнения органов государственной власти Санкт-Петербурга при решении кадровых вопросов в отношении директоров городских оборонных предприятий обсуждалась мною с руководителем Федерального агентства по промышленности Алешиным Б. С. во время его визита в Санкт-Петербург в ноябре 2004 года, однако должной согласованности пока не достигнуто».

Если кому еще не ясно, что происходит в питерской оборонке, то можно сказать просто: идет массовая «зачистка» профессионального директорского корпуса, проводимая руководителем «Роспрома» (это агентство входит в Минпромэнерго) Б. Алешиным и его сотрудниками. Директоров, обладающих огромным опытом и квалификаций, снимают с работы без предъявления каких-либо претензий, без объяснений, и ставят своих «хлопкоробов». Зачем? Повторим слова полпреда президента: «Данная политика направлена на достижение частных коммерческих целей».

Списать резкий и категорический характер утверждений полпреда (и чуть более дипломатичное высказывание губернатора) на то, что они, как ни крути, местные руководители, сидят в провинции и защищают свои местные же интересы, а высокой московской политики не понимают, к сожалению, нельзя. Потому что этой политики не понимает даже тот, кто причастен к ее разработке, — министр обороны С. Иванов.

В своем обращении на имя начальника Б. Алешина — министра промышленности и энергетики В. Христенко министр обороны высказывает беспокойство «нарастанием процесса замены руководителей предприятий и организаций оборонно-промышленного комплекса, имеющих стратегическое значение для обеспечения безопасности государства... О проводимых кадровых изменениях в ОПК Минобороны как основной государственный заказчик не информируется». С. Иванов называет это «дестабилизаций изнутри оборонных предприятий, которая многократно усиливает риски невыполнения заданий государственного оборонного заказа и государственной программы вооружений».

Наука и недвижимость

Интересное у нас государство, не правда ли? Полпред президента, губернатор второго по значению города страны, министр обороны открыто говорят о том, что подчиненные одного из «рядовых» министров «в коммерческих интересах» разваливают оборонный комплекс — и все вместе они не в силах справиться с чиновником среднего правительственного ранга. Может, у них не хватает аргументов в доказательство своих слов?

Судите сами, хватает или нет. В московское ФГУП «Топаз» (системы управления вооружением) заместителем директора по экономике и финансам назначается зять начальника управления судостроительной промышленности «Роспрома», молодой человек 29 лет от роду, ранее работавший начальником отдела хлебозавода.

Только вмешательство ФСБ помешало назначить директором Средне-Невского судостроительного завода человека, который, по данным контрразведчиков, не соответствовал требованиям, которым должен отвечать директор оборонного предприятия.

Зато «удачно» происходит кадровая замена в «НПО «Астрофизика», крупнейшем мировом лазерном центре. В прошлом году успешно прошла государственные испытания созданная в НПО станция контроля космического пространства, обеспечивающая безопасность как страны, так и Земли в целом. После этого специалиста с мировой известностью — члена Президиума РАН, лауреата Госпремии РФ, профессора, доктора физико-математических наук С. Багаева увольняют, причем во время его болезни, и назначают на его места человека, ранее уволенного из этого НПО по результатам проверки Минпромнауки и прокуратуры.

Подоплека дела просматривается легко. Одним из заместителей нового директора становится владелец коммерческой фирмы, ранее арендовавшей часть помещений объединения под таможенный терминал. С. Багаев добился его закрытия, поскольку НПО вышло из кризиса, стало получать прибыль и ему потребовались все помещения. Теперь коммерсант в ранге замдиректора разработал бизнес-план, по которому этот крупнейший научно-производственный центр акционируется и... половину своих площадей отдает под бизнес-центр.

В Петербурге Б. Алешин снимает с должности директора ФГУП «Центральный научно-исследовательский институт судовой электротехники и технологий» («ЦНИИ СЭТ»), доктора технических наук, профессора, действительного члена четырех международных академий В. Галку. Институт занимается разработкой и производством электрических систем военных кораблей, но в условиях научной конкуренции стал, кроме того, выполнять заказы для бронетанковых войск, железнодорожного транспорта, энергетики, нефтегазового сектора. Только за один год объем заказов увеличился на 40 процентов, выручка — на 200 процентов. Осенью прошлого года В. Галке в Москве в Колонном зале Дома Союзов вручают почетный знак «Лидер российской экономики».

Но, вероятно, в глазах чиновников «Роспрома» это не имеет особой цены. Цену, скорее всего, имеет многоэтажное здание института на Благодатной и земельный участок, на котором расположены производственные корпуса. Минувшей осенью представители «Роспрома» активно уговаривали директора согласиться на акционирование. Как при этом они намеревались обойти указ президента, согласно которому «ЦНИИ СЭТ» входит в список стратегических предприятий, которые могут быть акционированы только по особому указанию главы государства, — нам неизвестно.

Но после отказа директора от акционирования в институт прибыла комиссия. Несмотря на старания, она не нашла ничего криминального, что можно было бы включить в акт проверки, так что даже и составлять его не стала. В итоге в апреле этого года Б. Алешину пришлось уволить директора без каких-либо объяснений. А его преемник, по сведениям самого В. Галки, поручил некой фирме заняться «консолидацией долгов» предприятия. Это означает, что идет подготовка к банкротству (прекрасные финансовые показатели атакуемой фирмы в таких случаях роли не играют, тем более что создать задолженность очень просто).

На первый взгляд, предположение, что мирового уровня научно-производственные предприятия, на которых держится оборона страны, экспорт вооружений, от которых зависит будущее нашей экономики — потому что именно эти предприятия создают и внедряют высокие технологии, — берут под контроль только ради их недвижимости, кажется слишком уже примитивным. Ну что такое бизнес-центр вместо научных лабораторий, жилой дом на месте цеха наукоемкой продукции? «Навар» от такого перепрофилирования 5, в лучшем случае 10 или 20 миллионов долларов. По сравнению с сотнями миллионов и миллиардов, которые дают и будут давать научно-производственные комплексы, — копейки.

Однако директор-«оборонщик», с разговора с которым мы начали этот материал, тоже считает, что целью всех этих кадровых манипуляций чаще всего является именно недвижимость.

«Поймите, — говорит он, — в науке ведь разбираться надо, знать, куда идти, как зарабатывать. А продать здание и получить за это несколько миллионов любой сумеет. Предварительно можно все деньги с предприятия увести — и свой счет в банке пополнить, и банкротство или основания для продажи подготовить».

Хозяин — барин

Далеко не всех директоров народ уважает. Есть такие, что держат свои коллективы на голодном пайке, а сами катаются на иномарках последних моделей, выставляют напоказ признаки своего благосостояния и по полгода проводят за границей. Так, может, и тех, кого мы выше назвали, тоже сняли за дело, за такой вот стиль жизни, а на их место поставлены бескорыстные слуги науки?

Признаться, мы не в курсе личных дел перечисленных выше (и еще ряда других) снятых директоров. Однако в число известных «бизнесменов от науки» они не входят. И в любом случае — даже если кто-то из них и получал большие оклады — это люди с высшими научными званиями и международной известностью. А их нынешние преемники научных заслуг или не имеют вовсе, или же они на порядок скромнее.

И даже если предположить, что кого-то из них «Роспром» снял за дело, почему это им самим не объясняют? Во всех случаях увольнений, о которых мы говорим, глава «Роспрома» ссылается на статью 278, пункт 2 Трудового кодекса РФ, по которой собственник имущества (в нашем случае — представитель государства) имеет право принять решение о досрочном прекращении трудового договора.

Да, имеет. Но не единолично и при наличии веских оснований. Во всяком случае таково мнение Экспертного совета по вопросам оборонно-промышленного комплекса при Государственной Думе (в этот совет входят и депутаты, и работники правительства).

Госдума тоже наконец встревожилась: почему это за неполные два года «Роспромом» сняты с постов по 287-й статье 27 директоров крупных научно-промышленных ФГУП? Причем многие из них добились прекрасных результатов в работе. Внятного ответа от представителей «Роспрома» они не получили. И в итоге дипломатично решили подготовить поправки к законодательству, чтобы не мог чиновник единолично, росчерком пера, выгонять с работы людей, на которых держится оборона и промышленный потенциал страны.

Было бы желание, а способ найдется

В условиях, когда чиновники обладают почти безграничной властью над вверенным им госсектором экономики, они легко могут обойти любые запреты, вплоть до указа президента. Предположим, предприятие, тот же «ЦНИИ СЭТ», не может быть акционировано без специального распоряжения главы государства. Предположим, что Госдума вмешалась бы в ситуацию раньше, чем уволили директора института В. Галку. Но чиновники все равно добились бы своего — в первую очередь очистки помещений в центре города, причем так, что не придерешься. В «Роспроме» уже был готов план, как это сделать. Решено было «реорганизовать» «ЦНИИ СЭТ», ЦНИИ «Прометей», ЦНИИ «Курс» и ЦНИИ «ТС» путем присоединения их к ЦНИИ им. Крылова. Росчерком пера указанные предприятия лишаются самостоятельности, руководство новоявленного холдинга проводит «оптимизацию» структуры, результатом чего является все то же высвобождение помещений и земель.

Может, мы не понимаем глубоких государственных интересов, которыми диктуется создание холдинга именно в таком формате? Да никаких глубоких соображений за этой схемой нет, сплошная импровизация. Потому что, когда «Прометей» ушел в другое ведомство, а «Курс»

Стабильность - не значит застой  »
Юридические статьи »
Читайте также