Колбаса опять по 2.20. Правда - евро

Самое малоприятное для невегетарианцев сообщение пришло на нынешней неделе из Москвы. В столице нашего государства крупнейшие колбасные заводы сделали коллективное заявление о том, что цены на всю выпускаемую ими продукцию будут подняты минимум на 10 процентов. И это, как говорится, далеко не предел. Внимательные наблюдатели заметили, правда, что и за все предыдущие месяцы никто не наблюдал тенденции к снижению цен на продукты мясопереработки.

В этой ситуации неизбежно встает вопрос: а не является ли такое заявление наглым, зримым примером ценового сговора, что откровенно противоречит антимонопольному законодательству и Уголовному кодексу? Представим себе, что с таким бы заявлением выступили нефтеперерабатывающие компании. Ведь ФАС (Федеральная антимонопольная служба), подчиняющаяся лично премьер-министру Михаилу Фрадкову, постоянно сетует на то, что у нее нет возможностей доказать факт ценового сговора нефтяников. А тут - пожалуйста, "колбасники" подставились совершенно открыто. И никакой реакции. Правда, к слову сказать, с нефтяниками ФАС разобралась-таки, направив Фрадкову докладную записку о причинах роста цен на бензин. Основных причин несколько, но главные (внимательно, уважаемый читатель!) - высокие цены на нефть на мировом рынке и повышение акцизов на бензин, принятое парламентом и утвержденное президентом. Глубина таких выводов просто поражает. В ФАС работают явные гении от экономики.

Еще любопытнее дело обстоит с определением предела инфляции. Как заклинание повторяется цифра в 10 процентов годовой инфляции, которые будут соблюдены к концу года в соответствии с указанием президента. У человека, живущего обыденными заботами, такой оптимизм способен вызвать серьезные сомнения. Тем более что экономисты-профессионалы отмечали, что в августе-сентябре в стране не наблюдалось традиционного сезонного снижения цен. А в октябре еще и "колбасный" сюрприз. Добавим к вышеперечисленному рост тарифов на коммунальные услуги, повышение транспортных расходов - и становится неизбежным вывод о неоправданности сверхоптимистических настроений у властей. Они, конечно, способны отрапортовать, что колбаса ныне, как и встарь, стоит знаменитые "два двадцать". Только забудут добавить, что не рублей, а евро. Да и в той процент натурального мяса - минимален.

В таких условиях немудрено, что растут настроения в пользу усиления регулирования цен. Хотя все понимают - это мера нерыночная. Однако нельзя исключать того, что тенденция к политической централизации, которую мы наблюдаем, может аукнуться и попытками экономического дирижирования, что было бы неразумно и неоправданно. Ибо установление "твердых" цен на бензин или на колбасу моментально приведет к их исчезновению из товаропроводящей сети.

Не то государство сильно, которое устанавливает "твердые" цены одной рукой, порождая черный рынок - другой, а то, которое поощряет здоровую конкуренцию и не допускает монополизации производства и торговли. В США первое антимонопольное законодательство было принято в 1891 году. У нас - сто лет спустя, в 1991-м. Но за последние тринадцать лет оно у нас так и не заработало. Наше государство - плохой надсмотрщик за конкуренцией. И в этом смысле оно своей миссии явно не выполняет. Наше государство нередко само подстегивает инфляционные решения и действия, не давая гражданам надежных инструментов сохранения их финансов.

Если очередное укрепление вертикали власти поможет хотя бы в среднесрочной перспективе решить вышеперечисленные проблемы, то все происходящее в политической сфере можно будет если не приветствовать, то хотя бы относиться к нему спокойно. Пока что уверенности в такой перспективе не прибавляется. Беспомощность нынешней антимонопольной службы - тому подтверждение. Но ведь, впрочем, и "колбасников" можно понять, когда они говорят о троекратном повышении цен на мясо, произошедшем чуть ли не за последнюю пару лет. А это четко коррелирует с постоянно усиливающейся "заботой об отечественном агропроизводителе" с ограничением мясного импорта в Россию. Такое государственное регулирование, как видим, ни к чему хорошему не приводит.

Возможно, что пора сделать вывод, который некогда в работе "Развитие капитализма в России" сделал молодой экономист Владимир Ульянов, писавший, что Россия страдает не от капитализма, а, наоборот, - от недостатка капитализма. Так и сегодня - мы страдаем не от рынка, а оттого, что его развитие явно недостаточно. Мы страдаем не от слабостей или силы российского государства, а оттого, что его сила применяется не в тех сферах, где это необходимо. Когда поймем это - тогда и колбасный вопрос перестанет быть столь актуальным.

Валерий Островский, политолог

Правительство провело конкурс бюджетной красоты в районах города  »
Юридические статьи »
Читайте также