Голая правда, или Конфиденциальные сведения как предмет ширпотреба

Если кому-то необходимо узнать данные любого жителя города, особых усилий для этого сегодня не потребуется. Достаточно ближе к полудню или вечером сесть в вагон метро, приготовить 100 рублей и немного покататься по линиям.

На одной из остановок в вагон непременно войдет скромно одетая личность мужского пола и громкой скороговоркой предложит приобрести у нее компьютерный диск с новейшей базой данных на каждого зарегистрированного по месту жительства петербуржца, а также компанию, учреждение, фирму, которые работают в нашем городе.

После завершения сделки, цена которой колеблется от 80 до 100 рублей, можно усесться за компьютер и, совершив ряд несложных операций, узнать что требуется. Например, адрес и телефон человека, который не хотел вам их сообщать. Для чего нужна такая информация и как она будет использована в дальнейшем (в мирных целях или иных), полностью зависит от намерений покупателей компьютерного диска.

Торговцы в вагонах метро явление ныне столь же обычное, как бабушки с редиской, цветами и семечками у его наземных станций. Попрошаек и псевдоафганцев, проезжающих по вагонам в инвалидных колясках, стало на порядок меньше, зато число коробейников, «впаривающих» пассажирам различный товар, растет с каждым днем. Кроме лазерных дисков в вагонах метро можно купить отвертки и батарейки, фонарики и полузасохшие гелевые и просто шариковые ручки, карту города и справочники с устаревшими данными, журналы четырехмесячной давности и бактерицидные лейкопластыри. Цена товара, как правило, 10 — 20 рублей. Наибольшей популярностью у пассажиров пользуются пластыри, ручки и отвертки.

Торгуют этим добром люди, явно нуждающиеся в деньгах. Но их ежедневный доход в лучшем случае не превышает двух сотен рублей в день. Узнать, как им работается на ниве подземного бизнеса, практически невозможно. По крайней мере мне, купившей у женщины среднего возраста три упаковки лейкопластыря ради получения информации, такое не удалось. И за этим молчанием явно чувствовалась рука невидимого управляющего — того, кто негласно и весьма умело организовал наш «метрошопинг». О том, что это не стихийное движение, говорят факты: идентичность предлагаемого товара и отсутствие всякой конкуренции среди его продавцов — все они одного поля ягоды.

Скажу прямо: люди, торгующие ширпотребом в вагонах метро, меня не раздражают и мне как пассажиру подземки абсолютно не мешают. Может быть, потому что я вхожу в их положение и понимаю, что не от легкой жизни они занялись этим, с позволения сказать, бизнесом. Кушать хочется всем. Но я категорически не приемлю торговлю конфиденциальными сведениями, где бы и кем бы она ни велась: на рынке, в метро, в кабинетах корыстных госслужащих, наконец, хакерами за ПК. И здесь закон на моей стороне.

Откроем Конституцию Российской Федерации. 23-я статья гласит: «Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и достоинства». В статье 24 читаем: «Сбор, хранение, использование и рассмотрение информации о частной жизни лица без его согласия не допускается». Ой ли? Сколько мне лет, где я живу, какой имею телефон и чем владею, действительно моя тайна, но ее сегодня, как видим, может узнать любой.

Кстати, не так давно мне позвонил домой малознакомый человек и на вопрос, откуда он узнал номер, ответил, что это теперь совсем не проблема. Если вспомнить, что с 1 января сего года у нас в стране вступил в силу новый закон «О связи», который запрещает телефонным справочным службам без письменного согласия абонента сообщать номер его аппарата, то можно предположить, что звонивший мне человек, вероятнее всего, воспользовался пиратской базой данных. И владельцев компьютерных дисков с подобной информацией в нашем городе тысячи. Да и сами диски имеют несколько версий. Некоторые содержат сведения о нажитом, другие о наших доходах, вплоть до пособий и пенсий, четвертые, как говорят сведущие люди, не делают тайны из номеров мобильных телефонов их обладателей.

Но вернемся назад в подземку. Службе контроля метрополитена, которая появилась здесь вскоре после принятия городского закона о пользовании метро, по сути, нет дела до того, каким именно товаром торгуют во время движения электричек. Ее задача всеми силами бороться со всеми нарушителями правил пользования метрополитеном, которые здесь пачкают, ломают, распивают пиво и торгуют в вагонах, что категорически запрещено. Худо ли бедно, но относительный порядок поддерживается. Торговцев отслеживают, подвергая за месяц около 80 человек наказанию в виде штрафа. Правда, как это происходит, я, ежедневный пассажир метро, еще не видела ни разу. Продавцов наблюдала неоднократно, симпатичных мужчин в красивой форме контролеров тоже, но их вместе — никогда.

— Чтобы поймать тех, кто в метро занимается несанкционированной торговлей, надо себя не афишировать, а то нарушители легко вычислят контролера и уйдут от наказания, — говорит Юрий Иванов, заместитель начальника службы контроля метрополитена. — Думаю, что этот процесс кем-то организован и нарушить его сможет тоже только умело организованная целенаправленная работа, причем не только наша, но и органов милиции.

На каждой станции за порядком наблюдают 2 — 3 сотрудника службы, но поймать коробейников с поличным трудно. Как правило, на руках у них имеется мало товара, и это порой дает возможность ловко уйти от ответственности. Чем можно воздействовать на нарушителей правил? Штрафом, конфискацией товара? Это тоже, как показала практика, не очень результативно. Как торговали, так и торгуют.

Как считает Юрий Иванович, здесь должна более активно действовать милиция. И нужен процесс над организаторами незаконной торговли, громкий, чтобы остальным неповадно было. Сейчас же пока в выигрыше противоположная сторона, и даже были случаи, что в адрес инспекторов, которые штрафовали граждан за незаконную торговлю в вагонах метро, уже звучали угрозы. Причем не где-нибудь, а по месту их жительства: наши данные-то у тех, кто не ладит с законом, можно сказать, в руках.

Кстати, работники УВД по охране метрополитена, как показывают наблюдения, поимке «подземных» торговцев предпочитают проверку соблюдения паспортного режима, выборочно знакомясь с документами пассажиров на входе и выходе из метро. Вот пример. В редакцию обратилась с письмом наша читательница, которая заметила, что в нижнем вестибюле метро «Маяковская» постоянно стоит девица, предлагающая на продажу дипломы, аттестаты, санкнижки и т. д. Когда Н. (фамилия автора редакции известна) указала девушке на незаконность ее действий, та отрезала: «Менты не трогают, и ты проваливай».

«На выходе из метро я увидела милиционера, — пишет наша читательница, — и спросила, как он относится к торговле в метро номерными документами. «Спокойно, мне лишняя работа не нужна», — последовал ответ». И ведь не обманывал. Мы дважды проверяли этот факт. Стоит девушка с объявлением — никуда не делась. Покружив вокруг нее 20 минут, я узнала, что спросом сейчас пользуются в основном фальшивые аттестаты зрелости.

Понятно, что те, кто без разрешения торгует в метро, особенно конфиденциальным товаром, где содержатся наши данные, самое нижнее звено цепочки — беззащитное, безответственное и мало информированное о системе, в которой они очутились волей случая. И начинать ее разработку надо, конечно же, «с головы», устанавливая не только оптовых поставщиков компьютерных дисков, но и тех, кто допустил утечку информации. Выяснить, откуда получены все эти сведения, уверены, можно.

Кстати, недавно один из продавцов, рекламируя компьютерный диск с базой данных на жителей города, сказал, что она составлена по сведениям паспортно-визовой службы ГУВД. Мы тут же связались с начальником этого управления полковником милиции Михаилом Утяцким. Оказалось, что Михаил Николаевич в курсе, соответствующая проверка этой информации уже проведена, и она не соответствует действительности — утечка произошла не из их ведомства, а в другом месте.

Где? Ответ на это, если захотят, могут дать компетентные органы. А они не торопятся. Хотя не секрет, что торговля личными сведениями, и об этом писали многие СМИ, идет уже почти десять лет. Да и не то сейчас у нас время, чтобы граждане стремились быть известными. Голая правда на то и голая, чтобы держать ее прикрытой. В соответствии с основным документом страны. Но о нем сейчас редко вспоминают.

Марина Елисеева

Кто пойдет за пивом Родина меня напоит пивом -- пенным материнским молоком  »
Юридические статьи »
Читайте также