Психушка вне закона

Это здание на Арсенальной улице знают только те, чьи родственники умудрились, находясь в болезненном, не совсем адекватном состоянии, накуролесить и попасть под суд. Речь идет о самом мрачном заведении психиатрической системы Петербурга - больнице специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Орел или решка?

Уже четыре года его сотрудники живут как на пороховой бочке. Каждый день они мысленно кидают монетку: что будет сегодня? Нападут на кого-нибудь их подопечные, порежут, ударят или обойдется? В таких больницах находятся на принудительном лечении в основном убийцы: маньяки, рецидивисты - словом, страшнее пациентов еще поискать надо. То друг друга порежут, то на персонал нападут. Журналисты нечасто бывают в этом скорбном заведении. Слухи о происшествиях в его стенах просачиваются еще реже. И тем не менее нет-нет, да и мелькнет в сообщениях, что в больнице на Арсенальной снова что-то произошло. Летом, например, продавщица магазина при больничке получила пятнадцать ножевых ранений от пытавшегося сбежать пациента. Ее спасло только то, что практически рядом находится Военно-медицинская академия с высококлассными хирургами. С одной стороны - это ЧП. Но осталось оно там, за темно-грязными кирпичными стенами психушки.

По словам главного врача специализированной больницы Валерия Стяжкина, нападения на персонал случаются ежегодно. И немудрено - лечатся-то мужчины, а персонал главным образом - женщины. Охраны же - с гулькин нос, можно считать, что ее почти нет. Четыре года назад, когда меняли Уголовно-исполнительный кодекс (УИК), про заведения подобного типа просто... забыли. Вернее, не о них самих, поскольку больницы относятся к Министерству здравоохранения. Забыли прописать необходимость охраны и количество людей, ее осуществляющих.

Причем забыли так, что все призывы к власти опомниться, одуматься и всего-то навсего внести определенные поправки в закон уходят в никуда. Говорят, правда, года два назад нынешний губернатор Петербурга Валентина Матвиенко в бытность свою вице-премьером правительства отдавала распоряжение Министерству юстиции решить вопрос с охраной подобных учреждений. Ну отдала, ну топнула ножкой на генералов. А те хмыкнули да и спустили распоряжение на тормозах, как водится. И теперь все обращения и просьбы Валерия Стяжкина - как глас вопиющего в пустыне. Молчит родное Министерство здравоохранения, отписывается Управление Министерства юстиции по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Верхом цинизма можно считать ответ из этого ведомства, пришедший за неделю до летнего происшествия (когда псих чуть не убил женщину), о том, что охрана больницы осуществляется в полном объеме.

Думцы думу думали

Но еще более интересно ведут себя наши депутаты. Отчаявшись добиться хоть какого ответа от власти исполнительной, Валерий Стяжкин обратился в комиссию по вопросам правопорядка и законности петербургского ЗакСа. Главный врач просил наших законотворцев выйти с инициативой в Государственную думу и хотя бы поставить на повестку дня вопрос об изменении УИКа с учетом необходимости охраны учреждений, где на лечении находятся психически тяжело больные преступники. Но как бы не так. Местные парламентарии, возглавляемые бессменным председателем этой комиссии Аркадием Крамаревым, похоже, долго совещались. Ох, и трудно им было, наверное, решиться на отчаянный шаг - послать обращение к председателю правительства Михаилу Фрадкову с просьбой сообщить, и когда же таки будет исполнено поручение, данное Валентиной Матвиенко два года назад. Очень оригинально, ничего не скажешь. Наши крайне осторожные, если не сказать покрепче, депутаты-правозаконники как будто не знают, что необходимо менять либо дополнять только закон. Никакие другие документы его не переплюнут.

Ну ладно бы только это, но обитатели Мариинского дворца, отвечающие за правопорядок и законность, даже и не подумали поддержать своих коллег из Орловской думы, где находится точно такая же, как в Питере, больница с абсолютно такими же проблемами. Орловцы, похоже, единственные из шести субъектов Федерации вышли в Госдуму с законодательной инициативой об изменении или дополнении УИКа.

Дорогая горсточка

Почему спецпсихушек всего шесть на все 89 субъектов Федерации - вопрос отдельный. И логичный ответ на него найти трудно. Одни затраты на перевозку больных туда-сюда влетают федеральному бюджету в копеечку. Например, больница "на Арсеналке" обслуживает не только весь Северо-Западный округ, но в придачу к нему Магадан, Владивосток, Хабаровский край. Отправка одного пациента после определенного курса лечения обратно, допустим в Хабаровск, обходится государству (финансирование таких больниц идет из федерального бюджета) как минимум в 60-80 тысяч рублей. Это в ценах прошлого года. В питерской больнице таких пациентов из очень дальних регионов чуть больше сотни. А теперь прикиньте сами, если на доставку каждого в тот регион, откуда он прибыл, для прохождения дальнейшего лечения тратится чуть ли не сотня тысяч деревянных, то не легче было бы уже на другом конце страны построить свою собственную, пусть хоть одну на несколько регионов, лечебницу? Но нет, подобными вопросами наше правительствои думцы явно не озабочивались. И считать, как видно, они умеют только деньги в своих карманах, да еще призывать к экономии народ. Что же до госбюджета, так тут, по всей видимости, действует пресловутый лозунг советских времен: "Все вокруг колхозное, все вокруг ничье". При таком подходе не удивительно, что про охрану спецлечебных учреждений забыли.

Валерий Стяжкин грустно улыбается, вопрошая, сколько еще должно пострадать наших сотрудников, чтобы власти наконец задумались над тем, кого мы лечим. Нас что, всех, что ли, здесь должны поубивать, чтобы нас услышали?

Версия Ксении Кирилловой

Слоноводство -- не наш профиль зоопарку разрешили обойтись без слонов и носорогов  »
Юридические статьи »
Читайте также