Поборы страшнее налогов «Взяткоотдача» малого бизнеса стала предметом необычного исследования

Об административных барьерах, мешающих развитию малого предпринимательства, не говорил в последние годы только ленивый. На федеральном и региональном уровнях принят ряд законов, призванных снизить эти барьеры до приемлемой величины. Облегчилась ли участь малого бизнеса? Чтобы ответить на этот вопрос, мы взялись измерить реальную «высоту» барьеров, равно как и издержки, возникающие при их преодолении. Для этого был проведен детальный сугубо анонимный опрос 127 субъектов малого бизнеса в Санкт-Петербурге.

Выбор фирм отражает отраслевую структуру малых предприятий нашего города. Типичная фирма работает на рынке три года — либо как общество с ограниченной ответственностью (ООО), либо как предприниматель без образования юридического лица. Все они прибыльны, но прибыль выше средней лишь у 15 процентов опрошенных. Отметим, что, по данным официальной статистики, доля прибыльных малых предприятий значительно ниже — 66 процентов, что очевидно связано с теневой составляющей. По общему мнению, условия хозяйствования за это время почти не изменились. Но эта стабильность неоднозначна.

Отрадно, что рэкет и другие криминальные правила, с которыми когда-то сталкивались малые предприятия, больше не рассматриваются их владельцами как обязательный атрибут ведения бизнеса. Однако налицо институционализация криминала и, в частности, коррупции в системе административных барьеров, воздвигаемых государственными органами. Эти барьеры бывают четырех видов. Они возникают при а) регистрации; б) лицензировании малых предприятий; в) сертификации их продукции/деятельности; г) в ходе контрольно-надзорных мероприятий (инспекций). Рассмотрим их по порядку.

Законодательные ограничения по времени и стоимости регистрации определены законом «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». Она должна осуществляться в срок не более чем пять рабочих дней со дня представления документов в регистрирующий орган. За госрегистрацию юридических лиц взимается пошлина в размере 2000 рублей, индивидуальных предпринимателей — 400 рублей (НК РФ часть вторая, глава 25.3).

Однако реальный срок регистрации далек от декларированного законом: в пределах семи дней — у 18 процентов, у остальных — от недели до месяца. Любопытно, что фирмы, прибегавшие к услугам посредников, затратили на этот процесс больше времени, чем те, кто занимался регистрацией самостоятельно. А фактическая стоимость регистрации как минимум в 2,4 раза превышает законные 2000 рублей. В среднем регистрация занимает 13 дней и обходится в 8200 рублей. Тем не менее предприниматели не рассматривают ее как существенный барьер, хотя для преодоления его и вынуждены прибегать к помощи посредников.

В соответствии с федеральным законом «О лицензировании отдельных видов деятельности» лицензии должны выдаваться в течение 60 дней, срок их действия не может быть менее 5 лет. За рассмотрение уполномоченными органами заявления о предоставлении лицензии взимается сбор в размере 300 рублей. Стоимость предоставления лицензии, определенная частью второй НК РФ, — 1000 рублей. Суммарно 1300 рублей. А что на практике?

Средний срок действия лицензии чуть превышает два года. Средняя сумма, выплачиваемая за нее, — 4670 рублей. Причем почти в четверти случаев легитимность выданных лицензий сомнительна из-за несоответствия реальной деятельности фирмы и лицензируемой. Как правило, такая лицензия выдается сроком на год. Понятно, что чем короче срок действия лицензии, тем чаще предпринимателю надо платить «сверху» за легализацию своей деятельности.

Законодательные ограничения на сертификацию накладываются федеральным законом «О техническом регулировании». В законе отсутствуют четкие ограничения на сроки, виды деятельности и размер оплаты при проведении сертификации продуктов, работ, услуг. Из общего числа респондентов всего 8 процентов фирм получали сертификаты, что заняло у них в среднем 26 дней. Средняя стоимость сертификата со сроком действия 24 месяца — 7000 рублей. Как и в случае с регистрацией, предприниматели обычно «преодолевают» сертификацию с помощью посредников.

Наконец, самая «взяткоемкая» составляющая административных барьеров — инспекции. Органы государственного контроля (надзора) должны проводить их на основании федерального закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)». В соответствии с ним «плановое мероприятие по контролю может быть проведено не более чем один раз в два года», а в отношении субъекта малого предпринимательства — не ранее чем через три года с момента его регистрации. Продолжительность подобного мероприятия не должна превышать один месяц и лишь в исключительных случаях может быть увеличена еще не более чем на месяц. Что касается внеплановых инспекций, то законом оговорена процедура их инициации.

На деле на одно малое предприятие ежегодно приходится 12,2 проверки! Лидируют милиция (ее рвение отмечено в 90 процентах анкет) и налоговые службы. При этом суммы штрафов, выплаченных милиции, включая побочные платежи по неофициальной шкале, составляют 8000 рублей, а налоговым органам — 7000 рублей. Замыкает тройку «лидеров» санэпиднадзор с «отъемом» у предпринимателей 4500 рублей. Большая часть этих инспекций — внеплановые и невнятно аргументированные. Они проходят без предъявления распоряжения (акта) и занимают несколько часов. Контролеры нередко используют свое служебное положение для получения денег, товаров и услуг к праздникам, дням рождения и т. п.

Профиль проверяющей инстанции зависит от отраслевой структуры и степени организации бизнеса. Так, проверки на рынках города (открытые места, павильоны, палатки) чаще всего проводит милиция, за ней идут налоговые инспекции и санэпиднадзор. В цивилизованном сегменте рынка торговли и общепита к этой троице добавляются пожарные службы. Сумма, взимаемая с малого предприятия за каждую проверку, невелика, но в течение месяца набегает до размера арендной платы.

Нам удалось установить средний размер «дани», выплачиваемой доблестным инспекторам, — 32.000 рублей в год. Характерно, что открывающиеся предприятия вынуждены платить вымогателям больше, чем уже действующие.

Используя «глас народа», можно выявить типичные мотивы мздоимства со стороны инспектирующих инстанций. К примеру, «за нарушение правил торговли», подлинное или мнимое. За уничтожение протокола об административном правонарушении. За предупреждение о предстоящей проверке. За «спуск на тормозах» нежелательных актов, справок, протоколов, покрытие мелких правонарушений. За «освобождение» от проверок по линии структур по защите прав потребителей, общественных и административных комиссий. За «закрытие глаз» на контрафактную, несертифицированную, фальсифицированную продукцию. За поставку товаров, работ, услуг, оплачиваемых из бюджетных средств (что характерно для строительных фирм).

Итак, во всех областях государственного регулирования малого бизнеса «понятия» преобладают над законом. Ни одна из составляющих госрегулирования (а особенно — инспектирование) не укладывается в контрольные ограничения. В результате сумма уплаченных за год налогов по отношению к фактической (а не отчетной) выручке составляет 4,03 процента. А суммарная доля поборов, взимаемых с фирм в ходе регистрации, лицензирования, сертификации, инспекций, — 4,33 процента!

Вывод напрашивается: стимул к развитию малого бизнеса — не столько снижение налогового бремени (от которого все научились уходить), сколько обуздание административного произвола контрольно-надзорных органов.

Дмитрий Ушаков, аспирант Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов

Смольный ужесточает проверки  »
Юридические статьи »
Читайте также