Двадцать шесть и шесть десятых депутата в периоде... Всеволожскому суду предстоит решить непростую математическую задачу

В минувшую пятницу в суде города Всеволожска прошли очередные слушания по иску местных депутатов, требующих отменить результаты выборов главы муниципального образования Всеволожский район Ленинградской области.

В прошлом номере "Версия в Питере" уже рассказывала о том, в какой, мягко говоря, неординарной обстановке проходило заседание, на котором муниципалы, собственно, и выбирали своего предводителя. Вкратце напомним. Приступившие к исполнению своих обязанностей после недавно прошедших в Ленобласти выборов новоиспеченные народные избранники в количестве 40 человек были избраны своими муниципальными округами в Совет Всеволожского района. Именно этому представительному органу надлежало выбрать главу. Но, войдя в зал заседаний, члены Совета увидели довольно странную картину. В президиуме восседал один из чиновников областного правительства - вице-губернатор Николай Пасяда.

По большому счету, удивляться здесь особо не приходится, поскольку региональные власти с болью расстаются со многими из своих полномочий, которые отныне согласно, общероссийской реформе МСУ, прописанной в федеральном законе , переходят от государственных учреждений власти органам местного самоуправления. Что касается Ленобласти, то Всеволожский район как один из наиболее динамично развивающихся стал показательным в этой борьбе. Похоже, государственные мужи всячески стремятся оставить при себе свои "владения", пытаясь всеми силами взять бразды негласного правления над муниципальной властью. А поскольку федеральное законодательство совершенно не предусматривает никакого контроля региональных чиновников над местным самоуправлением, то они стремятся расставить во главе образований своих людей. Что же касается самого господина Пасяды, то пресса не раз упоминала о том, что его стратегические интересы как человека, курирующего в областном правительстве вопросы строительства и дорожного хозяйства, сосредоточены именно во Всеволожском районе, близком к КАД и богатом песчаными и гранитными карьерами.

Понятно, что явление вице-губернатора было расценено многими муниципальными депутатами как своего рода безапелляционное, ничем не обоснованное вторжение. А посему двенадцать народных избранников, видя, что господин Пасяда вопреки вполне разумным требованиям не собирается покинуть зал заседаний, удалились сами. Тем самым в злополучном зале, как рассказывают последние, осталось менее двух третей от депутатского состава. Однако это не помешало при явном отсутствии кворума, зато при поддержке важной правительственной персоны избрать "нужного" главу района. А фраза "ушедших будем считать присутствующими, но не голосующими" тут же облетела не только местные, но и петербургские газеты.

Разумеется, двенадцать депутатов, покинувших зал заседаний, возмутило подобное положение вещей, и в суд полетел иск. Удивительно в этой истории также и то, что после первого судебного заседания, которое, к слову, ничем не закончилось, господин вице-губернатор, по словам очевидцев, преспокойно посетил второе заседание Совета, собравшее всего двадцать шесть человек. Не явились именно те, кто не согласен с подобного рода Советом, более напоминающим игрушечную Думу при Николае II.

В этот раз, снова при активном участии важной персоны, произошло назначение на не менее ответственную должность - главы администрации муниципалов Всеволожского района. Им стал небезызвестный господин Самохин, уже не первый год рулящий во Всеволожске. Чего, собственно, еще ожидать от такого, без сомнения, крайне "самостоятельного" местного самоуправления, каковым предстают послушные двадцать шесть депутатов, - видимо, очень не хочется, прояви они строптивость, испытывать в своих округах недовольство региональной власти в виде тех или иных экономических санкций. На втором заседании все из себя толерантные члены Совета едва не принялись обсуждать и устав, однако случайно выяснилось, что один из депутатов покинул зал. Как позже выяснилось, по уважительной причине. И осталось их двадцать пять.

На следующий день состоялось очередное судебное заседание, смысл которого свелся исключительно к тому, считать ли двадцать шесть человек кворумом или нет, словом, составляет ли эта цифра две трети от сорока? В ход пошли простейшие арифметические расчеты, и выяснилось, что две трети депутатов от означенных сорока составляют двадцать шесть и шесть десятых депутата в периоде! Такое количество должно было присутствовать на совете?! Посему получается, что судья встал перед непростым выбором, в какую сторону округлять полученный результат. С формальной точки зрения 26 реальных депутатов явно не дотягивают до кворума. А двадцать семь уже, так сказать, перебор. С другой стороны, даже если предположить, что каким-то чудом на Совете и появится еще 0,6 депутата в периоде, то как они будет голосовать? Понятно, что ситуация не проста. И сегодня уже вряд ли интересна политическая подоплека происходящего. Господин Пасяда отошел на второй план, позади осталось право муниципалов на самостоятельное решение вопросов на тех территориях, где их выбирали именно как власть, наиболее приближенную к народу. Теперь эти детали не важны. Главной теперь стала судьба двадцати шести и шести десятых депутата в периоде.

Версия Василия Щукина

Санатории отдадут инвесторам Дефицит земли под застройку восполнит Минздрав  »
Юридические статьи »
Читайте также