Пакин убил Ракукина Достигнут очередной "разумный компромисс" между чиновниками и депутатами

Закон предполагает, а чиновник располагает. "Вот, собственно, и всё", - подытожил бы, наверное, Даниил Хармс, доведись ему (не дай, конечно, Бог!) поприсутствовать на очередном заседании городского парламента, где в очередной раз приключился трагиабсурд под названием: "Пакин убил Ракукина, или Конструктивный диалог ЗакСа и Смольного". А обсуждали в этот раз закон о приватизации госимущества Санкт-Петербурга...

Прошло ровно три месяца с тех пор, как городские депутаты со скандалом приняли в первом чтении региональный закон о приватизации. Тогда копья ломались вокруг дилеммы: утверждать за основу законопроект, предложенный Смольным, или добиться обсуждения альтернативного "заксовского" документа? Принципиальное отличие обоих вариантов заключалось в решении вопроса о том, кто именно - законодатели или чиновники - будет руководить столь значимым и прибыльным (возможно, не только для городского бюджета) процессом.

Первый раунд борьбы за власть над городской недвижимостью тогда закончился со счетом 1:0 в пользу правительства. Правда, губернаторский законопроект (его краткое содержание: "Всё и всегда решает Смольный!") набрал нужное количество голосов лишь после того, как представители правительства дали "честное благородное слово" во втором и решающем чтении "внести в закон соответствующие поправки, прописывающие участие депутатов в процессе приватизации". И вот, наконец, законодатели дождались светлого дня...

Три об одном

К началу решающего заседания ЗакСа имелись (теоретически, конечно) три возможных варианта осуществления приватизации в Петербурге.

Первый вариант. Ежегодная программа приватизации, сформированная административными комитетами, целиком поступает для утверждения в городской парламент (как это было в эпоху Ленсовета). Этот вариант казался наиболее прозрачным и полезным депутатам из фракций "Родина" и "Демократическая".

Второй вариант. Программа не только создается-осуществляется, но еще и принимается (при необходимости самовольно, но зато оперативно расширяется и дополняется) самим правительством без участия ЗакСа, которое, по мнению чиновников, только тормозит приватизационные процессы, негативно отражаясь на росте поступлений в бюджет.

Третий вариант. "Разумный компромисс", то есть коктейль из первого и второго вариантов, поиском рецепта которого в преддверии второго чтения закона в ЗакСе занималась специальная рабочая группа из представителей обеих ветвей власти.

Спецкомиссия поработала не зря - заседание удалось на славу! Обсудили аж 50 поправок к принятому за основу правительственному законопроекту. Правда, утвердили в итоге четыре (из них половина - губернаторские).

Возникает вопрос: если это "разумный компромисс", то кто его в реальности заключил? Чиновничий и депутатский "коллективные разумы"? Или же, что вернее, правое и левое полушария Смольного?..

Вертикальный "баланс"

Примечательно, что во время обсуждения закона представители обеих ветвей власти, если им верить, изо всех сил стремились к установлению "баланса властей". Вот только тот "баланс", который явился следствием вышеобозначенного "компромисса" и который сами же депутаты утвердили в итоге, покорно вняв доводам Смольного, оказался не слишком похож на то, о чем сами же они громко мечтали вслух три месяца назад в ходе первого чтения...

"Чиновники хотят сами давать себе разрешение, сами исполнять его и сами контролировать исполнение. Мне эта позиция кажется абсурдной. Тем более что исполнительная власть теперь не является выборной, то есть не обязана отчитываться перед гражданами", - пытался урезонить коллег накануне голосования депутат Михаил Амосов.

Что касается самой исполнительной власти, то ее - в лице вице-губернатора Юрия Молчанова - "невыборность", равно как и остальные доводы скептически настроенных депутатов, совершенно не смущали. После очередной неугодной Смольному депутатской поправки (а таковой почти до конца обсуждения оказывалась каждая следующая,,) он давал неизменную рекомендацию-приказ послушным единороссам и их сателлитам: "Предлагаю отклонить, т.к. это нарушит баланс властей, а также ранее достигнутые договоренности". Вот эти загадочные предварительные "договоренности", как выяснилось, и лежали в основе пресловутого "разумного компромисса", а вся остальная дискуссия представляла собой не более чем тягостный ритуал, лишенный всякого практического смысла.

Суть упомянутых "договоренностей" сводилась к тому, что Смольный милостиво разрешил ЗакСу (т.е. его единоросскому большинству) принять для вида несколько депутатских поправок, четко оговоренных заранее, досконально выверенных и максимально сокращенных. В итоге, вместо полноценного утверждения программы приватизации, о чем шла речь в ходе первого чтения, депутаты смогут принимать лишь списки распродающихся памятников истории и культуры, а также зданий, площадь которых превышает 7000 кв. м, и крупнейших ГУПов, готовящихся к акционированию. Информацию об остальных приватизационных процессах правительство благосклонно согласилось посылать в ЗакС "для ознакомления" и общего умственного развития. В обмен на такую "щедрость" депутаты наделили чиновников контролирующими функциями в ходе приватизации. Чиновники галантно пообещали использовать право самоконтроля не для развязывания себе рук в деле приватизации, но токмо для вящего осознания "собственной ответственности".

Третье чтение "разумно-компромиссного" закона, скорее всего, состоится на этой неделе. "Существенных поправок в него внести, боюсь, уже не удастся", - резюмирует Михаил Амосов, который так и не смог убедить депутатское большинство в той нехитрой истине, что негоже пускать лисицу сторожить курятник.

Сергей Андреев, депутат ЗакСа (фракция "Родина")

- Ясно, что со стороны правительства закон о приватизации представлял собой довольно злобный обман. Часть поправок мы смогли провести - ущербных, маленьких, недостаточных, но все же необходимых. Жаль, что мы так и не добились того, чтобы в Собрание вносился перечень всех объектов для утверждения, а также обязательная публикация этого перечня. Впрочем, надеюсь, что это станет вопросом третьего чтения.

Михаил Амосов, депутат ЗакСа (фракция "Демократическая")

- То, что целиком программа приватизации не будет утверждаться в городском парламенте, было ясно еще во время первого чтения. И депутаты на это согласились. Я не соглашался и голосовал "против". Потому что считаю, что в приватизации должны участвовать обе ветви власти, а они сейчас одну устраняют. Причем именно ту, которая подконтрольна жителям. Сегодня, по крайней мере, мы чего-то добились, хотя могу сказать, что, если закон выйдет в таком виде, в каком он пребывает после второго чтения, я за него голосовать не собираюсь.

Михаил Бродский, представитель губернатора в ЗакСе

- Закон о приватизации, на мой взгляд, это не просто очередной компромисс, а громадный шаг по пути демократии! Мы с депутатами вместе добивались того, чтобы по всем линиям была информационная открытость. Утверждать программу приватизации в ЗакСе - это неэффективно, потому что органы по разработке программы находятся в исполнительной власти. Допустим, эти органы создают программу, вносят ее в ЗакС. А депутаты говорят: "Нет, нам эта программа не вполне нравится - ну-ка, переделайте!" (сами депутаты переделать ее не могут, потому что у них нет нужных специалистов, а значит, и само утверждение происходит чисто формально), и возвращают программу в КУГИ, который по 10 раз должен ее переделывать, а это приведет к страшному усложнению и без того трудной процедуры. Таким образом приватизировать фактически невозможно!

Каждая поправка в данный закон действительно обсуждалась много раз. Так что результаты сегодняшнего голосования были понятны с самого начала. Да я бы и не сказал, что в зале в день заседания может на самом деле идти реальная дискуссия по таким сложным документам, - все должно делаться заранее, и здесь предсказуемость решения юридически оправданна.

Игорь Риммер, депутат ЗакСа (фракция "Единая Россия")

- Опыт принятия непродуманных правительственных законов без должного парламентского обсуждения уже есть (пример - монетизация льгот), поэтому можно понять беспокойство, связанное с петербургским законом о приватизации. Хотя лично мне многие аргументы представителей администрации кажутся разумными. Но если у кого-то из депутатов и были контраргументы, то, конечно, провести их в качестве поправок было очень трудно, потому что парламентское большинство единороссов сильно влияет на исход голосования. Уверен, что сегодня необходимо умение региональных органов власти выстраивать не приказные, а партнерские отношения с парламентами, только так можно находить золотую середину. Я считаю, что вечная ошибка Смольного - и при Собчаке, и при Яковлеве, и сейчас - в том, что когда они делают слишком послушный парламент, то только проигрывают. Самостоятельный парламент, в котором могут услышать мнение оппонентов и при необходимости принять его, принес бы городу большую пользу.

Екатерина Семыкина

Приватизация - дело тонкое  »
Юридические статьи »
Читайте также