Банкирам повезло с законом Бороться с отмыванием денег им оказалось нетрудно

В борьбе с отмыванием денег наши банкиры оказались на удивление бдительными, исполнительными и лояльными к требованиям государства — по крайней мере так они сами себя оценивают. Об этом свидетельствует опрос, проведенный KPMG. Возможно, дело в том, что положения нашего “антиотмывочного” законодательства слишком расплывчаты.

В мире ежегодно отмывается от $500 млрд до $1 трлн от незаконной торговли оружием, наркотиками и прочих преступлений, отмечают в KPMG, а банки в финансовой системе выполняют контролирующую функцию. Чтобы выяснить их готовность к борьбе с легализацией денег, KPMG Forensic (департамент KPMG) в феврале – июле провел опрос 209 банков из 41 страны. В опросе участвовали 15 российских банков (их названия не разглашаются) из числа крупнейших – больше только из США (28).

Результаты опроса на первый взгляд кажутся удивительными: руководители всех российских банков считают важной борьбу с отмыванием денег, причем 60% придают ей первостепенное значение. Более того, более четверти опрошенных в ближайшие три года собираются как минимум удвоить свои расходы на борьбу с отмыванием денег.

Практически все российские банки (87%) считают требования нашего законодательства справедливыми, но при этом предлагают их более точно сформулировать, чтобы они приносили реальный эффект (80%).

Для этого к разработке нормативной базы надо привлекать банкиров, считает начальник управления финансового мониторинга МДМ-банка Александра Яковенко: “Тогда хотя бы отпадет необходимость после вступления законов в силу договариваться о терминах тем, кто законы должен исполнять, и тем, кто это контролирует”.

В разработке закона участвовало много “практикующих банкиров”, возражает депутат Валерий Зубов. Но в остальном он с банкирами согласен. То, что лишь 7% банкиров считают требования закона справедливыми и эффективными, он объясняет так: банки посылают в ФСФМ сотни тысяч сообщений о подозрительных операциях, на десятки тысяч там обращают внимание, а до суда “доходят лишь единицы”, и “только один случай стал событием — история с Содбизнесбанком”. Однако проблема, по его мнению, не в расплывчатых формулировках: “Закон контролирует только банковскую часть финансовых потоков, а незаконные платежи, как правило, наличные”.

Результаты исследования показывают, что “меры по борьбе с легализацией незаконных доходов еще далеко не совершенны и требуют дальнейшей работы”, говорит руководитель KPMG Forensic в России Иан Колборн.

При этом никто из опрошенных не назвал наше законодательство недопустимо жестким (во всем мире таких 6%), а 13% даже предложили государству ужесточить требования к финансовым организациям для получения реального эффекта в борьбе с отмыванием.

Под обязательный контроль должны попадать все операции физических лиц, подверженных политическим рискам, считает начальник управления валютного контроля Межпромбанка Дмитрий Осипов. Кроме того, он предлагает обязать юрлиц раскрывать своих бенефициарных владельцев.

“Ужесточать можно до бесконечности, но, если бы все, что уже предусмотрено, выполнялось банками не формально, а по существу, это был бы уже большой шаг вперед”, — говорит Олег Туманов, заместитель главного управляющего директора Альфа-банка (банк участвовал в опросе).

Банки ужесточили требования к показавшимся им подозрительными клиентам при открытии счета (этим похвастались 87%), а также устраняют пробелы в информации об уже существующих клиентах — этим, если верить банкирам, заняты все без исключения, чего в других странах не наблюдается. Впрочем, Туманов призывает относиться к этому скептически, называя это приукрашиванием. “Российские банки сейчас находятся на самой ранней стадии организации работы по противодействию отмыванию денег, хотя мы, безусловно, продвинулись в этом”, — отмечает он.

Тем не менее клиенты уже почувствовали возросшую подозрительность банков, отмечая, что открыть счет стало сложнее. Банки стали рассылать клиентам подробные анкеты с требованием раскрыть больше информации о себе (вплоть до бенефициаров), говорит топ-менеджер компании “Союзгидроспецстрой”: “Пришлось потратить много времени для ее заполнения, поскольку банки были очень настойчивы. Но, кроме этого, никаких изменений мы не почувствовали”. Главный бухгалтер компании “Розан” (работает на рынке пластиковых карточек) Галина Тимонина добавляет усиление контроля за валютными транзакциями и то, что по единовременным платежам на сумму свыше 600 000 руб. “теперь приходится писать объяснительные в банки”. А вот открыть счет, по ее словам, сложнее не стало.

Светлана Петрова Евгения Ватаманюк

ЦБ конкретизировал свои директивы  »
Юридические статьи »
Читайте также