Законы - вне закона

Начнем, как в школьной задачке: дано.

Имеется документ "О стратегии развития банковского сектора РФ", утвержденный правительством 30 декабря 2001 года. В нем — два десятка нужнейших и полезнейших законодательных инициатив, реализация которых позволяет существенно усовершенствовать банковскую деятельность.

Жизненно необходимы, к примеру, проекты федеральных законов по внесению изменений в Гражданский кодекс и в федеральный закон о несостоятельности и банкротстве. Смысл — наведение порядка в деле защиты интересов кредиторов, требования которых призван обеспечивать залог. Этих изменений ждут, причем не только банкиры, но и другие субъекты экономической деятельности.

Итак, банк, как правило, предоставляет кредит, обеспеченный залогом. И если должник в срок не возвращает заем, то кредитору ничего не остается делать, как реализовать залог и вернуть свои деньги. При выдаче кредита стоимость залога всегда заметно выше выданной ссуды — делается это для подстраховки, на случай ухудшения рыночной конъюнктуры. Все вроде бы предусмотрено, кроме одного: по действующим законоположениям залог практически невозможно реализовать без обращения в суд. То есть возврат кредита уже просрочен, банк лишен своих средств. А дальше — волокита. Не говоря уже о том, что регистрация залога влетает банкирам в изрядную сумму (ничего похожего в других странах нет). Проблему, естественно, надо решать. В документе обозначена дата подготовки текста — 2002 год. Исполнители — Минэкономразвития, Минфин, Минюст при участии Банка России. На дворе вторая половина 2003-го, но о законопроектах ничего не слышно.

Сильно затянулось и принятие закона о валютном регулировании и валютном контроле, хотя, строго говоря, это не совсем банковский закон. Он был принят Госдумой в первом чтении, после чего правительством был отработан задний ход: все потонуло в нескончаемых дискуссиях. Непонятно, что будет дальше, даже после Правительство не способствует, а, напротив, тормозит развитие банковского законодательства и вместе с ним — банковской реформы.

того, как поступили очень грамотные поправки от президентской стороны. Законопроект отправлен на запасные пути. На месте правительства я бы подготовил новый текст с учетом имеющихся замечаний.

И подобных пунктов целых 32, в том числе 20 законопроектов, остальное — правительственные постановления и распоряжения. Что на выходе? Принято 4 закона из 20. Что с остальными? О старом плане можно забыть, сейчас в недрах правительства готовится новый документ о законотворчестве в банковском секторе до 2007 года, где число законопроектов, намеченных к подготовке и последующему внесению в Госдуму, составляет 24. Часть "старых знакомых" благополучно перекочевало в новый план со слегка видоизмененным названием "Предложения и замечания по стратегии развития банковского сектора РФ".

В новом перечне упомянуто несколько законов, которые для банковско-финансовой сферы критически важны. В частности, пакет документов, которые должны узаконить переход банковской системы на новую систему отчетности МСФО. На моей памяти этот переход пытаются осуществить уже в третий раз — на этот раз к январю 2004 года. Госдума, возможно, и сумела бы, не особо вдаваясь в существо дела (это очень сложный документ), проштамповать его в трех чтениях до конца года. Однако документы не подготовлены до сих пор, банкиры, которых обяжут перейти на новую систему, их в глаза не видели, а им ведь с 1 января по ним жить.

Или взять новый закон о реструктуризации кредитных организаций, в котором АРКО поручается управление системой страхования вкладов (срок — 2003 год). Идея замечательная, особенно если учесть, что закон о страховании вкладов завис. Зато в плане намечен уже следующий этап: как исправить закон о реструктуризации, чтобы он не противоречил несуществующему закону о страховании вкладов.

Несчастливая судьба и у закона об ипотечных ценных бумагах. Тоже, казалось бы, все согласовали, а на последнем этапе правительство стало возражать против того, чтобы ипотечные ценные бумаги могли выпускать банки. Камень преткновения: в случае банкротства банка чьи претензии — вкладчика — физического лица или владельца ипотечных ценных бумаг должны удовлетворяться в первую очередь? Мое мнение было — сперва принять застрявший закон о страховании вкладов, а потом уже решать судьбу ипотечных ценных бумаг. Наши вкладчики все еще плохо защищены. Правительство согласно. Но проблема в том, что по-настоящему защитить интересы держателей ипотечных ценных бумаг можно лишь в том случае, если к эмиссии ипотечных ценных бумаг допустить только те банки, которые не работают с вкладами населения. С точки зрения правительства, таких банков всего два, и депутаты лоббируют их интересы. На самом деле их заметно больше, и они худо-бедно выдают ипотечные кредиты, но лиха беда — начало. Госдума все же пошла на уступку правительству, согласившись, что ипотечные ценные бумаги вправе эмитировать любой банк. Если закон будет принят, банкирам будет легче работать, дешевле станет ипотечный кредит.

Уже много лет мы долбим одно и то же, обещаем людям квартиры — к сожалению, пока только тем, кто зарабатывает 20-30 тысяч рублей в месяц, за 15 лет они могут свое жилье оплатить, а если будет ипотека, они его получат сегодня, нарожают детей, выучат их в нормальных условиях. С огромным трудом утвердили компромиссный вариант в двух чтениях. Казалось бы, правительство, отвечающее за социальные вопросы, должно было само подгонять Госдуму. А получается все наоборот: палата больше заинтересована в выполнении законодательных планов правительства.

У меня есть некоторые соображения, почему правительство не только не способствует, а, напротив, тормозит развитие банковского законодательства и вместе с ним — банковской реформы. Представляется, что в правительстве существует несколько групп с разнонаправленными интересами. Не совсем корректно подозревать, что у кого-то есть содержательный интерес. Другие руководствуются желанием регулярно доказывать свою значимость, и эта вторая группа частенько дает отрицательные и неквалифицированные заключения. Только для того, чтобы напоминать о себе и своем влиянии, о том, что с ними надо считаться.

Павел Медведев, заместитель председателя комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам Государственной думы

КФМ хочет все знать Даже тайны, охраняемые Конституцией  »
Юридические статьи »
Читайте также