Мирись, ведь драться бесполезно

Россиян учат разрешать трудовые споры мирным путем.

Нет согласия на муниципальном предприятии "Рябинушка". Слесари и сантехники считают, что платят им мало, а руководство поднять зарплату отказывается. В жестком противостоянии, чтобы решить этот трудовой спор, сошлись профсоюз и работодатель. Ситуация вполне реальная, но с элементами игры — именно на таких деловых играх оттачивают свое мастерство трудовые арбитры.

Чтобы отучить работников и работодателей от радикальных мер — голодовок, забастовок и увольнений, сделать трудовые отношения в России цивилизованными, в прошлом году в Москве в качестве эксперимента был создан Трудовой арбитражный суд. Его прямая цель — разрешать коллективные трудовые споры: и обычные суды немного разгрузятся, и арбитры здесь в трудовых вопросах специалисты. Хотя по закону в качестве арбитра может выступать практически любой человек, такой суд непременно существует в любой европейской стране. Профсоюзы, работодатели и правительства Москвы и РФ направляют в качестве арбитров своих людей: руководителей предприятий, сотрудников правовых служб — тех, кто имеет дело с трудовыми конфликтами. Решение по конкретному спору совместно принимают три арбитра. Однако пока решенных дел в багаже российского трудового суда нет.

— Наша задача в том, чтобы арбитры научились не только тому, как решать вопросы, но и как документально оформлять требования, — говорит председатель Трудового арбитражного суда Анатолий Вальковой. — К сожалению, сегодня это слабое звено во всей системе: граждане не знают, как можно реализовать свои права. Мы сталкиваемся с тем, что заявленные коллективные требования не оформлены должным образом. Просто группа товарищей провела митинг о невыплате зарплаты и выдвинула свои требования. Поэтому мы хотим, чтобы социальные партнеры знали, как в случае конфликта пользоваться механизмом примирения.

В качестве положительного примера своей работы Трудовой арбитраж приводит дело Росбилдинга, которое уже находится на стадии примирения благодаря консультациям специалистов суда.

А пока арбитры перенимают зарубежный опыт в ходе программы TACIS Евросоюза при участии Минтруда, правительства Москвы, московских Федерации профсоюзов и Конфедерации промышленников и предпринимателей. На днях в Подмосковье проходил международный семинар "Разрешение коллективных трудовых споров в России. Опыт разрешения коллективных трудовых споров в странах ЕС", в ходе которого российские арбитры и играли в деловые игры.

— Мы требуем повысить ставку работника первого разряда с 850 до 917 рублей!

— У нас нет на это средств, а поднимать тарифы для населения мы не можем: будет социальный взрыв.

Те, кто сейчас играет роль профсоюзов, в следующей игре будут работодателями, работодатели — арбитрами, и так далее: надо побывать "в шкуре" каждого участника трудового спора, чтобы понять его психологию и мотивацию. Это важно, ведь специалисты Трудового арбитражного суда выступают либо арбитрами, либо посредниками. По сути это означает, что они помогают сторонам пойти на мировую и решить спор, не доходя до суда. Если не получается, спорщики обратятся уже в обычный суд (трудовой арбитраж в судебную систему не входит, но предусмотрен российским законодательством как возможность уладить трудовой спор).

Страсти на предприятии ЖКХ "Рябинушка" все больше накаляются; ни профсоюзы, ни работодатели не готовы уступать. Как объяснили организаторы, просто сегодня им было дано такое задание: довести дело до участия посредника. За день до этого участники игры моделировали примирение, а завтра будут проигрывать ситуацию, когда спор доходит до арбитража. После каждой игры происходит "разбор полетов".

— Различия между системой разрешения трудовых споров в России и в Европе настолько большие, что иногда нам даже сложно понимать друг друга, — отмечает консультант фирмы BBJ Consult AG, ведущий игр Петер-Михель Эбертц. — У нас почти во всех странах существуют специализированные суды, потому что самые сложные споры — именно трудовые. Ведь трудовое право — не только юриспруденция, но и сложные социальные вопросы. Я думаю, достаточно много времени потребуется, чтобы в России возникла такая же система разрешения трудовых споров, как в Европе. У нас трудовое право существует 200-300 лет; такие процессы быстро не идут. На них влияет и формирование социальных партнеров — профсоюзов и предпринимателей как таковых.

Европейцев вообще многое удивляет в российских трудовых отношениях, например, как может директор предприятия одновременно быть и руководителем профсоюза. В цивилизованных странах такого просто не может быть. Кроме того, в России до сих пор не отличают конфликт интересов от конфликта права: если второй можно решить с помощью закона, то первый — только при переговорах конфликтующих сторон.

Следуя заданию, "профсоюзы" и "работодатели" не примирились и пригласили для своего перемирия посредника. Правда, вопреки ожиданиям организаторов, посредник их также не примирил. Каждая сторона осталась при своем мнении. В жизни следующей стадией было бы обращение в арбитражный суд. В игре следующая стадия — обсуждение, и, как сказал о его ходе один из участников, упорство игроков отразило настроения российского общества: наши люди пока не готовы мириться, они уверены, что всегда надо "идти до конца". Хотя на самом деле решение трудового спора — всегда компромисс.

И все же, как сказала представительница профсоюзов агропромышленных предприятий, теперь, после нескольких деловых игр, они хотя бы знают, как подойти к спору. В трудовом суде надеются, что опыт, полученный арбитрами — сотрудниками Минтруда в ходе разрешения игровых споров, потом отразится и в законодательстве. А работники научатся защищать свои права коллективно, а не через суд по одному.

Евгения Обухова

Мировой судья Санкт-Петербурга отменила меры по обеспечению иска Г.Трифонова о нечинении ему препятствий в исполнении трудовых функций  »
Юридические статьи »
Читайте также