В дефиците не деньги, а доверие

Вернувшись с каникул, власти снова взялись за решение глобальных проблем, к числу которых, несомненно, относится и пенсионное обеспечение. Государственная казна полна, как никогда за последние десятилетия, но никто не берется гарантировать, что старость нынешних молодых и энергичных, тех, кому до сорока лет, будет более обеспеченной, чем у их родителей

Пенсии текут из трубы

В 2005 году положение в пенсионной отрасли, мягко говоря, не улучшилось. С 1 января был снижен с 14% до 6% единый социальный налог, за счет которого в последние годы в значительной степени пополнялся бюджет ПФ России. Рассчитывали на то, что ослабление налогового бремени стимулирует руководителей предприятий выводить из «тени» зарплаты, соответственно повышая пенсионные отчисления.

Однако это не произошло, и результатом стало резкое увеличение дефицита бюджета ПФР. Если прежде фонд имел дефицит только по накопительной части пенсий и гасил его за счет базовой части, то после снижения ЕСН возник дефицит и по базовой. Дабы залатать растущую брешь, правительство было вынуждено брать недостающие деньги из Стабилизационного фонда.

Проблема, как нетрудно понять, в том, что эти средства поступают от продажи нефти. Сейчас мировая конъюнктура благоприятна, но рано или поздно это закончится, а иных источников пополнения кассы ПФР пока не изобретено. Во всяком случае несколько дней назад сперва глава Федеральной службы по финансовым рынкам Олег Вьюгин, а за ним и министр финансов Алексей Кудрин заявили о том, что за счет высоких нефтяных доходов необходимо сформировать еще один накопительный пенсионный фонд для страхования ПФР.

Свое предложение господин Вьюгин аргументировал тем, что после 2012 года есть серьезная опасность значительного снижения обеспечения пенсий. Это можно понять как предчувствие государственных людей, что имеющихся и ожидаемых доходов будет не хватать даже на то, чтобы содержать стариков хотя бы на нынешнем, близком к голодному, уровне.

Глава ФСФР предложил окончательно зафиксировать «цену отсечения» в Стабфонд и рассчитать на несколько лет вперед, сколько денег потребуется, для того чтобы окончательно застраховать экономическую систему страны от резких колебаний цен на нефть, а все остальные доходы отправлять в накопительный фонд страхования ПФР.

Соответствующие предложения, как сообщают информагентства, уже оформляют в ФСФР для представления Минфину и Минэкономразвития.

Все старше и старше

К сожалению, Олег Вьюгин не пояснил, что заставило его указать как на «точку риска» на 2012 год. Возможно, в распоряжении высокопоставленного чиновника есть долгосрочные прогнозы мировых топливных рынков, возможно, какие-то другие материалы. По крайней мере, до сих пор пенсионные эксперты указывали на чуть более дальний рубеж - 2020-2030 годы, после которых число нетрудоспособных в России должно превысить число работающих (по прогнозу Всемирного банка, к 2050 году в России на 100 пенсионеров будет 93 работающих).

Об этом говорят достаточно давно, поскольку круг людей, делающих взносы в Пенсионный фонд, постоянно уменьшается, а вот пенсионеров все с тем же постоянством становится больше. Такова демографическая ситуация в стране.

Перспектива, когда пенсионеров станет больше, чем работающих, кажется неизбежной при сохранении текущей ситуации. Выход, естественно, есть. Самое простое, с обывательской точки зрения, решение, которое первым приходит на ум, - поднять рождаемость. Однако демографы говорят, что им не понятны причины нынешнего снижения рождаемости, а следовательно, они не могут дать обоснованных рекомендаций: что надо сделать, чтобы процесс изменился.

Ведь то же самое происходит не только у нас, но и во всех развитых странах мира, это глобальное явление - падение рождаемости и увеличение продолжительности жизни, что так или иначе ведет к кризисам в пенсионных системах.

Когда выйти на пенсию

На опыте нашей страны можно вспомнить, как в прежние времена уже не раз пытались стимулировать рождаемость: давали многодетным и молодым семьям квартиры, увеличивали пособия. Но это приводило лишь к краткому всплеску прироста населения, после которого все равно наступал спад.

Другой выход, о котором сейчас говорят, - увеличение пенсионного возраста. У этого предложения тоже есть свои противники и сторонники. Да, по сравнению с другими странами мира, в нашей стране официально установленный возраст выхода на пенсию - один из самых низких.

Но приверженцы такого шага наверняка должны учитывать опыт других стран, более стабильных и благополучных, чем наша. К примеру, во Франции, когда приняли аналогичное решение, произошли волнения. А что такое волнения пенсионеров, наше правительство уже знает.

Впрочем, от увеличения пенсионного возраста, как высказываются многие наши крупные экономисты, все равно не уйти.

Если возраст выхода на пенсию в РФ будет увеличен до принятой многими странами Запада отметки в 65 лет, то к 2050 году на 100 работающих будет приходиться 49 пенсионеров. Выход? На сегодня среднестатистический пожилой россиянин весьма неохотно продолжает официальную трудовую карьеру по достижении пенсионного возраста.

Согласно данным Росстата, работают 21,9% мужчин и 11,9% женщин старше 60 лет. Причину явления надо видеть в том, что с возрастом люди теряют стимул к карьере, поскольку окружение им таких стимулов не создает.

Когда все объявления о работе содержат четкие возрастные рамки (как правило, «не старше 40 лет», очень редко «до 50 лет»), у обычного зрелого человека автоматически начинает понижаться самооценка. Можно ли изменить эту ситуацию простым повышением пенсионного возраста - вопрос спорный.

Наконец, стоит напомнить, что в сентябрьском телеобщении с гражданами России президент четко заявил, что пока он остается на своем посту, решение об увеличении пенсионного возраста принято не будет.

Главный компонент

В интервью нашей газете руководитель одного из крупных российских НПФ на условиях анонимности так прокомментировал положение дел в своей отрасли: «Участники рынка сами виноваты в том, что с ними происходит. Глубоко убежден, что большинство пенсионных фондов, работающих сейчас в России, не имеет права на существование. И те проблемы, которые сейчас есть у рынка, у всей системы, связаны с тем, что из 298 действующих НПФ реальных, то есть представляющих собой финансово-экономическую организацию, которая может выполнять разрешенные для нее законом функции, максимум 50-70. Все остальные имеют право на существование по закону , но выполнять свои обязанности просто не могут. Там явно есть определенные нарушения. И если бы рынок почистили, появилась бы нормальная саморегулирующаяся организация, представляющая интересы НПФ. Думаю, отношение к этому рынку со стороны и правительства, и Администрации президента было бы совсем другое».

Наверняка проблема, обозначенная нашим собеседником, абсолютно реальна и может считаться одной из важнейших для российской пенсионной отрасли. Во всяком случае все сказанное вполне узнаваемо.

За последние годы страна уже не раз сталкивалась с подобными ситуациями. Были и до сих пор остаются банки, являющиеся таковыми лишь по названию, инвестиционные компании и прочие структуры, де-юре обязанные зарабатывать прибыль для своих клиентов, а де-факто не имеющие для этого никакой возможности. Пенсионные фонды просто новички в этом ряду.

Тут-то, как представляется, и следует искать корень тех трудностей, которые испытывает пенсионная система России. И связаны они не с недостатком средств, а с нехваткой доверия. Доверия как к государственной, так и к негосударственной системе со стороны простых граждан, ради которых эти системы, по идее, создают.

Волевыми административными решениями и самыми хитрыми финансовыми схемами доверие не формируется. А ведь именно отсутствующее сегодня доверие можно назвать главным компонентом всей пенсионной системы.

Владимир Хозиков

Наша пенсия - в наших руках?  »
Юридические статьи »
Читайте также