Четвероногие бродяжки Их судьбой начинает всерьез заниматься город

«Ловцы выйдут на свет» — так называлась статья, опубликованная в нашей газете 1 июня, в которой рассказывалось о том, как в нашем городе происходит отлов бездомных животных.

Никогда прежде раздел «Братья наши меньшие» не получал такого количества взволнованных откликов.

«Не забуду ту ночь, когда под нашими окнами вызванный кем-то специализированный экипаж «Спецтранса» отстреливал группу дворняг, — написала в редакцию Ольга Анатольевна А. — Тех собак, стороживших стройплощадку неподалеку, успели полюбить многие жильцы нашей округи за добрый нрав. Среди тех, кто общался с животными и подкармливал их, была моя дочь. Она-то и пережила чудовищный стресс... Когда «пулька» попала в первую собаку, остальная стая начала кричать. Именно так — не лаять, не выть, а именно кричать, взывая о помощи почти с человечьей интонацией... Девочка выглянула в окно, поняла, что происходит, и у нее началась истерика... Помогла ей «скорая помощь», врач ввел успокоительное средство. А утром Леночка, до тех пор совершенно здоровый ребенок, впервые не смогла внятно говорить... Тогда ей было 11 лет, сейчас — 14, но она до сих пор заикается...» Это только один из многочисленных откликов, рассказывающих о том, какой серьезный вред нервному и психическому здоровью людей способен причинить отлов бездомных животных в том виде, в каком он осуществляется сейчас.

Однако было бы неправильно свести проблему только к нравственным страданиям людей, которые становятся свидетелями такого отлова. Цивилизованный человек — а мы ведь все хотим быть именно такими — обязан стремиться к тому, чтобы, решая свои проблемы (в данном случае — проблему санитарной безопасности), не причинять мучений животным.

А это, к сожалению, происходит. Только успокаивая собственную совесть, можно уверять себя в том, будто соответствующие экипажи «Спецтранса» безболезненно усыпляют животных лишь на время и затем отвозят их в ветеринарные клиники...

Так должно быть, но на практике все иначе. Мы попросили ветеринара Татьяну Владимировну Споденейко объяснить, как действует препарат дитилин, который вводится бездомным собакам при отлове. Вот что она рассказала: «Дитилин относится к числу сильнодействующих курареподобных препаратов — миорелаксантов. В медицине используется при интубации, эндоскопических процедурах, кратковременных операциях. В ветеринарии либо запрещен, либо просто не применяется во всем цивилизованном мире. В большой дозе дитилин вызывает остановку дыхания при сохранении сознания. В последние минуты собака бьется в сильных конвульсиях, испытывая при этом панический страх. Это состояние может длиться более 10 минут. В маленьких же дозах дитилин ведет к необратимым последствиям, поскольку организм в течение действия препарата не получает кислород.

Эвтаназия предполагает обязательно гуманные методы умерщвления животного, исключающие его страдания и устраняющие ощущения боли и страха. Она должна проводиться обязательно под наркозом. В настоящее время, чтобы провести процедуру безболезненно, существует множество препаратов».

Зоозащитные организации — о чем неоднократно писала наша газета — настаивают на том, чтобы и в стране, и в нашем городе были приняты законы, утверждающие цивилизованное отношение к животным; чтобы была создана система приютов-передержек с квалифицированной ветеринарной помощью и последующим устройством бездомных животных в семьи... Именно на такой системе настаивают и авторы обращения, на днях поступившего в нашу редакцию в качестве отклика на материал «Ловцы выйдут на свет», под которым стоят полторы тысячи подписей. Авторам этого обращения, а также всем читателям мы рады сообщить, что по крайней мере Петербург готов к принятию такого закона. Первым шагом к нему, а также к решению самых острых проблем, связанных с содержанием животных в городе, стала разработка Концепции об отношении к безнадзорным животным, которая была недавно рассмотрена на совещании у вице-губернатора по социальным вопросам Людмилы Косткиной, в котором принимал участие и корреспондент нашей газеты.

Концепция, разработанная управлением ветеринарии, провозглашает принцип: «Гуманное отношение к животным — основа регулирования численности безнадзорных животных». В ней намечены и конкретные пути решения проблем бродяжек. Это строительство и содержание приютов, проведение в них «ветеринарных мероприятий, направленных на прекращение функции воспроизводства» с возвратом в прежнюю среду обитания, это и передача животных новым хозяевам, и содержание их в приютах постоянно — до наступления естественного конца. Есть также очень актуальная мысль о повышении ответственности граждан за содержание животных и гуманное обращение с ними.

Однако в концепции содержатся два очень важных момента, вызывающих резкое неприятие со стороны зоозащитников. Их отметил вице-спикер Законодательного собрания Юрий Гладков, представивший участникам совещания протокол разногласий.

Разногласие первое состоит в том, кто должен строить приюты и содержать в них безнадзорных животных. Управление ветеринарии считает, что это должно происходить «за счет личных средств граждан, общественных организаций, иных юридических лиц». Депутаты Ю. Гладков и И. Риммер заявили о принципиальной позиции Законодательного собрания, которая состоит в том, что «строительство приютов и содержание в них безнадзорных животных в Санкт-Петербурге должно осуществляться за счет средств городского бюджета, так как безнадзорные животные в соответствии с Гражданским кодексом РФ являются собственностью города. Власти города должны содействовать в организации частных приютов и пунктов временного содержания животных юридическим лицам и гражданам, которые решили помочь городу в решении проблемы безнадзорных животных».

Вице-губернатор Л. Косткина поддержала именно эту позицию:

— Именно так живет весь цивилизованный мир, и наш европейский город не должен оставаться в стороне... Роль власти в решении проблем безнадзорных животных понятна, город должен руководить процессами, подбирать помещения для приютов, предоставлять соответствующие льготы. Думаю, целесообразно включить строительство и содержание приютов в городской заказ — по крайней мере на первых порах без участия средств бюджета тут не обойтись. В будущем, когда дело пойдет и будет создана система приютов, можно будет перейти на смешанное финансирование — из бюджета и за счет частных источников.

Второй пункт разногласий пока не устранен. Депутаты категорически настаивают на положении: «Убийство безнадзорных животных как метод регулирования их численности запрещается», представители управления ветеринарии так же твердо против него возражают. Этот пункт еще будет обсуждаться.

В любом случае мы являемся свидетелями того, как законодательная и исполнительная власти Петербурга стремятся найти гуманные, цивилизованные пути решения проблемы бездомных животных и слышат друг друга.

Наша газета будет следить за дальнейшей судьбой концепции.

А пока хотим сообщить читателям следующее. Не пугайтесь, когда после 20 июля в дневное время в Кронштадтском и Красносельском районах на ваших глазах экипаж «Спецтранса» будет отлавливать бездомных животных. Их будут безболезненно на время усыплять, доставлять в ветеринарные клиники, кастрировать, прививать и через пять дней после операции выпускать в прежнюю среду. Это эксперимент, который наш город решил провести по примеру Москвы и ряда европейских городов. Его цель — остановить размножение четвероногих бродяжек.

Инна Иванова

Стой! Суд идет!  »
Юридические статьи »
Читайте также