Наш дом терпимости - Россия?

Накануне Дня международной толерантности в центре Петербурга был убит 20-летний студент Тимур Качарава. Это убийство, вызвавшее широкий общественный резонанс, увы, далеко не первое преступление, совершенное на почве национальной нетерпимости в нашем городе.

Конечно, и по размаху, и по политическому влиянию истинной столицей новейшей российской ксенофобии является не Петербург, а Москва, по мостовым которой только что отгромыхали по случаю Дня народного единства тысячи пар тяжелых ботинок Dr.Martens и где сегодня в Храме Христа Спасителя должен пройти "восстановительный съезд" самой известной юдофобской организации - "Союза русского народа".

И, тем не менее, именно последнее по времени петербургское убийство побудило, наконец, центральную власть устами председателя Совета Федерации Сергея Миронова признать то, что до сих пор официальные лица всех уровней старались не замечать: "К сожалению, в нашей стране, победившей фашизм, поднимает голову фашизм в самом ярком своем проявлении. И в данном случае никто не будет говорить, что убийство было совершено на бытовой почве, что это хулиганство, как, к сожалению, иногда любят говорить наши правоохранительные органы. Здесь, похоже, имело место чисто политическое убийство по политическим основаниям. Нужно вещи называть своими именами, а не уводить в сторону и закрывать глаза на те проблемы, которые у нас есть".

Быть может, произнести эти слова спикера Совета Федерации побудило то обстоятельство, что нападение на студентов СПбГУ Тимура Качараву и Максима Згибая обозначило некий рубеж в эскалации социальной напряженности, связанной с нагнетанием расизма и ксенофобии. Ведь на сей раз жертвами ультраправых бандитов оказались не "южане" и даже не приезжие, а просто люди с иными, чем у расистов, политическими взглядами. Скорее всего, нападение и убийство стали местью скинхедов за последние акции петербургских активистов антифашистской организации "Антифа", которые дважды - 4 и 6 ноября - атаковали скинхедов, один из которых был в итоге госпитализирован. Правда, ни Тимур Качарава, ни Максим Згибай никакого отношения к силовым разборкам не имели, поскольку принадлежали к пацифистскому крылу антифашистов...

Как бы то ни было, трагедия на Лиговском проспекте ясно показала: стремительный рост расизма чреват не только массовыми нарушениями прав приезжих и людей "с неправильной" внешностью, но и - в недалекой перспективе - самой настоящей гражданской войной.

Однако петербургские власти, судя по всему, никакого "предчувствия гражданской войны" у себя не наблюдают. В тот самый день, 15 ноября, когда на месте гибели Тимура Качаравы прошел митинг его памяти, организованный демократическими объединениями города, высокие начальники собрались на круглом столе в информагентстве "Росбалт", чтобы как следует, обстоятельно и без паники обсудить надвигающийся "День международной толерантности". О только что случившейся трагедии чиновники не проронили ни слова. И ясно почему.

"Не надо раздувать проблему", - сказала за день до того Валентина Матвиенко, выступая перед Советом ректоров СПб в ответ на робкое предположение ректора СПбГУ Людмилы Вербицкой о политическом характере преступления. Тогда же, 14 ноября, - то есть на следующий день (!) после убийства - г-жа губернатор в обращении к петербуржцам заявила о том, что "проявление толерантности всегда было нормой для жителей Санкт-Петербурга", что толерантность - "главный секрет знаменитой петербургской интеллигентности", и выразила уверенность в том, что "атмосфера терпимости, мира и понимания... и впредь будет отличать Петербург".

Что ж, раз с толерантностью и интеллигентностью у нас в городе все в порядке, стало быть, проявление экстремизма - по определению - не может иметь иную природу, кроме "чисто бытовой".

"Молодежи просто нечем заняться, поэтому она всю свою энергию выплескивает в подобные агрессивные формы, - развивает "бытовой" подход к проблеме зам. начальника управления по делам миграции ГУВД СПб и Ленобласти Дмитрий Житин. - Например, в районе, где я живу, нет ни одной оборудованной спортивной площадки или катка, не открыто ни одной спортивной секции, куда могли бы обратиться дети из малообеспеченных семей. Детям просто некуда себя девать".

"В каждом отдельном преступлении присутствует целая куча различных тонкостей, разбивающих чистоту квалификации как преступления на национальной почве, - в свою очередь, спешит "не раздувать проблему" зам. председателя консультативного совета по делам национально-культурных объединений при правительстве СПб Александр Прохоренко. - Поэтому если следовать строго правовой основе, то нельзя утверждать, что почти все преступления против иностранцев являются результатом национальной неприязни, ксенофобии и фашизма".

Возложив, таким образом, основную ответственность за ситуацию на правоохранительные органы, в задачу которых входит борьба с преступлениями, характеризующимися "целой кучей тонкостей", г-н Прохоренко не забыл указать и на объективные трудности, мешающие правоохранителям успешно решать эту задачу: "Наша правоохранительная система не справляется ни с расследованиями, ни с квалификацией, ни с профилактикой таких преступлений. Однако ее тоже можно понять: за свою работу некоторые из ее работников получают по 6 тыс. рублей, при этом у них нет необходимой материально-технической базы - машин, средств наблюдения и т.п.".

Вопрос: "Коли так, то что мешает двум другим ветвям власти наладить материально-финансовое благополучие силовиков?" - даже не ставился.

В свою очередь, в городской прокуратуре полагают, что (вопреки многочисленным сообщениям СМИ) число экстремистских преступлений за последние годы в Петербурге не выросло.

"Просто мы теперь стали им давать соответствующую оценку. Если раньше не всегда вменялся такой признак, как национальная рознь, то сейчас, когда страдают иностранцы, данная версия отрабатывается в обязательном порядке", - разъяснил зам. прокурора СПб Александр Корсунов.

"Сознаться, что подобные преступления совершены по политическим мотивам, - значит, поставить под угрозу судьбу таких пропутинских организаций, как "Евразийский союз молодежи", "Наши", "Молодая гвардия Единой России", которые уже не первый раз пытаются силовыми методами воздействовать на оппозицию", - отмечает лидер петербургского "Яблока", один из организаторов Дня памяти Тимура Качаравы Максим Резник.

"Когда власти закрывают глаза на истинные причины преступлений, это приводит к новым жестоким акциям. Преступники не чувствуют неизбежности возмездия", - комментирует "успокоительную" позицию Смольного и местных правоохранителей депутат ЗакСа СПб Ватаняр Ягья, решивший вместе с коллегами из фракции "Демократическая" взять расследование убийства Качаравы под собственный контроль. Когда-то, впрочем, и губернатор Валентина Матвиенко выступала с похожими заявлениями, которые, однако, так и не привели к раскрытию убийства Николая Гиренко. Единственным результатом стало тогда принятие чисто декларативного закона "О национальной политике СПб" ...

Национализм и расизм расползаются с неотвратимостью метастазы не только по Петербургу, но и по стране в целом. Притом, в отличие от раковой опухоли, причина заболевания представляется очевидной: ее корни уходят "на самый верх".

"Источником национализма и фашизма является сама власть, - заявляет, в частности, правозащитник Сергей Ковалев. - Наши официальные лица трубят во все трубы о великой державе, о русских национальных ценностях, об особом пути России, о том, что за кордоном спят и видят Россию на коленях. Эта пропаганда и разжигает шовинизм".

Но дело, думается, не только в пропаганде как таковой, но и во вполне прагматическом расчете.

"Власть терпеть не может нацболов якобы за их символику, за название, за экстравагантные выходки, - говорит директор Международного института гуманитарно-политических исследований Вячеслав Игрунов, - но на самом деле власть не любит их за то, что они активно действуют, вызывая к пробуждению живую оппозицию. А националисты напрямую интересы власти не затрагивают, поэтому отношение власти к заведомо шовинистическим организациям подчеркнуто спокойное. Кроме того, возможно, есть чиновники, которые им симпатизируют".

Действительно, если вдуматься, русский национал-экстремизм - настоящий "эликсир жизни" для авторитарной российской власти. Во-первых, это эффективное средство запугивания и физического подавления любых оппонентов авторитаризма. Во-вторых - удобная "страшилка", сплачивающая "благонамеренного обывателя" вокруг существующей власти как заведомо "меньшего зла". Наконец, в-третьих, это отличный инструмент провоцирования беспорядков, позволяющих до бесконечности "закручивать гайки".

Светлана Ганнушкина, член Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека при президенте РФ, председатель комитета "Гражданское содействие"

- Политика Путина - это политика двойных стандартов. Когда я пыталась предотвратить проведение фашистского марша в Москве, то в милиции мне заявили, что у них и без того полно материалов фашистской направленности, но, "к сожалению, доказать элементы ксенофобии в таких листовках и призывах невозможно". Якобы закон им не позволяет! Зато как только задеваются интересы нынешнего режима или интересы возведенной сегодня на колоссальный пьедестал Русской православной церкви, то правоохранительные органы мгновенно вспоминают о ст. 282 УК РФ "Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды" . Что и произошло с организаторами выставки "Осторожно, религия!", которых обвинили в возбуждение вражды по признакам национальности и религии и оштрафовали на 200 тысяч рублей. Такая же участь постигла исполнительного директора Общества российско-чеченской дружбы Станислава Дмитриевского, который опубликовал обращения Аслана Масхадова и Ахмеда Закаева с призывами к мирному урегулированию российско-чеченского конфликта. Правозащитника тут же обвинили в разжигании национальной вражды. За последние два года это уже вторая попытка государства применять антирасистские нормы уголовного законодательства как инструмент политической цензуры.

Сергей Ковалев, правозащитник, президент Института прав человека

- Страна, которая возрождает полицейский режим, всегда нуждается во врагах. Если есть враги внешние (культурный Запад, который якобы злоумышляет против бедной России), то тогда нужны враги и внутренние. Но это не те хулиганы и убийцы, которые устраивают погромы, а люди демократических и либеральных настроений, пытающиеся препятствовать возрождению полицейского режима. А мародеров и мерзавцев данный режим устраивает, потому что он не направлен против них. Наоборот, у власти и у них одна идеология: нужна великая держава, которую все боятся!

Оксана Попова

Сказать или промолчать?  »
Юридические статьи »
Читайте также