Можно я убью соседей, что мешают спать?

Алексей Мостовой, 17-летний ученик петербургского кулинарного училища, был, по признанию своих ровных и друзей, умным и сдержанным мальчиком, но это не помогло ему выжить после встречи с 21-летним выпускником Таможенной академии Вячеславом Голубевым.

Что именно произошло, сейчас устанавливает следствие, но родители погибшего выражают недовольство как ходом следствия, так и тем обстоятельством, что подозреваемый в убийстве находится на свободе. Кроме того, к нам в редакцию обратился представитель Санкт-Петербургского общества защиты детей, чтобы рассказать об этой трагедии, случившейся всего месяц назад, в ночь на 4 июля.

По версии общественного защитника, речь шла о нападении двух грабителей на группу подростков в районе садоводства "Дружный 1" поселка Скачки Красносельского района. В ходе инцидента подростки были не только ограблены, но и избиты, причем один из мальчиков, Алексей Мостовой, затем умер от черепно-мозговой травмы. Кроме того, по мнению нашего визитера, следователи РУВД и районной прокуратуры ведут себя неадекватно, не занимаясь расследованием этого дела, а причина кроется в финансовой состоятельности и хороших связях обвиняемых.

Мы приехали в Горелово, где жил погибший, встретились с его родными, друзьями и соседями. Выяснилось, что избиение подростков действительно имело место, но его мотивом была вовсе не корысть - ребят избили потому, что они слишком громко шумели. Подростки ездили на автомобилях, не имея прав, причем ездили ночью, мешая спать добропорядочным обывателям.

"Светлый мальчик"

Разговаривать с родителями погибшего ребенка - самая мучительная пытка для человека, у которого есть дети. Разговаривать с отцом убитого ребенка - пытка вдвойне?

Николай Мостовой, законопослушный налогоплательщик Российской Федерации, водитель службы "Ленгаз", сразу ответил на мой, так и не высказанный вопрос: - Я, кроме всего, еще и охотник - у меня есть лицензия на оружие, и два ружья хранятся в сейфе, все, как положено. Но я не думаю, что могу линчевать убийцу моего сына. Есть закон, согласно которому убийца должен ответить за содеянное. Но если этого действительно не случится, как мне тут обещают, я не знаю, что я буду делать. У нашей семьи нет таких денег и таких влиятельных покровителей, как у семьи убийцы. Но за убийство надо отвечать всем, даже очень богатым и влиятельным, верно?

- Что произошло на самом деле?

- Меня там не было. Вечером 3 июля сын уговорил меня отпустить его с ребятами покупаться на озерах. Он никогда не гулял ночью, но тут он так принялся уговаривать меня, что я согласился. Его товарищи - одноклассники, которых мы с женой знаем с детского сада. Это хорошие, непьющие ребята, которые целыми днями возятся с машинами, ремонтируют их и, разумеется, потом на них ездят, причем ездят лучше многих взрослых. Вот на двух таких машинах ребята и поехали на озера. А через час с небольшим сын вернулся какой-то очень молчаливый. С полчаса повозился у себя в комнате, а потом пришел ко мне в комнату и сказал: "Батя, меня избили, мне очень плохо".

Я вызвал "скорую", она приехала быстро, и врач сказал, что надо сына госпитализировать. Я не думал, что ситуация серьезная, но когда приехал на следующий день в больницу, мне сказали, что "все очень плохо, ваш ребенок умирает". Сын умер через три дня, и врач мне прямо сказал, что его смерть наступила вследствие очень сильных ударов по голове.

Денис Бабаков, одноклассник погибшего мальчика.

Именно Денис сидел за рулем той машины, которая доставила Алексея Мостового на озера и обратно: - Когда мы уже возвращались с озер, "копейка" заглохла напротив одного из домов садоводства "Дружный". Мы помогли ее завести, поехали дальше, но вдруг я увидел, как впереди идущую "копейку" остановил какой-то мужчина. Он на моих глазах вытащил с водительского места моего товарища, тоже подростка, и начал его бить. Отобрал у него ключи, дорогой мобильный телефон. Я остановил свою машину, и этот человек подошел ко мне и сказал, ругаясь матом: "Давай ключи". Я спросил, зачем. Он сказал, опять только матом, что ему не нравится, что мы тут ездим. Но к озеру нет другой дороги, а мы всегда ездили аккуратно, то есть не шумели и не нарушали ПДД. При этом напротив этого дома сидело человек 15 местных подростков, которые шумели громче всех проезжающих машин, но почему-то этот человек предпочел наказать нас, хотя мы-то как раз просто проезжали мимо. Возможно, он таким образом самоутверждался в глазах м естных или своих родных, не знаю. Со двора его дома во время избиения доносились поощрительные крики типа: "Дай им еще, давай!". Судя по голосам, там все были пьяные, не только этот тип.

- Что это был за человек?

- Я потом узнал, что его зовут Вячеслав Голубев. Это такой рослый мужчина, он сразу ударил меня в лицо, когда я сказал, что не отдам ключи. Потом он открыл дверь и вышвырнул меня из машины. Ключи подобрал Алексей Мостовой, который сидел сзади. Голубев это увидел и сказал Лешке: "Дай ключи". Лешка спросил: "Почему?". Тогда Голубев начал орать, что он "всех уроет", "что вы все фраера", что "он нам покажет". Мы не хотели никакого скандала и тем более драки, поэтому никто вообще не отвечал на удары и оскорбления. Даже когда к Голубеву присоединились его друзья - меня, например, потом ударил в лицо какой-то знакомый Голубева, сосед, которому я якобы сломал забор, но я не ответил на этот удар, только вежливо попросил пропустить нас домой. Но Голубев посмотрел на Лешку и сказал, что сейчас его "уроет, если тот не отдаст ключи".

Лешка был самый безобидный парень в Горелове, он, наверное, не поверил, что его будут бить, и просто сказал Голубеву, что драться взрослому мужику с детьми неспортивно. Потом схватил газету с заднего сиденья, начал размахивать ею, дурачась. Тогда Голубев подбежал к Лешке, подпрыгнул как-то и ударил его рукой в лицо. Лешка ойкнул, отошел назад, но Голубев снова прыгнул на него и снова ударил - очень сильно. Лешка сел на землю и замолчал.

- Денис, подростки, катающиеся по ночам на машинах, могут разозлить кого угодно.

- Если он действительно хотел тишины, то ему достаточно было сойти с дороги и пропустить нас. Соседи говорили, что Голубев и приятели потом сутки на наших машинах сидели и пиво пили, как на трофеях, пока Леша в больнице умирал. То есть не переживали они и не раскаивались ни капли.

У Галины Юрьевны Мостовой осталась дочка Маша. Инженер-дефектолог не получает денег столько, чтобы заплатить адвокату, у которого хватит задора во всеуслышание спросить: "Почему убийца ребенка находится на свободе?". Зато Галина Юрьевна часами может рассказывать о своем погибшем мальчике: - Леша был очень добрым мальчишкой. Его все наши соседи по подъезду очень любили, называли "светлым мальчиком" за его белозубую улыбку. Леша физически не очень развит был, худенький был, у него с детства порок сердца, поэтому даже физкультуру не посещал в школе. Бывает, поссоримся с ним по пустяку, но он первый оттает, придет, скажет: "Мам, прости меня, засранца, ты ведь знаешь, у меня переходный возраст". Он с машинами любил возиться, хотел в автотехникум поступать, но его туда не взяли по здоровью. Девушка у него была, любил он ее, планы мы всякие строили, как дальше жить. И вот такой конец. Я не могу этого понять - как можно убивать ребенка, чтобы покуражиться. И как можно отпускать убийцу на своб оду. Я понимаю, что в таможне нынче простые люди не работают, но мы в России живем, а не на Гаити. Есть у нас в стране прокуратура или она теперь только по заказу появляется? Я хочу, чтобы убийца моего

сына сидел в тюрьме, потому что иначе он и дальше будет убивать всех, кто ему не понравится.

Правда всегда одна

Мне удалось побеседовать со свидетелями инцидента, которые, однако, не были допрошены следователем прокуратуры. Больше того, избиение подростков из первой машины и грабеж мобильного телефона в материалах прокуратуры даже не упоминаются. А, как рассказывают свидетели, мобильный телефон родители другого избитого подростка смогли забрать у Голубева лишь на следующий день. Но если Голубев хотел лишь остановить подростков, незаконно (без прав) разъезжающих по дачному проселку, зачем он отнял дорогой телефон у первого мальчишки? Избитые ребята сейчас говорят, что напавший на них гражданин действовал на потребу окружающей публике. Нет у Голубева и каких-либо травм - то есть представить его в роли жертвы будет очень непросто.

4 сентября, когда истечет срок предварительного следствия по делу о смерти Алексея Мостового, в прокуратуре Красносельского района будет написано заключение, которое в юриспруденции полагается называть обвинительным.

Но вот будет ли оно таковым? Ведь уже доносятся с той стороны интересные версии смерти Алексея Мостового, например, раз потерпевшие ребята не пили, они могли употреблять наркотики.

Кстати, о наркотиках-родные потерпевших с возмущением показали мне несколько домов в Горелове, в которых открыто торгуют наркотиками местные наркодилеры. Мне также рассказали о местных участковых, которых эта тема совершенно не интересует и которых в принципе невозможно найти. А ведь элементарная профилактика правонарушений решала не только такие проблемы, но и элементарные, вроде отработки жалоб граждан на нарушение тишины. Накажи местный участковый инспектор тех самых мальчишек за нелегальную езду хоть единожды, и Алексей Мостовой остался бы жив.

Есть и еще одно замечание - в МВД сейчас вовсю обсуждается идея о снижении до 16 лет минимального возраста, с которого гражданам РФ разрешается водить автомашину. Если это произойдет, что вообще можно будет вменить 17-летним подросткам за рулем?

Только одно - сам факт их существования.

Евгений Зубарев, специальный корреспондент

Что нам стоит всех построить?

Разумеется, после столь тяжких обвинений, которые выдвигаются пострадавшими и их общественными защитниками против Вячеслава Голубева, мы не могли не поинтересоваться мнением о произошедшем у другой стороны, а также проверить, действительно ли следствие умышленно или неумышленно затягивается и подозреваемый в убийстве остается на свободе благодаря чьим-то связям.

Асиф Мусаев, следователь прокуратуры Красносельского района СПб:

- Я не могу сказать, что следствие ведется слишком медленно, хотя я понимаю горе родителей и всячески им соболезную. Мы очень загружены, у меня 11 уголовных дел. Но в данном случае следствие, наоборот, близится к завершению, почти все свидетели уже допрошены, экспертизы почти все проведены. Думаю, что уже в конце августа материалы будут переданы в суд и виновный понесет заслуженное наказание.

- Родители Мостового недоумевают, почему человек, совершивший тяжкое преступление - убийство, остается на свободе?

- Согласно старого УПК, подозреваемого можно и нужно было арестовывать уже только по тяжести совершенного преступления. По новому УПК решение о заключении под стражу принимает суд, при этом суд должен учитывать ряд обстоятельств, в зависимости от которых он принимает решение о мере пресечения. Например, судим ли ранее человек, есть ли основания полагать, что он скроется или будет оказывать давление на свидетелей. И прочее. Не имея таких оснований, суд, скорее всего, не изберет такой меры пресечения, как заключение под стражу:

- То есть вы полагаете, что тяжкое преступление - убийство - это не повод для ареста? И даже не пытались выходить в суд с представлением?

- Я сразу хотел избрать Голубеву именно такую меру пресечения, поскольку речь, помимо всего, идет о несовершеннолетнем потерпевшем. Конечно, за такие дела он должен быть закрыт. Но я знаком с судебной практикой и знаю, что в данном случае избрание такой меры бесперспективно. Я посоветовался с руководством, и мне объяснили, что вопрос не в целесообразности ареста, а в бесперспективности.

- То есть вы получили такие указания от вашего руководства?

- Нет, это были не указания, я просто обсуждал. Понимаете, новый УПК более гуманен, и понятно, что данное лицо, скорее всего, не будет арестовано. Вот если он скроется, тогда я могу подать в розыск с полным основанием, и тогда его уже закроют точно.

- Общественные защитники уверяют, что следствие ведется не только медленно, но и не в полном объеме.

- Доказательства вины собраны, и думаю, что наказание он понесет. Даже если потерпевшие, как говорит Голубев, шумели, пылили, я считаю, что это не повод разбивать голову.

Вячеслав Голубев общаться с прессой отказался, сообщив, что на все вопросы ответит его адвокат. Адвокат Иван Федоров согласился прокомментировать некоторые обстоятельства этого дела:

- Наша версия отличается от версии противной стороны. Я не могу раскрывать вам всю линию защиты, но могу сказать, что жители дачного поселка жаловались именно на машину, в которой разъезжал потерпевший. Например, приезжал житель, у которого эта машина снесла забор.

- Но это еще не повод драться и тем более убивать...

- А откуда такая уверенность, что первым начал драться и тем более убил именно Голубев? Инцидент произошел 4 июля, скончался Мостовой 8-го. Я еще не знаком с материалами дела, данными экспертиз, поэтому многого пока вам просто не могу сказать.

- Свидетели той стороны уверяют, что Голубев и его товарищи были пьяны и чрезвычайно агрессивны. И если это так, то картина действительно страшная: несколько нетрезвых мужчин избивают подростков...

- У меня есть другие данные, кто был в состоянии алкогольного опьянения. Там были подростки, человек 7, причем в руках у одного из них был металлический прут. И никакой "пьяной толпы" в доме у Голубева не было. В доме находились только Голубев со своей девушкой, его бабушка, еще соседка была. Ну неужели, будь Голубев не один, а с целой толпой свидетелей, он. хотя бы мне этих свидетелей не представил? Скрывать своих свидетелей не в его интересах. Насчет агрессивности - у меня есть характеристики на Голубева, они исключительно положительные. Внешне он также производит впечатление приятного, интеллигентного молодого человека. Знаете, будь он потолще, ему бы принцев в сказках играть...

- То есть вы хотите сказать, что это Мостовой и его товарищи напали на Голубева? И он просто оборонялся? .

-

Отца осудили из-за сына  »
Юридические статьи »
Читайте также