Ответный удар Продолжается пикировка вокруг Уставного суда

Намеченное на среду заседание Уставного суда вновь не состоялось – опять не было кворума. Возможно, он появится на следующей неделе, если судьи Алексей Ливеровский и Наталья Гуцан сочтут, что их здоровье позволяет им участвовать в заседаниях... А в это время питерские парламентарии продолжают делать громкие заявления в связи с ситуацией вокруг УС.

Вначале демократ Сергей Гуляев направил письмо президенту, требуя приструнить губернатора Валентину Матвиенко. Теперь единоросс Игорь Михайлов обращается к Владимиру Путину с предложением поставить на место и сам суд, и особенно ратующих за него ретивых политиков.

Судья Ливеровский, отвечая на вопрос коллег о перспективах своего появления в суде, сказал так: «До конца недели меня точно не будет, а там посмотрим». Коллеги тут же вспомнили, как на одном из первых заседаний УС именно Алексей Алексеевич рассказывал им историю о ком-то из американских политиков, который, дабы сорвать кворум на нежелательном для него заседании, выпрыгнул из окна. Сейчас, слава богу, до таких крайностей не доходит, но сомневаться в том, что внезапная болезнь судей, блокирующая работу УС, чрезвычайно радует Смольный, не приходится.

Ну а пока суд парализован, питерские депутаты продолжают переписку с президентом по вопросам «уставного правосудия».

Недавно мы рассказывали о том, как Сергей Гуляев из Демократической фракции обращался к Владимиру Путину, дабы президент заставил губернатора Валентину Матвиенко исполнять решения УС. Теперь сделан ответный ход: к президенту обратился председатель комитета по законодательству Игорь Михайлов из «Единой России».

По мнению Игоря Павловича, «конфликтная ситуация вокруг Уставного суда связана с тем, что отдельные петербургские политики стали раз за разом осуществлять попытки использовать судебный путь для достижения собственных политических целей, одной из которых, видимо, является остановка деятельности исполнительных органов власти». При этом депутат заявляет, что все изменения в устав города (урезавшие полномочия УС) были внесены лишь «во избежание ущерба, наносимого городу». Наконец, полемизируя с Сергеем Гуляевым, Михайлов сообщает президенту, что «нагнетание политической истерии, в том числе и путем официальных обращений к Вам, о якобы надругательстве над законом, судом и демократией, по моему мнению, являются не более чем демонстрацией разочарования в упущенной возможности дестабилизировать обстановку в городе».

Что же делать? Выход, по мнению Михайлова, в том, чтобы президент ввел должность своего полномочного представителя «по разрешению ситуаций, связанных с исполнением (неисполнением) решений уставных судов субъектов Федерации». В Петербурге г-н Михайлов предлагает президенту конкретную кандидатуру полпреда – депутата Госдумы от 212-го округа, «яблочника» Сергея Попова, который имеет «как многолетний опыт законотворческой деятельности именно в области правового регулирования органов судебной системы, так и большую адвокатскую практику».

– Когда создавался Уставный суд, – говорит Игорь Михайлов, – я предполагал, что это будет «скальпель» для тонких юридических операций, для устранения несоответствий между городскими правовыми актами и уставом. Но сегодня суд из «скальпеля» превратился в «двуручный меч». Уставный суд по факту расширил свои полномочия и фактически присвоил себе право вторгаться во все отрасли права, кроме уголовного. Он занимается и ларьками, и формированием органов исполнительной власти, и еще всем тем, чем сам захочет. При этом его решения не могут быть обжалованы – в уставном судопроизводстве отсутствует апелляционная инстанция. Получается тупик. А цена решений УС оказывается слишком высокой. Меняя устав, мы как раз и пытались выйти из этого тупика.

Что же, введение вышестоящей инстанции, где можно обжаловать его решения (по всей видимости, это Конституционный суд), вероятно не лишено смысла. Хотя это требует, как минимум, изменения Федерального конституционного закона «Об основах судебной системы в РФ», в 27-й статье которого сказано, что решение уставного суда субъекта Российской Федерации, принятое в пределах его полномочий, «не может быть пересмотрено иным судом». Тем не менее такие инициативы возможны. Приемлемым этот вариант считает и Сергей Попов, который в принципе не возражает против занятия им должности уставного полпреда.

Правда, по мнению Попова, сразу же встает вопрос о полномочиях этого представителя. Депутат полагает, что главная проблема деятельности Уставного суда – в нечетком разграничении компетенций судов общей юрисдикции и УС. В то же время Попов заявляет, что у него «очень большую тревогу вызывает неисполнение решений любых судов».

Игорь Михайлов придерживается иного мнения – применительно к решениям Уставного суда. На вопрос «Новой газеты» о том, обязана ли городская администрация исполнять решения УС, даже если она считает, что суд что-то сделал неправильно, депутат заявил, что для него это «не очевидно», поскольку в законодательстве нет никаких санкций за неисполнение решений Уставного суда. «Неисполнение решений Конституционного суда влечет уголовную ответственность, – говорит Михайлов, – а про уставные суды в уголовном праве ничего не сказано».

Что же, логика г-на Михайлова понятна. Надо ли в таком случае понимать его так, что любое решение суда, за невыполнение которого не предусмотрено прямых санкций, можно игнорировать?

Говоря об отсутствии санкций, депутат Михайлов забывает про 315-ю статью Уголовного кодекса, согласно которой «злостное неисполнение представителем власти... вступивших в законную силу приговора суда, решения суда или иного судебного акта, а равно воспрепятствование их исполнению» наказываются вполне конкретно – начиная от штрафа и заканчивая лишением свободы на срок до двух лет.

И есть еще действующий Указ президента № 810 от 6 июня 1996 года «О мерах по укреплению дисциплины в системе государственной службы», где говорится, что неисполнение решений суда является однократным грубым нарушением, достаточным для отстранения чиновника от должности. Собственно, этот Указ и имеет в виду Сергей Гуляев, обращаясь к Владимиру Путину насчет Валентины Матвиенко.

И все же с одним мнением Игоря Михайлова трудно не согласиться. Насчет политиков, которые «используют судебный путь для достижения собственных целей». Действительно, используют. И мы знаем этих политиков: не понравились решения Уставного суда – значит, надо прижать суд к ногтю.

Борис ВИШНЕВСКИЙ

Двадцать лет по огрызкам  »
Юридические статьи »
Читайте также