Хочешь строить? Плати!

Подобные заявления помогают понять, зачем люди так рвутся в органы местного самоуправления

Сколько стоит глас народа?

Не помню точно, когда и где я в последний раз видел подобную надпись. Кажется, в фильмах о героических «железных рыцарях» ЧК. Черным по светло-голубому: «Всем органам власти и гражданам оказывать содействие!». Пухлая темно-красная корочка. Голографическая блямба с двуглавым орлом. Заламинированная фотография молодого человека — судя по лицу, явно не хилого сложения. Надпись крупными буквами: «Удостоверение № 01. Глава Муниципального Совета Муниципального образования «Сосновское» Выборгского района Санкт-Петербурга Вавилов Олег Константинович».

При удостоверении — заламинированный вкладыш, на котором помещена цитата из закона РФ № 154-ФЗ от 28.08.1995 года «Об общих принципах организации местного самоуправления»: «Ст. 8. Депутаты местного самоуправления не могут быть задержаны (за исключением случаев задержания на месте преступления), подвергнуты обыску по месту жительства или работы, арестованы, привлечены к уголовной ответственности без согласия прокуратуры субъекта РФ».

Ныне обладатель этой замечательной книжечки отдыхает на тюремных нарах. Требование вышеуказанной статьи закона исполнено: уголовное дело, в рамках которого он был арестован, возбуждал лично прокурор Санкт-Петербурга Сергей Петрович Зайцев. А обвиняется Олег Константинович в получении взятки в особо крупном размере. Конкретнее — в сумме 17 тысяч долларов США.

В порядке лирического отступления. Несколько лет назад у меня была беседа с тогдашним зампрокурора города на тему о коррупции в органах власти. Мой собеседник сообщил весьма интересную вещь. Общался он незадолго до этого со своими американскими коллегами — тоже на тему коррупции, и те выразили изумление размерами наших взяток. Судя по данным социологических исследований и имеющихся в наличии уголовных дел, наш чиновник стоит раз в десять больше, чем его собрат аналогичного ранга у них. В самой богатой стране мира обычная взятка чиновнику уровня даже чуть выше среднего, оказывается, исчисляется несколькими сотнями долларов. У них руководитель ранга Вавилова тянул бы, наверное, не больше, чем на обед в «Макдоналдсе». А 17 тысяч — это уже где-то близко к самым высоким вершинам власти. Но случаи подобные чрезвычайно редки: возьми кто-нибудь там в виде взятки такую сумму, это стало бы сенсацией национального масштаба.

У нас же, заметим, небеса не разверзлись, громы не грянули, и Олег Константинович не попал не только на первые страницы газет, но, кажется, даже и на вторые. Вот если бы миллион — тогда да! Впрочем, оговоримся: даже эта «мизерная» взятка — пока лишь версия следствия. Хотя и подкрепленная весьма убедительными доказательствами.

А суть дела такова. На территории муниципального округа, которым руководит Вавилов, между домами 107 и 109 по проспекту Энгельса намечено строительство поликлинического комплекса фирмы «Меди». Последняя заключила договор с ООО «Инфрострой-гарант» на подготовку и согласование проектной документации. Ответственным за согласования был замдиректора ООО Александр Ищенко. Работа шла более или менее успешно, пока не приблизился срок общественных слушаний. Это, если кто не знает, встреча заказчиков и исполнителей проекта с представителями населения для заслушивания гласа народа и ответа на его вопросы.

Скажем сразу: народ права вето, по закону, не имеет. И это, в общем, правильно: ставить серьезное дело в зависимость от эмоций, может быть, хороших и честных, но далеко не всегда компетентных людей вряд ли разумно. Но вот тщательно проанализировать их претензии в серьезных инстанциях закон обязывает. Поэтому общественные слушания тщательно стенографируются, протокол их потом заверяют глава района и представитель МО. Хотя кто и каким образом будет отвечать, если глас народа не учтен, нигде четко не прописано. Из-за чего, кстати, сплошь и рядом этот глас просто игнорируется.

Так что, столкнись г-н Ищенко на общественных слушаниях с какой-то оппозицией, вряд ли она представляла бы для него реальную опасность. Тем более что и сказать-то возможным оппонентам, по большому счету, было бы нечего. Проект не предполагал ни сноса сквера или детской площадки, ни разрушения гаражной стоянки, ни нанесения какого-либо вреда экологии микрорайона. Самое серьезное, что можно было ожидать от противников проекта, это то, что комплекс явно предназначен для людей состоятельных и большинству населения будет недоступен. Но данный тезис легко побивался: зато богатый хозяин комплекса облагородит всю территорию вокруг — это ведь в его же интересах! Дороги — пешеходные и проезжие, клумбы, бордюры, газоны. Освещение, видеокамеры наружного наблюдения — вот и безопасность вам и вашим детям. Одним словом, Ищенко было что сообщить народу и чем его успокоить.

А вечером — деньги...

В положенный срок он сдал необходимый комплект документов в администрацию района, организующую слушания. Там ему сообщили, что такой же пакет надо отнести в муниципальный совет МО «Сосновское», чтобы там могли заранее ознакомиться с проектом и подготовиться к слушаниям.

4 марта сего года Ищенко принес документы по указанному адресу. Вавилова на тот момент на месте не было, и Ищенко оставил пакет под роспись. 6 марта Вавилов позвонил ему на мобильный телефон и предложил встретиться «в неформальной обстановке». Днем следующего дня они встретились в кафе на улице Руднева. И при этой встрече, как уверяет Ищенко, Вавилов предложил ему заплатить 17 тысяч долларов за... нечинение препятствий на общественных слушаниях. 15 тысяч, как он пояснил, предназначались некоему «могущественному покровителю», назвать которого он отказался, а 2 — ему самому «за услуги».

Будь Ищенко поопытнее, он бы просто посмеялся над подобной угрозой. А в ответ на озвученную сумму покрутил бы пальцем у виска. Но он, увы, проходил данную процедуру впервые и оценить степень опасности по-настоящему не мог. И потому решительным отказом не ответил, а обещал подумать, посоветоваться со своим руководством. Пошел к заказчику — в фирму «Меди». Там ему ответили твердо, что ни в какие противоправные действия ввязываться не желают и, если его какие-то злые люди на это склоняют, он имеет полное право обратиться в милицию.

Ищенко терзался сомнениями. Иметь проблемы в случае неблагоприятного исхода слушаний ему совсем не хотелось. По условиям договора, в случае срыва его сроков ООО обязано было платить неустойку в размере 75% от стоимости проекта, что составляло ни много ни мало 700 тысяч рублей. Между тем срок слушаний был уже назначен: 28 марта. А Вавилов в телефонных разговорах делал намеки весьма недвусмысленные.

Ищенко мялся, не говорил ни да, ни нет. И уже в день слушаний наконец решился — написал заявление в милицию. Следующий их с Вавиловым телефонный разговор проходил под проводимую по всем законам аудиозапись. Ищенко дал согласие на дачу взятки, Вавилов подтвердил намерение ее получить, а также пообещал, что его представитель на слушаниях скажет все «как нужно».

Слушания были назначены на 17.30, а встреча для передачи денег — на 20.00 на Московском проспекте недалеко от станции метро «Электросила». Справедливости ради позволим себе удивиться: в таких делах деньги обычно передают ДО услуги. В данном случае получалось, что Вавилов рассчитывал на порядочность Ищенко, ведь тот, получив положительное заключение МО на слушаниях, мог тут же «забыть» о назначенной встрече. Конечно, объяснение этому обстоятельству может быть самое что ни на есть простое — ну, допустим, день у Олега Константиновича был расписан по минутам и встретиться до слушаний он никак не мог. Но, так или иначе, у адвокатов сегодня на руках сильный козырь: ТАК взятки не берут. И, значит, это была не взятка.

Впрочем, у следствия имеются аргументы не менее веские.

В долг — без расписки

На слушаниях мнения присутствующих относительно целесообразности предстоящего строительства разделились. Однако представитель МО о проекте поликлинического комплекса отозвался положительно, определив этим общий исход мероприятия.

А в назначенное время Ищенко прибыл на оговоренное место с пачкой меченых купюр. К нему подошел молодой человек, пояснил, что он представитель Вавилова, и спросил, нет ли чего-нибудь для Олега Константиновича. На что Ищенко резонно ответил, что ни о каком посреднике он ничего не слышал, а будет иметь дело только с самим Вавиловым. Молодой человек отошел, а вскоре появился Вавилов. Ищенко вынул из кармана конверт с деньгами, попросил пересчитать. «Да ладно», — ответил тот. Взял деньги, попрощался... но ушел недалеко — через несколько шагов его уже ждали оперативники 3-го отдела ОРБ. На свет извлекли два конверта с деньгами — один тот самый, с 17 тысячами долларов, а во втором были 4800 евро и 23.460 рублей. При Вавилове также оказались зарегистрированный на его имя пистолет «Оса» с семью патронами и охотничий нож.

На вопрос, сколько долларов в конверте, задержанный ответил, что точно не знает — то ли 15, то ли 17 тысяч. Его попросили объяснить происхождение этих денег. Он ответил, что взял их в долг для покупки квартиры. Однако фамилию человека, одолжившего ему такую сумму, назвать не мог. Попытался вспомнить имя, но назвал неправильно. Содержимое второго конверта, по его словам, являлось его личными накоплениями и предназначалось для приобретения мебели в ту самую новую квартиру.

Версия долга выглядела явно неубедительно. Брать подобные деньги на улице у малознакомого человека, да еще не выдав ему при этом никакой расписки, — здесь явно что-то не так. И потому через несколько часов, когда в отдел по расследованию коррупции и преступлений в сфере экономики горпрокуратуры поступило возбужденное прокурором города уголовное дело, Вавилов был арестован.

На очной ставке Ищенко свое заявление о взятке подтвердил. Вавилов от показаний отказался полностью. Ищенко предъявил следствию листок бумаги с цифрами 15 и 17, якобы написанными Вавиловым на той самой встрече в кафе. Тот, ясное дело, свое авторство подтвердить не пожелал. А вскоре адвокаты Вавилова озвучили версию его задержания: политическая провокация, месть главы администрации района, с которым якобы у Вавилова случился конфликт.

В суде, разумеется, все точки зрения будут тщательно изучены. Главный вопрос: есть ли причинно-следственная связь между конвертом с долларами и положительным исходом общественных слушаний? Представитель МО, выступавший на них, начисто отрицает, что получил от Вавилова какую-либо установку на игру. Что, впрочем, выглядит странновато: обсуждение столь серьезного вопроса подчиненный не согласовал со своим начальником и высказывал, выходит, свою личную точку зрения. Между тем остальные депутаты муниципального совета, как оказалось, о слушаниях вообще ничего не знали. Но зато все в один голос выступают с защитой своего председателя, будучи совершенно уверены в его порядочности и неподкупности.

О Вавилове известно немного. 34 года, служил в армии (по некоторым данным, в спецназе, бывал и в горячих точках), потом работал в охранной структуре. Председателем муниципального совета избирается второй раз. Состоит во втором браке, имеет ребенка. На допросе жена подтвердила, что они с Олегом действительно собирались покупать квартиру и он искал человека, у которого можно было бы занять денег. Планировали и покупку мебели. Ни о какой взятке она, конечно, ничего не знает...

Поликлинический комплекс на Энгельса, конечно, построят. Но в городе много чего собираются строить. И если глава каждого МО при этом окажется нуждающимся в улучшении жилищных условий, то, боюсь, нашей прокуратуре придется перейти на семидневную рабочую неделю и 24-часовой рабочий день.

Михаил Рутман

Юрий Шутов: До выборов меня, скорее всего, убьют  »
Юридические статьи »
Читайте также