На рынках — волнуются, в ларьках — паникуют

Закрыта последняя в Петербурге «совдеповская» пирожковая, находившаяся на Литейном. Как для кого, а для меня это стало важнейшим городским событием июня. Буду скучать по круглым высоким столикам с мраморными столешницами, по «бочковому» кофе в граненых стаканах, по пирожкам с повидлом, которые до последнего момента стоили здесь 7 рублей. Кстати сказать, пирожки были весьма не противными. Да и вообще выбор и качество здешней еды (и питья) были неплохи даже по меркам Литейного проспекта. Это, а кое для кого — и возможность предаться ностальгии по советскому общепиту, привлекало в пирожковую немало посетителей. Теперь на ее запыленных витринах появилась бумажка: «Закрыто на ремонт». Но мы-то знаем, что после ремонта здесь непременно появится новомодное бистро или какой-нибудь «Блин-дональдс».

Потребительская сфера развивается. В этом процессе есть как положительные, так и отрицательные стороны. Об особенностях этого процесса, о ближайших планах городского руководства и основных направлениях мы беседуем с заместителем председателя комитета экономического развития, промышленной политики и торговли, начальником управления торговли Николаем Архиповым.

— Поговорим о вашей любимой пирожковой на Литейном? — улыбается Николай Александрович. — Думаю, со временем вы полюбите и то кафе, которое откроется в этом месте после ремонта. Сила привычки, ностальгия — вещи, конечно, хорошие. Но брать в расчет только их, когда речь идет о движении вперед, наверное, неправильно.

Модернизация нашего общепита, новое оборудование и, как следствие, улучшение санитарного состояния — это то, что мы приветствуем. Эта позиция присутствует и в концепции развития городской торговли и сферы обслуживания, которая разработана специалистами нашего управления.

— Слово «концепция» мы сегодня часто слышим: концепция социального развития, градостроительная, образовательная... И вот еще одна — торговая. Зачем она нужна?

— Это документ, описывающий то, к чему мы должны стремиться. Сейчас в городе идет работа над законом о программе социально-экономического развития до 2008 года, в которой прописаны стандарты жизни петербуржцев, сходные с европейскими. Из них мы и исходили при разработке концепции. К примеру, удаленность магазинов и предприятий бытового обслуживания от места жительства, минимальная площадь продовольственной торговли на каждую тысячу жителей, количество парикмахерских, бань, химчисток... Все — как должно быть. Тем самым мы признаем, что сегодняшнее положение далеко от идеального. Точнее говоря, не соответствует стандартам комфортного проживания в городе, которые содержатся в проекте программы.

Во время огульной приватизации у нас весь центр города превратился в скопление бутиков. К примеру, Каменноостровский проспект. На всем его протяжении сегодня лишь два продовольственных магазина. Или Большой проспект Петроградской стороны... Там вообще нет общедоступных продовольственных магазинов. Есть элитные винные, вещевые... и единственный продуктовый. «Бабилон». С его сумасшедшими ценами.

В новых районах — своя беда. Было время, когда жилые кварталы росли, а инфраструктура не развивалась. Дворы и улицы с тех самых времен буквально захватили ларьки. Теперь, когда здесь строятся большие и малые магазины, — от ларьков избавляться очень трудно. Сопротивляются и юридически, и физически.

Концепция и нужна затем, чтобы при дальнейшем развитии торговли таких перекосов больше не было.

— А если все же поконкретнее? Какие меры предусмотрены в вашем документе, чтобы, скажем, на Петроградской стороне увеличилось количество продовольственных магазинов? Новое строительство здесь уже вряд ли возможно. Следовательно, придется потеснить бутики?

— В Петроградском районе как раз строительство ведется. И немалое. На первых этажах новых зданий в большинстве случаев планируется открытие общедоступных магазинов.

Но во многих микрорайонах исторического центра строительство действительно невозможно. Для того чтобы решить проблему магазинов в таких местах, в нашей концепции заложена необходимость провести инвентаризацию торговых площадей, принадлежащих городу и управляемых КУГИ. Конечно, для городского бюджета выгоднее сдавать эти площади в аренду как можно дороже. И эта политика сегодня характерна как для государственных, так и для частных структур. Однако в отдельных случаях, возможно, придется поступиться прямой бюджетной выгодой для удовлетворения насущных нужд горожан.

Другой путь — использовать освобождающиеся здания и территории. Город взял курс на перенос промышленных предприятий и больниц из исторического центра на окраины. В нашей концепции записано, что часть этих помещений должна быть использована для развития торговли. И это уже происходит. Самый яркий пример — начало освоения закрытого Варшавского вокзала. Управляющей компанией здесь стала фирма «Адамант», которая после реконструкции открывает на этой территории свой магазин. Там же будут построены «Лента», «О,кей», другие магазины.

А что сегодня происходит в районе Пулкова? Там будет целый комплекс. Уже работает «Лента». Недалеко от нее — крупный универсам. Никто никому не мешает. Мало того, в тех же краях вскоре откроются гипермаркет «О,кей» и «Карусель» — супермаркет от «Пятерочки».

Конечно, мы не можем обещать, что в историческом центре у каждого покупателя прямо у его дома будут и магазин, и баня, и прачечная... Придется мириться с некоторой удаленностью востребованных магазинов или центров бытового обслуживания. Однако концепция позволит создавать такие условия, которые максимально улучшат здесь ситуацию.

Если наша концепция будет принята городским правительством, то она станет во главу угла при общении с потенциальными инвесторами. Скажем, один предлагает открыть ресторан, другой — магазин. Мы, видя, что где-то просматривается острая нехватка продовольственных магазинов, отдаем приоритет второму инвестору. Хотя, конечно, иные коммерческие проекты принесли бы больше денег в бюджет.

— А учитывают ли ваши нормативы торговых площадей разницу цен в магазинах и обслуживающих заведениях? Ведь было бы странно, на мой взгляд, валить в одну кучу площади «Бабилона» и, скажем, «Дикси». «Бабилон» не предназначен для ежедневного посещения большинством населения.

— Нет, такой градации в наших нормативах нет. Мы убеждены, что бизнес, рыночные механизмы сами в состоянии определить, на какого потребителя они могут ориентироваться, чтобы, работая в конкретном микрорайоне, не вылететь в трубу. Наша задача — руководить торговым бизнесом экономически, а не административно.

Опосредованно мы сегодня уже можем «рулить». С 1 июля в Петербурге начал действовать городской закон, которым введены в действие коэффициенты к единому вмененному налогу. Самую большую налоговую льготу коммерсант получает, если торгует молоком и хлебом. В полной мере платит тот, на чьих прилавках алкоголь и табак. Таким образом, становится более выгодно торговать продуктами социально необходимыми.

— С недавних пор в городе с бешеной скоростью открываются сетевые магазины. Жители многих районов сегодня только в них и ходят за продуктами. Это результат городской политики в сфере торговли?

— Для этого необязательно проводить какую-то особую политику. Торговые сети увереннее чувствуют себя в условиях конкуренции, нежели магазины-одиночки. Легче работать с ними и властям, и налоговикам. Поэтому мы, безусловно, только приветствуем развитие торговых сетей.

Кстати сказать, их у нас не так уж много, несмотря на сегодняшний «сетевой бум». В Петербурге сейчас работают около 180 сетевых структур: всевозможные магазины, кафе, рестораны, сфера услуг. Более 1600 предприятий. Для огромного города не так уж много. Всего лишь 15 процентов от всех предприятий торговли.

Но сети развиваются. «Пятерочка», «Дикси», «Находка», «Лента»... Сейчас к нам пришли и московские торговые дома. «Патерсон», «Перекресток» уже знакомы горожанам. В течение двух лет у нас работает сеть «4-й квартал», которая реализует идею «магазин у дома». Они выкупают у города уже имеющиеся помещения: у «Новочеркасской», на Заневском проспекте, в Выборгском районе... В основном это типовые двухэтажные «стекляшки». Всего пока будет восемь магазинов.

— Бытует мнение, что развитие торговых сетей убивает городской малый бизнес

— В одном только Центральном районе зарегистрировано аж 17 тысяч малых предприятий. Полная иллюзия широкомасштабного малого предпринимательства. Между тем владеют здешними павильонами всего сотня человек.

Ошибка в том, что ларечный бизнес признают малым. Это искусственно созданная позиция. Как правило, хозяин большого числа ларьков оформляет арендные отношения с теми, кто непосредственно торгует на его площадях. Получается: сколько ларьков — столько и «малых бизнесменов». Арендные отношения с продавцами нужны главному хозяину, чтобы мзду собирать да уходить от ответственности. Скажем, накрыли ларек с «паленой» водкой. Кто отвечает? Продавец, который юридически числится арендатором. За нарушения его изгоняют... в соседний ларек, а на его место сажают такого же бедолагу-арендатора.

Так они и ходят по кругу после каждой проверки соблюдения правил торговли. А договор на аренду земли с главным хозяином КУГИ расторгнуть не может. Нет юридической причины: ведь правила торговли нарушает не он сам, а продавцы!

Всеми ларьками и павильонами в городе владеют всего несколько десятков человек. Разве при такой собственности их можно отнести к малому бизнесу? И не надо этим ребятам прибедняться. А надо выходить из тумана и работать на свету, а не под знаменем малого бизнеса выколачивать льготы и привилегии.

— Значит, именно этими соображениями вызвано жесткое отношение городского руководства к ларечникам вообще и к «остановочным» в частности?

— Не жесткое, а адекватное!

Видел я этих малых бизнесменов, когда в прошлом году мы с судебными приставами сносили так называемую торговую зону в Калининском районе. Решение суда было вынесено по поводу неуплаты истинным хозяином тамошних ларьков налогов и сборов. При этом продавцы хозяину деньги платили. Только вот до бюджета они не дошли.

То же самое произошло в Московском районе, из-за чего была снесена торговая зона около станции метро «Московская». Там за девять месяцев в бюджет не поступило ни копейки. А с торговцев владелец взимал деньги аккуратно.

Уверен, что ларечная торговля — пройденный этап. Сегодня ни одному мелкому ларечнику не под силу честно платить арендную плату, налоги и при этом цивилизованно вести бизнес. Поэтому они и крутятся, сидя в тени, торгуя бросовыми и просроченными продуктами, «левой» водкой.

— Позиция вашего управления по отношению к ларькам понятна. А что с рынками?

— С рынками история отдельная. В 1996 году для них ввели понижающий налоги коэффициент — 0,3. Иными словами, налог составлял около трети от стопроцентного. Правда, в этом вопросе не было единообразия. На одних рынках льгота распространялась на налог на строения, на других — и на строения, и на землю. А рынок в Пушкине, скажем, почему-то этой льготы не имел вообще.

Однако общая линия была все же едина. Считалось, что она привлечет областных и городских производителей сельскохозяйственной продукции. А чуть позже ввели еще одну поддерживающую производителя меру. Все рынки обязали предоставлять льготные места людям, которые хотят продать выращенное на своем огородике. Одна льгота, таким образом, накладывалась на другую.

При этом бабушки продолжали толпиться у входов в метро и вокруг рынков. А на самих рынках царствовали профессиональные продавцы, не имеющие ничего общего с товаропроизводителями. Тем более — с местными товаропроизводителями.

Налоговая льгота для рынков отменена. Около недели назад губернатор подписала решение о прекращении действия понижающего коэффициента. Теперь у рыночников, как у всех, стопроцентные налоги.

С этим связано легкое волнение, которое царит сегодня в среде рыночных продавцов. Они понимают, что отмена льгот влечет за собой увеличение стоимости торгового места. А это приведет к росту цен. Однако уверен, что эта мера была правильной. Что касается цен, то рыночные отношения урегулируют этот вопрос. Покупатель пойдет туда, где цены будут ниже. Торговцам, таким образом, придется довольствоваться более скромными доходами.

— А как реагируют на происходящее владельцы рынков?

— У всех городских рынков владелец один — город. Исключение составляет Сенной рынок. Он выкуплен целиком. Здесь полностью выполнены инвестиционные условия, построен современный торговый комплекс.

Что касается остальных — какой-то рынок сдан в долгосрочную аренду, какой-то в краткосрочную. Есть и такие, которые предоставлены фирмам на определенных инвестиционных условиях. То есть за право управлять рынком фирма должна была за свой счет выполнить некий объем строительных работ. Однако нигде, кроме Сенного и Полюстровского, ничего не сделано.

Это позволяет нам сегодня довольно жестко диктовать управляющим фирмам свои условия. Предложения по развитию сельскохозяйственных рынков оформлены нами в отдельный документ, который уже направлен всем заинтересованным лицам. Изучают, считают, взвешивают. Этот документ будет обсуждаться и приниматься на заседании городского правительства отдельно от концепции развития торговли в городе.

— Каковы основные идеи, которые вы стремитесь донести до рыночников?

— Требование реконструкции — вот главное. Посмотрите, к примеру, на Сытный рынок. Само торговое строение там занимает небольшую площадь, а остальная территория до недавнего времени была заставлена, как я называю, дровами. Убежден, что такого быть не должно. Эта территория и такие же неэффективно используемые территории на других рынках должны быть застроены современными торговыми местами, если мы хотим, чтобы в историческом центре города торговля была цивилизованной. В общем, наши рынки должны превратиться в торговые центры с нормальной санитарной обстановкой.

Заниматься реконструкцией, по нашей идее, должны фирмы, управляющие рынками. И это условие сохранения договора аренды с его обязательным продлением еще на десять лет. Профиль территории, естественно, должен быть сохранен.

— А будут ли при этом сохранены льготные места для тех же бабулек? Или они будут продолжать толпиться у метро?

— С этим проблема. Положение о льготных местах сохраняется. Но выполняют его далеко не на всех рынках. На «Звездном», к примеру, такие места имеются. Хуже — в центре. В общем, надо признать, что сегодня выполнение этого условия — добрая воля рыночных управленцев.

— Что нас ждет на Апрашке?

— Реконструкция. И управляющая компания этим уже занимается. Но, на мой взгляд, занимается вяло. Выбран путь, которым я бы не пошел: работы ведутся без закрытия торжища, с постепенным вложением средств. Поэтому, возможно, активности и не заметно. На мой взгляд, вместо комплексной реконструкции здесь идет вялое латание дыр без привлечения инвестиций. И городу еще предстоит принять решение — устраивает его такое положение дел или нет.

Наталья Орлова

Не смотри на лоток, не ешь пирожок  »
Юридические статьи »
Читайте также