Нехорошее слово из трех букв, или Еще один Государственный Эксперимент

В этом году Москва и Санкт-Петербург впервые подверглись пробному внедрению единого государственного экзамена (ЕГЭ), подтвердив свое желание участвовать в реализации правительственной Концепции модернизации образования.

Недоверчивые родители петербургских школьников, правда, на всякий случай помитинговали накануне экзамена, но, когда их дети благополучно его сдали, успокоились и больше антиреформенных истерик не устраивали, доверившись мудрой воле наробразовских кормчих.

Открытое письмо президенту более 400 российских ученых и учителей, авторы которого назвали эксперимент с ЕГЭ "губительным для современной молодежи, потому что с помощью разового тестирования невозможно определить уровень знаний ученика", никакого влияния на развитие событий не оказало. Президент просто переадресовал его министру образования и науки Андрею Фурсенко, а тот заявил, что менять в системе ЕГЭ до осени ничего не будет. И не менял.

Так что 1 сентября "единосдавшие" абитуриенты дружно отправятся в вузы, чтобы так же дружно доказать на дальнейшей практике успех (или неуспех) очередного эксперимента государства над обществом.

Государственный нестандарт

То, что отечественная система народного образования пребывает в глубоком упадке и нуждается в серьезной реформе, вероятно, не вызывает сомнений ни у кого. Вопрос в другом: с чего начать? По мнению первого проректора Высшей школы экономики Льва Любимова, которое, вероятно, можно признать отражающим общие настроения российских педагогов, начать надо с денег: "Если в ближайшее время мы не выполним две главные задачи - не повысим статус учителя и не насытим наши учебные заведения необходимой материально-технической базой, то уже через пять-шесть лет хваленое советское образование превратится в фикцию".

Тем не менее, философски подкованное российское правительство решило начать не с материальной формы, а с организационного содержания, конкретнее - с реформы экзаменационной процедуры. Материальные же вопросы - вероятно, как "менее важные", согласно закону о разграничении полномочий, - были "спущены" на региональный уровень.

"Концепция модернизации образования до 2010 года" была принята и одобрена президентом РФ в начале 2002 года. Задачи, которые она декларировала, отличались внешней категоричностью и внутренней противоречивостью: повсеместное введение ЕГЭ и профильного обучения, преподавание в школах информатики и английского языка со второго класса, расширение изучения социально-экономических дисциплин и одновременное (!) устранение перегрузок учащихся. Впрочем, вместо того чтобы раскрыть секрет увеличения числа предметов вместе с сокращением учебной нагрузки, Министерство образования во главе с Владимиром Филипповым предпочло по-наполеоновски "ввязаться в схватку, а там...". Эксперимент с ЕГЭ начался в Якутии, Чувашии и Мордовии.

Выступая в том же году с посланием к Федеральному собранию, Путин ни словом не обмолвился о начавшихся в стране экзаменационно-вертикальных процессах (видимо, не желая заранее сеять радость) и лишь загадочно намекнул на какие-то "долгосрочные планы" и "большие резервы". Впрочем, главный проект образовательной политики - федеральный Закон "О Госстандарте образования", который уже около десяти лет обсуждается депутатами и который, наконец-то, преодолел первое чтение в Госдуме, - ныне вновь затерялся в законодательных парламентских закромах.

Модернизация модернизации

В 2004 году Андрей Фурсенко, занявший место Владимира Филиппова на посту министра образования, на одной из первых встреч с ректорами простодушно признался, что "совсем недавно ничего не знал о ЕГЭ, кроме того, что существует еще одно нехорошее слово из трех букв".

Осенью этого года Министерство образования и науки собирается представить "модернизированную" "Концепцию модернизации образования", которая, возможно, серьезно изменит курс уже начатых реформ. Какие именно ожидаются перемены - пока молчок! Очевидно, готовится приятный сюрприз. А пока известно, что в ближайшее время ожидаются ревизии и "зачистки" вузов, принудительное сокращение числа их региональных филиалов и непрофильных факультетов.

Многие эксперты предполагают, что государство постарается сократить свои обязательства, а вместе с ними и финансовое участие в сфере образования. "Система профобразования в России сегодня неадекватна состоянию экономики", - заявляет, в частности, председатель думского комитета по образованию и науке Николай Булаев. Того, что со временем высшее образование в России станет полностью платным, не отрицает и Андрей Фурсенко: "Это решение не будет революционным, со временем мы к этому придем". Модернизированные стандарты образования, по планам правительства, начнут действовать только с 2006 года, а до этого времени страна должна убедиться, что они ей действительно жизненно необходимы.

ЕГЭ-2004 - No Comments?

Формальным обоснованием образовательной "модернизации в квадрате" стало подписание еще министром Филипповым в сентябре прошлого года Болонской конвенции, в результате чего Россия присоединилась к создаваемому в Европе единому образовательному пространству.

Москва и Петербург, немного посомневавшись, все же решили в этом году принять участие в эксперименте и стать "едино-государственными", совместив выпускной и вступительный экзамены по русскому языку в виде ЕГЭ. Причем если в столице эксперимент провели лишь над 3 тысячами школьников, то в Петербурге "для опытов" отрядили более 40 тысяч выпускников. В целом же ЕГЭ-2004 охватил 65 регионов, повлияв на судьбу около 800 тыс. учащихся (почти 70% российских школьников). Казалось бы, впору сделать какие-то выводы...

Однако Министерство образования попросило еще один год на раздумья, в течение которого эксперимент с ЕГЭ будет продолжен и, надо думать, расширен до всероссийских масштабов. Региональные Комитеты по образованию резюмировать локальные итоги внедрения ЕГЭ тоже пока опасаются, но на всякий случай одобряют данное начинание. Петербургским же наробразовцам в этом году повезло: результаты единого госэкзамена по русскому языку в нашем городе оказались выше, чем по стране в целом, а четыре школьницы культурной столицы обработали решающий тест на целых 100 баллов! Наверное, именно эти вымпелоносные результаты воодушевили Комитет по образованию на то, чтобы предложить учащимся Петербурга в следующем году сдавать ЕГЭ аж по 6 предметам. Инициатива, правда, будет еще обсуждаться.

Чем бы, однако, не завершились эти дебаты, ясно, что судьбу народного образования решат не они. Главный недостаток модернизации российского наробраза состоит в том, что при внешней "европеоидности" она никак не решает "проклятых" вопросов зарплаты учителей и материального содержания образовательных учреждений, обещая увеличить выделение денег лишь на подключение школ к системе Интернет. Нынешнее освоение "европейских принципов" напоминает насильственное внедрение новых европейских технологий в архаичную и гиперцентрализованную, не готовую их правильно "переварить" систему. И выходит, что вместо того, чтобы больного дистрофией накормить, ему усердно промывают желудок.

Петр Баранов, заместитель председателя Комитета по образованию администрации Санкт-Петербурга

- Вряд ли можно говорить, что государство собирается урезать финансирование сферы образования. Ведь даже экспериментальное введение в школах со второго класса английского и информатики говорит о том, что, в принципе, средства есть.

Сейчас главная проблема заключается в том, что из-за отсутствия обязательного распределения выпускников педвузов в сферу образования нет притока молодых кадров. Наверное, многое зависит от желания молодого специалиста все-таки найти свое место. Потому что никогда система образования не оплачивалась хорошо. И тот, кто выбирал педвуз, всегда прекрасно понимал, что огромных денег это ему не сулит.

Владимир Троян, проректор по научной работе СПбГУ

- Предположение, что в случае введения ЕГЭ у нас устанавливаются равные условия для талантливых ребят, которые учатся в городе и которые учатся в сельской школе, довольно сомнительно. Задания могут оказаться простыми для хорошо подготовленных к ним учеников центральных городов России и сложными для выпускников, даже талантливых выпускников, маленьких сельских школ.

Неужели кто-то думает, что не будет репетиторства по единому госэкзамену? Будет. Но будет именно натаскивание по конкретным вопросам, а не по знаниям - вот в чем проблема!

Если этот проект будет принят как федеральный закон, то, безусловно, всем учебным заведениям придется действовать в его рамках. Но когда университеты работают эффективно, то строгий контроль со стороны государственных ведомств им не нужен - он не поможет творчеству, не разовьет креативность.

Людмила Громова, проректор по учебной работе СПбГУ

- С точки зрения организации, в Петербурге были небольшие технологические сбои во время проведения репетиционного экзамена 27 апреля (из-за того, что начали проводить его не по той системе). Но все технические проблемы были оперативно решены, и школьный экзамен 3 июня прошел спокойно. А волны жалоб по организации проведения ЕГЭ в Петербурге не было вообще. Но пока представить общую картину по стране трудно, потому что у нас одновременно действуют несколько форматов проведения ЕГЭ: в одних регионах по новой системе сдается один экзамен, в других - больше.

Михаил Иванов, директор Лицея "Физико-техническая школа"

- Делать какие-то окончательные выводы о ЕГЭ я еще не готов. Но любая ситуация всеобщей обязательности довольно подозрительна. Глядя со стороны, кажется, что проведение ЕГЭ всеми воспринимается как некая дополнительная нагрузка, нечто придуманное, что обязательно надо сделать, как прививку. Но не исключено, что та форма, в которой сейчас проводится единый госэкзамен, не позволяет реализоваться некой позитивной идее. Пока не могу поставить ЕГЭ ни плюс, ни минус: думаю, надо быть осторожным в выводах. Но осторожными должны быть и те, кто эту систему насаждает.

Екатерина Семыкина

Образовательные учреждения Петербурга получат финансово-хозяйственную самостоятельность  »
Юридические статьи »
Читайте также