Дмитрий Новиков: "Роль "Электронной России" сильно переоценивается".

ИНТЕРВЬЮ: Дмитрий Новиков, генеральный директор "Консультант Плюс"

Каждый день в России издается несколько сотен нормативных и иных официальных актов, выносятся тысячи судебных решений. Разобраться с этим огромным количеством документов без помощи компьютера совершенно невозможно, поэтому сегодня трудно представить себе юриста или бухгалтера, не пользующегося той или иной справочной правовой системой (СПС). Рынок компьютерных СПС - один из самых успешно развивающихся секторов отечественной IT-индустрии. По данным независимых исследователей, абсолютным лидером на нем является компания "Консультант Плюс". Генеральный директор "Консультанта Плюс" Дмитрий Новиков поделился с читателями "Ведомостей" своими взглядами на будущее и настоящее российских СПС.

- Правда ли, что компания "Консультант Плюс" и ее главный конкурент - "Гарант" - некогда были единым целым?

- Да, это так. Мы с коллегами, ныне совладельцами "Гаранта", пришли в бизнес в 1989 г. Торговали компьютерами и делали под заказ программное обеспечение. Одним из первых наших проектов был именно "Гарант". Мы трудились над ним два года в рамках заказа от одной компании, а потом поняли, что получившийся продукт можно продавать на рынке. Когда начался этот бизнес, начались споры. Только не подумайте, что мы спорили о том, как делить деньги. Просто мы по-разному смотрели на то, как надо строить бизнес дальше. С лидером "Гаранта" Дмитрием Першеевым мы знаем друг друга еще со студенческой скамьи. Вместе ездили в стройотряды, дружили, да и до сих остаемся в прекрасных человеческих отношениях. Мы спорили о том, как технически развивать продукт, вкладывать деньги в рекламу или в строительство региональной партнерской сети и т. д. В результате решили не бодаться, а мирно разойтись. Подразделение, разработчик "Гаранта", выделилось в самостоятельную фирму в 1992 г. , с тех пор мы делаем "Консультант Плюс".

- Какие-то материальные активы делили? Или, быть может, вы забрали с собой технологии, базы документов?

- Мы ничего не забрали вообще, кроме части команды специалистов. В то время единственным и главным ресурсом были люди. Меньше чем за год мы сумели запустить новый продукт.

- И какова сегодня ситуация на рынке СПС?

- Сразу хочу сказать, что собственных оценок по рынку давать не буду. Хотя мы проводим собственные исследования, озвучивать их результаты было бы некорректно. Согласно специализированным опросам ВЦИОМ и "РОМИР", ведущими игроками на рынке являются три компании - "Консультант Плюс", "Гарант" и "Кодекс". У нас порядка 150 000 обслуживаемых клиентов, это около 75 - 85% всех обслуживаемых пользователей на рынке, у "Гаранта" в районе 40 000 - 50 000 клиентов (около 25 - 35% рынка) , у "Кодекса" - 10 000 - 15 000 клиентов, или 5 - 10% рынка. Сумма долей превышает 100% потому, что часть клиентов используют несколько систем одновременно. Более точных данных не дает ни один исследователь, обычная погрешность составляет 3 - 5%.

В разных городах и регионах ситуация неодинаковая. Так, например, в Москве доля наших конкурентов выше: она достигает 45 - 50% существующих клиентов при наших 70 - 80% (по данным независимых оценщиков). В Москве клиенты чаще берут одновременно две системы - нашу и "Гаранта". Это сложилось исторически. В Санкт-Петербурге существенно выше доля у "Кодекса" - там они захватили не менее 15 - 20% рынка, а у "Гаранта" там 35 - 45% , у нас 70 - 80%. В некоторых регионах мы имеем просто подавляющее преимущество - мы там были первыми и сами сформировали рынок. Но в целом по стране вышеприведенные цифры хорошо отражают ситуацию.

- Как устроен бизнес вашей компании?

- Есть головная структура - координационный центр сети "Консультант Плюс". Это группа компаний, где работает более 700 человек, владельцами которой являются ее топ-менеджеры. Другой составляющей бизнеса является сеть региональных сервисных центров (РИЦ). Это около 300 компаний-партнеров в 150 городах, организованных по принципу франчайзинга. Владельцами РИЦ, как правило, также являются их топ-менеджеры. Кроме того, есть еще 400 сервисных подразделений в более мелких населенных пунктах. Во всех этих структурах в производстве систем с региональной информацией работает около 800 человек, а более 10 000 сотрудников заняты в сервисе. Оборот всего бизнеса составляет более $100 млн. Непосредственно на нашу долю приходится примерно треть.

- То есть вы продаете продукт и сервис только через партнеров?

- Как правило. Мы поддерживаем прямые отношения с крупнейшими потребителями, с компаниями уровня Сбербанка, "Газпрома". Но даже их обслуживает сервисный центр того города, где находится подразделение компании. Кстати, разные оценки перспектив такой организации и были одним из важнейших вопросов, по которым мы разошлись с коллегами из "Гаранта" 11 лет назад.

- Как бы вы определили, для чего именно нужны СПС?

- Как только компания преодолевает этап становления, у нее в штате обязательно появляется специалист по налогам, бухучету, праву. Эффективно работать без СПС он не сможет. Я на примере объясню. В нашей системе более 1,2 млн документов, каждый месяц мы добавляем к ним порядка 20 000 новых. Даже просто найти необходимый документ без СПС сложно. Более того, между документами есть тысячи связей. Чтобы пользователь мог разобраться в них, кто-то должен приложить колоссальные усилия для их упорядочивания. При этом недостаточно просто каталогизировать документы. Нужно сделать так, чтобы, пользуясь каким-то документом, клиент из тысячи связей выделил именно то, что существенно для применения этого документа в его конкретном случае. Это задача не столько для программистов, сколько для высокопрофессиональных юристов. Именно этот комплекс услуг создает основную ценность для пользователей СПС.

Не менее важна и постоянная информация об изменениях в законодательстве, а это задача сервисного обслуживания СПС. Насколько СПС делают работу юристов более эффективной - это непростой вопрос, тут все очень индивидуально. Если человек работает с информацией все рабочее время, тогда СПС поможет ему улучшить производительность в десятки раз. А некоторые задачи без СПС вообще нельзя решить. Найти среди 100 000 судебных решений нужное без таких технологий невозможно. Но даже если человек работает с документами 20% рабочего времени, наш сервис все равно даст ему существенную эффективность. Главное, что получает любой пользователь профессиональной СПС, - это уверенность, что все необходимое у него всегда под рукой.

- Есть ли у вас оценки, насколько велика потребность в СПС в нашей стране? Насколько насыщен рынок?

- По разным оценкам, в России приблизительно 600 000 - 700 000 компаний. Учитывая, что пока отечественных клиентов СПС около 200 000, можно понять, что еще есть куда расти. Хотя это будет и не очень быстрый процесс. Бурный рост на нашем рынке, когда мы выходили на крупные предприятия и заполняли вакуум, закончился лет пять назад. Сейчас наш рынок растет чуть быстрее российской экономики: экономика - на 4 - 6% в год, рынок - где-то на 10%. Опережение идет за счет того, что мы начинаем не только работать с вновь появляющимися компаниями, но и постепенно охватываем старые, бизнес которых постепенно достигает необходимого уровня. Главная борьба идет за средние и мелкие компании, хотя и для крупных клиентов мы готовим новые специальные продукты.

- Как СПС эволюционировали за последние несколько лет?

- Главная тенденция - включение больших объемов авторской, экспертной информации и судебных решений. Мы, например, регулярно включаем комментарии и разъяснения более чем из 30 изданий. Всего в системе уже более 70 000 авторских материалов.

Большие объемы информации требуют нового уровня юридической обработки и, соответственно, очень серьезных инвестиций в программные технологии.

В сервисе также происходят коренные изменения. Мы стали делать главный акцент на учебу клиентов. Средний потребитель использует пока 5% свойств системы. Если человек использует 30% , он свою эффективность работы повышает многократно. Наш продукт относительно прост, чтобы сразу без обучения использовать 5% его свойств, и, с другой стороны, достаточно сложен, чтобы использовать его по-настоящему, - для этого и необходимо обучение.

- Сбор правовой информации предполагает тесное сотрудничество с госструктурами. На какой основе вам удалось наладить с ними общение?

- Мне трудно назвать орган власти или ведомство, с которым у нас нет договора о сотрудничестве; всего таких договоров около 70 на федеральном уровне и более 800 на региональном. Часто наше сотрудничество носит безвозмездный характер. Мы оперативно и полно получаем официальные документы для распространения, а взамен предоставляем наши системы, сервис и другие услуги. Сейчас мы обслуживаем более 900 систем в таможенных органах, более 1100 систем в органах финансовой системы, около 3000 систем в налоговых инспекциях, более 3600 систем в судах общей юрисдикции. Наши системы стоят в большинстве подразделений Банка России, практически во всех арбитражных судах и т. д. Мы ведем правовые разделы на сайтах президента России, ГТК РФ, готовится раздел для МВД.

- Вы участвуете в федеральной целевой программе (ФЦП) "Электронная Россия"?

- Мне кажется, нашего рынка эта программа существенно не касается. У государства и разработчиков СПС, в принципе, разные задачи и разные компетенции в сфере распространения официальных документов. Мы внимательно анализировали этот вопрос, исследовали мировой опыт. Задача и компетенция государства - простейшее раскрытие информации в исходном виде, максимально точно и достоверно. Задача независимых разработчиков - создание СПС с высокой долей добавленной стоимости и качественным сервисом.

То, что сейчас периодически обсуждается под эгидой этой программы, мне не до конца кажется понятным. Представляется необходимым и важным более четко в этой сфере расставлять приоритеты и разделять задачи государства и рынка.

Например, иногда обсуждается выделение существенных денег на создание систем раскрытия официальной информации для общественности. Заверяю вас, что эта проблема решается не деньгами. В этой сфере мы имеем большой опыт: еще до начала "Электронной России" мы взаимодействовали с ведомствами в целях широкого раскрытия и распространения информации в оригинале, в исходном, так сказать, виде. И сейчас мы готовы безвозмездно - я подчеркиваю, безвозмездно - помогать органам власти раскрывать такую информацию всеми способами, в том числе и через Интернет. Это не противоречит нашему бизнесу - это ведь не профессиональный сервис, не СПС. Это не то, что нужно профессионалу. Раскрытие первичной официальной информации для общественности через бесплатный доступ в Интернете - задача реальная и важная, и мы в этом готовы помочь государству. Но государство, в принципе, за деньги налогоплательщиков не может и не должно создавать профессиональные СПС. Если государство распространяет авторские комментарии и экспертные мнения, которые лежат в основе юридической обработки информации в любой СПС, то в таком случае неизбежно возникнет двусмысленность: авторские элементы юридической обработки являются официальной позицией органа власти или нет? И т. д. и т. п.

С другой стороны, мне кажется, что роль "Электронной России" сильно переоценивается. Давайте порассуждаем. Каков, по-вашему, объем всего компьютерного рынка в России?

- Думаю, миллиарда три долларов - в очень грубом приближении.

- А в этом году на ФЦП выделили 1,5 млрд руб. Вы верите, что $50 млн могут повлиять на $3-миллиардный рынок? Для IT-рынка всей страны они по большому счету ничего не изменят. Некоторые влиятельные на рынке люди говорят, что "Электронной Россией" государство даст импульс развитию рынка компьютерных технологий. Это 1,5% дадут импульс? Мы что, считать разучились? Наверное, есть какие-то действительно важные задачи, которые способны обеспечить серьезную отдачу, но эти задачи необходимо тщательно отобрать и только в них вкладывать действительно серьезные ресурсы. Но это только такие задачи, где без государства рынок действительно ничего не сделает. Для решения конкретной проблемы раскрытия официальных документов существенные инвестиции вообще не нужны. Нужны политическая воля и некоторые организационные решения: необходимо решиться раскрывать все, по существу, открытые документы. Во всем остальном мы готовы помогать бесплатно - передавать технологии, в ряде случаев вести правовые страницы ведомств и т. д.

Справедливости ради необходимо признать, что постепенно такое прагматическое понимание воспринимается многими специалистами. У нас налаживается конструктивный диалог в данной сфере с коллегами из Минэкономразвития и других органов.

- Не планируете ли вы или ваши конкуренты выходить на рынки СПС других стран?

- У нас есть очень сильный партнер в Белоруссии, хуже ситуация на Украине. Есть проекты в Казахстане. На всем постсоветском пространстве только эти страны представляют интерес для нашего бизнеса. Все остальное мельче, но мы тоже там работаем - в Эстонии, например. Три упомянутые страны близки к нам по языку, это один из важных факторов, хотя и не решающий. Дело в масштабе рынков.

- А были попытки выйти на западные рынки?

- Прежде чем отвечать на этот вопрос, я хотел бы привести любопытную статистику. В России количество регулярных подписчиков на сервисы, основанные на СПС, сопоставимо с количеством подписчиков на печатные издания в соответствующей сфере. Это просто феноменальный результат - наша страна, по сути, перескочила один этап эволюции каналов распространения правовой информации. Мы проводили специальные исследования аналогичных рынков в Германии, Франции, США. Так вот: если оценивать абсолютные цифры, то Россия по количеству подписчиков на услуги с компьютерными технологиями в сфере правовой информации для профессионалов существенно опережает многие европейские страны и проигрывает, возможно, только США. А если учесть, что экономики и Франции, и Германии намного больше экономики России, то наше опережение будет еще более существенным. Если сравнивать в относительных цифрах рынки СПС России и США, то ситуация относительно размеров экономик будет почти одинаковая. Это удивительно, ведь число пользователей компьютерных технологий в России существенно ниже, чем в Европе и США.

Тщательно проанализировав рынки Восточной и Западной Европы, мы поняли, что по широкому спектру вопросов мы далеко их обогнали.

- Может, все дело в том, что у нас более запутанное законодательство?

- Не в этом дело - у них не меньше документов выпускается. В Европе компьютерные СПС не развивались по историческим причинам. Где-то государство долго занимало неэффективную позицию и только в последнее время ситуация начала меняться. Но самое главное - сила традиций. Там юристы очень сильно привязаны к традициям, они до сих пор используют такие специальные издания - особые папки, куда листочки со свежими документами подшивают. А Россия через это дело перепрыгнула. Три года назад у нас было 100 000 с лишним клиентов, а в Германии у лидера их рынка было всего 13 000. Во Франции близкая картина. Значит, наш бизнес и наши технологии в чем-то уникальны. Вот мобильные телефоны проникли на русский рынок в разы хуже, чем в Европе или США. А нам у западных коллег и учиться-то по большому счету нечему. Мы уже почти 12 лет строим наш бизнес, и никто из иностранцев за это время в нашей сфере в России ничего по-крупному не сделал. Нам, конечно, есть куда развиваться, и рынок не стоит на месте, но по уровню наши технологии во многом существенно превосходят зарубежные аналоги. Но нам на западные рынки выйти от этого, к сожалению, не легче. В любом деле, связанном с юридическими вопросами, главное - доверие и репутация. В США аналогичные фирмы-издательства строили свои бизнесы по 100 лет. Переломить доверие американцев к их распространителям информации невозможно. И этому не поможет, что наши системы технически могут быть чуть удобнее. Поэтому мы пока не спешим за рубеж. Пятыми на рынке быть не хотим.

- Мешают ли вашему бизнесу компьютерные пираты?

- Не слишком. Мы ведь не продаем продукт в коробке, мы продаем сервисный комплекс. Люди с Митинского рынка сервис не предоставляют. Они научились делать кое-что, воруют последние версии, копируют обновления. Но мы часто замечаем, что они делают это не очень аккуратно, бывают пробелы, ошибки, задержки во времени. Любой мало-мальски серьезной компании куда легче заплатить несколько десятков, в крайнем случае сотен долларов за месячный пакет и быть уверенной, что все в нужную минуту сработает, каждый месяц будет гарантированный сервис. По нашим оценкам, пиратскими СПС пользуется в десятки раз меньше людей, чем легальными. Это приемлемо только для тех, для кого цена решаемых вопросов ниже цены нашего сервиса.

О Компании: Группа компаний "Консультант Плюс" учреждена в 1992 г. группой физических лиц. Партнерская сеть "Консультанта Плюс" работает в 375 городах России и состоит из 300 региональных информационных центров и более 400 сервисных подразделений. В головной компании работает около 700 человек. Оборот сети в 2002 г. составил около $100 млн.

Биография: Дмитрий Борисович Новиков родился 27 сентября 1964 г. в Москве. В 1986 г. с отличием окончил факультет "Вычислительная математика и кибернетика" МГУ по специальности "математик". Кандидат физико-математических наук. В 1986 - 1989 гг. - научный сотрудник факультета "Вычислительная математика и кибернетика" МГУ. До 1992 г. работал директором Научно-производственного объединения "Вычислительная математика и информатика" (НПО "ВМИ").

С 1995 г. занимает должность генерального директора ЗАО "Консультант Плюс".

Женат, имеет троих детей.

Юрий Грановский

Программисты "сажают" клиентов "на иглу" Частые перемены в законодательстве способствуют процветанию it-бизнеса  »
Юридические статьи »
Читайте также