Бумеранг ненависти

Вопрос национальной вражды стар, как Вавилонская башня, и все это время люди с попеременным успехом пытаются его решить. Как излечить российское общество от экстремизма и возможно ли такое в принципе? Об этом наш разговор с доктором психологических наук, профессором, заведующим кафедрой политической психологии Санкт-Петербургского государственного университета Александром Юрьевым.

- Подросток зажимает в кулаке кастет и отправляется "чистить" ряды сограждан... Какие психологические мотивы могут подтолкнуть человека к пропаганде экстремистских идей?

- Условием существования каждого из нас является обладание смыслом, целью и ценностями жизни - за них мы готовы драться, воевать и умирать. А без них утрачиваем жизненные силы и погибаем. Смысл, цели, ценности - это кислород "психологического воздуха жизни", и "производит" его только государство - в системе образования, воспитания, культуры и труда. С 1991 года государство передало это "производство" в частные руки, как и все остальное. А частные владельцы напустили такого "воздуха" псевдосмыслов, что сегодня происхождение вопроса межнациональной нетерпимости и искать не надо. Оно - как черт на плечах кузнеца Вакулы - в атмосфере общества. Из-за бездеятельности государства кто-то уходит в секты, кто-то - в криминал, кто-то - в науку, кто-то - в бизнес, кто-то - в наркотики и алкоголизм, а кто-то восстанавливает "справедливость" в сфере национально-религиозных отношений. Экстремизм - это обретение смысла. И это серьезно, это не игра, а способ существования, когда все остальные способыстали недоступными. За этот смысл раньше шли на эшафот, а сегодня идут в смертники.

Терпимость по-прежнему свойственна Петербургу

- Многие эксперты говорят, что в нашей стране нет внятной межнациональной политики. В чем, на ваш взгляд, она должна заключаться?

- Реальная межнациональная политика рождается, во-первых, в процессе материального бытия, а во-вторых, из желания некоторых политиков погреть на этом руки. Помните: "Бытие определяет сознание". Материальное бытие мира таково, что межнациональная и межрелигиозная политика стала головной болью даже самых благополучных в данном смысле стран. После 11 сентября это осознали страны-инициаторы распространения идеологии терпимости. И осознали более отчетливо, чем в Петербурге: во Франции это "запрет на ношение хиджабов", в Англии - изменение закона о правах человека, а для США межнациональная политика стоит дороже вьетнамской войны. Глобализация вскормила новое поколение идеологов типа Александра Парвуса, придумавшего в начале ХХ века технологию раскола царской России по национальному признаку. Что и было сделано в 1917 году при активной поддержке российских СМИ. Теперь на эти грабли наступили и другие великие державы.

- Как сегодня в Петербурге складываются межнациональные отношения? Можно ли говорить, что город утратил свою национально-религиозную терпимость?

- Межнациональные отношения - только одна веточка на раскидистом дереве проблемы социальной несправедливости в России. Какие другие веточки? Гибель на дорогах в ДТП более 30 тысяч трудоспособных мужчин России в год, еще почти столько же молодых мужчин - жертвы "стрелок", "разборок", заказных убийств, столько же погибает на производстве в результате отсутствия охраны труда, травится поддельным алкоголем и т. д. Наши специалисты говорят, что такое резкое снижение продолжительности жизни мужского населения, как сегодня в России, можно наблюдать только во время войны. Что происходит в нашей стране, если структура потерь мужчин трудоспособного возраста сейчас точно повторяет структуру потерь во время Великой Отечественной? Вместе с тем точно известно, что 99% преждевременно погибших никакого отношения к межнациональным отношениям не имеют.

Добавьте к этому сотни тысяч бездомных мальчиков, которые не придут на производство, в армию, в бизнес, потому что их путь - скорая смерть в криминальной среде от наркотиков, ножа, болезней. Зарубежные специалисты утверждают, что к 2020 году только СПИД будет убивать от 250 до 648 тысяч россиян в год. Вот к чему приводит несправедливость, порождающая взаимную неприязнь, частью которой и является межнациональная неприязнь.

А что касается Петербурга, то город ничего не утратил. Сейчас он точно такой, каким был всегда. И терпимость - главное качество города, в который со всей России всегда бежали спасаться люди, отвергнутые в других местах из-за того, что они думают, видят, пишут, живут "не как все". Здесь находили пристанище и признание таланты со всей России, создавшие славу российской мысли, чувству, слову, образу. Город их всегда принимал, принимает и, уверен, будет принимать.

В общем, национально-религиозные отношения в Петербурге - слабая тень отношений власти и общества, труда и капитала, бедных и богатых, молодых и старых, культурных и некультурных и пр. Мы зря потратим время, если будем обсуждать национально-религиозную терпимость в отрыве от терпимости власти, капитала, политики и законов по отношению к тем, кто не имеет власти, денег, здоровья, влияния.

Исследования не подтвердили усиления экстремизма

- Вы ощущаете увеличение межнациональных конфликтов в Петербурге?

- Что касается роста числа конфликтов такого рода, то это я могу проверить двумя способами. Первый - личный опыт общения с людьми разных национальностей и вероисповеданий в университете, на улицах, в авторемонтных мастерских, на рынках и т. п. Там все натуральное, потому что там никто не следит за реальными отношениями людей. Так вот, вопрос национальности и веры в моей житейской практике не вставал ни разу. Второй способ - это наши научные исследования, которые не обнаружили усиления национально-религиозного экстремизма.

- Кстати, об исследованиях. В марте 2004 года были опубликованы результаты исследований отношения горожан к проблемам экстремизма, проведенные сотрудниками факультета психологии СПбГУ. Была ли продолжена работа в этом направлении?

- Исследования были продолжены в майские праздники 2005 года после введения в действие небезызвестного 122-го закона ("О замене льгот денежными компенсациями"). Вопреки прогнозам, не было обнаружено ни малейшего усиления экстремизма к маю 2005 года, включая национально-религиозные отношения. Время от времени мы изучаем "психолого-политический профиль петербуржца", и пока не нашли в нем психологической базы для естественного усиления национально-религиозного экстремизма.

- Кто, на ваш взгляд, меньше всего защищен от деятельности экстремистских молодежных группировок?

- Никто ни от чего не защищен. Даже те, кто экстремизм придумывает и поощряет. Ненависть опасна не только для тех, на кого направлена. Она, как бешеная собака, однажды обязательно бросается на своего хозяина. Например, революция - крайний экстремизм - всегда "пожирала" своих вождей. Надо ли вспоминать Робеспьера, Дантона, Троцкого, Урицкого, Бухарина - нет им числа. Разжегший экстремизм от экстремизма и погибнет.

- Недавно в одном из выпусков теленовостей прозвучали результаты опроса петербургских студентов. Около 30% опрошенных описывают себя скорее как националистов, а не интернационалистов. При этом 10% респондентов согласились бы принять участие в митингах националистических организаций за достойную оплату. Что вы думаете по этому поводу?

- Если честно, то программы я не видел и данные исследования мне неизвестны. Но приведенные вами цифры меня не удивляют - это в пределах нормального распределения. Я систематически получаю списки высказываний граждан Петербурга по национальному вопросу, публиковать которые считаю недопустимым. Страшного в них ничего нет, так говорили всегда и везде, и из этого ничего практического не следует. Но если к ним добавить Парвуса с деньгами, то получится межнациональная резня, вроде русских революций и Гражданской войны.

Свободные ниши занимают мигранты

- В Петербурге становится все больше мигрантов. Не приведет ли это к еще большему обострению проблемы?

- Проблема адаптации приезжих к Петербургу всегда была в повестке дня города. Большая часть нынешнего коренного населения - потомки мигрантов. Только в конце ХIХ - начале ХХ века их называли "деревней", в 30-е годы - "раскулаченными", а в 60-е - "лимитчиками". Но именно они подняли петербургскую и ленинградскую промышленность, отстроили город после революции и войны. Их дети закончили институты, и уже в третьем поколении они коренные петербуржцы. Так и новые мигранты адаптируются и скоро не будут отличаться от коренных петербуржцев.

Почему мигранты неотвратимы? Да потому что город - живой организм, и он мертв без людей, которые неустанно трудятся над его жизнеобеспечением. Природа не терпит пустоты: нет в городе своей рабочей силы - приедут мигранты. Чем больше выбывает из жизни мужского населения Петербурга в работоспособном возрасте, чем меньше петербургских мальчиков учится в университетах, чем больше юных петербуржцев пьет тоники и энергетики, тем больше мигрантов приедет в город. Они не вытесняют коренных петербуржцев из города и с рабочих мест - они занимают свободные места, которые петербуржцы не в состоянии или не хотят заполнять.

Будут ли обострения? Будут. Периодически они возникают везде и во все времена: то в Индонезии, то во Франции, то в США. Мы не исключение, и не можем "выскочить" из естественных законов жизни человечества. Нужно только разрешать эти обострения квалифицированно и непредвзято, а не так, как проходит нынешняя кампания обсуждения национально-религиозных отношений в России.

Беседовал Александр Новиков

Ухабы современного национализма  »
Юридические статьи »
Читайте также