Алексей Макаркин Кремль сам загоняет себя в ловушку?

Взрыв в Знаменском, унесший жизни 14 человек, совпал с очередным бурным антитеррористическим всплеском в деятельности федеральных властей.

После последнего визита президента Путина в Дагестан федеральная комиссия по координации работы органов федеральной исполнительной власти в Южном федеральном округе под председательством Дмитрия Козака предложила ввести в целях "активизации борьбы с терроризмом" прямое федеральное правление в нестабильных дотационных регионах. В первую очередь, это касается республик Северного Кавказа: Чечни, Дагестана, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии.

В свою очередь, Госдума изготовилась принять осенью законопроект "О противодействии терроризму", внести поправки в Закон о СМИ (ограничивающие свободу освещения терактов) и вернуть в законодательство понятие конфискации как меры наказания за преступления в сфере терроризма, оргпреступности, оборота наркотиков и коррупции. Тем временем эксперты и аналитики предсказывают, что взрыв в Знаменском - лишь первый из серии терактов, задуманных боевиками.

Возможное развитие дальнейших событий прогнозирует директор Центра политических технологий Алексей Макаркин.

- Боевики потеряли большое количество своих людей - причем таких, которые готовы на всё. Ведь для того, чтобы совершить теракт, необходимы особые человеческие качества и особое психологическое состояние. Поэтому конкретные шаги организаторов терактов будут зависеть от того, скольких еще смертников они смогут завербовать в свои ряды (и, разумеется, от успеха федеральных сил, работающих на предотвращение терактов). Что касается конфликтов внутри боевиков, то им потребовалось время для того, чтобы оправиться от гибели Масхадова и привести в порядок отношения между собой. Известный полевой командир Умаров стал так называемым вице-президентом боевиков. Естественно, он и Басаев - конкуренты (Басаев позиционирует себя как ваххабит, Умаров утверждает, что он сторонник традиционного ислама), но вроде бы им удалось договориться и поделить сферы влияния. Конечно, это назначение не дает Умарову никаких существенных полномочий и рычагов в республике, но, тем не менее, позволяет при определенных условиях рассчитывать на президентство и формальное лидерство среди сепаратистов. В общем, они сгладили внутренние конфликты и теперь будут активизировать свои действия.

- Выгодна ли Путину, с точки зрения укрепления авторитарной модели его правления, активизация боевиков?

- Нет, не выгодна. Один из главных аргументов режима нынешней российской власти состоит в том, что она смогла как-то решить вопросы безопасности, придушить чеченский конфликт. Ведь Путин пришел к власти под флагом наведения порядка в Чечне. Поэтому любые сегодняшние теракты наносят ущерб как репутации российской власти в целом, так и режиму президента Путина, в частности.

- Значит, предложение полпреда в Южном федеральном округе Дмитрия Козака о введении федерального правления в дотационных республиках (куда попадают также Корякия и Тыва) действительно продиктовано исключительно интересами борьбы с терроризмом и не имеет целью общую дальнейшую вертикализацию власти в РФ?

- Проблема в том, что идеального и устраивающего всех варианта урегулирования экономического и политического кризисов в этих регионах пока нет. Здесь по-прежнему существует клановая система управления, которая благополучно существовала в советский период, но особенно активно развилась в 90-е годы. Эта система привела к тому, что ключевые посты в республиках занимают представители влиятельных групп, которые, в первую очередь, думают о своем благосостоянии и очень мало внимания обращают на экономику и социальную сферу. Поэтому в этих республиках колоссальная безработица, злоупотребления, коррупция. В такой ситуации есть два варианта, которые могли бы хоть как-то разрешить сложившийся кризис. Причем оба далеки от идеала. Один вариант - назначение на ключевые посты в республиках представителей федерального центра, чтобы они потеснили местные кланы и смогли проводить рациональную экономическую политику, минимизировав коррупцию. В Чечне пытались реализовать такую политику: президент - из "своих", из клановых, а премьер-министр - назначенец из федерального центра. Но в результате три премьера подряд были вынуждены уйти в отставку, их фактически выжили из республики. Не сумев эффективно противостоять клановой системе управления (не хватило ресурсов и мозгов), они фактически оказались в изоляции. Теперь четвертого премьер-министра тоже вроде бы поставили из федерального центра, но в реальности этот человек вполне сработался с кадыровским кланом и, в общем, его устраивает.

Сама идея поставить федерального чиновника, который был бы противовесом кланам, не оправдала себя даже в Чечне - республике, где влияние федеральных сил очень велико. Что уж говорить о Дагестане или Ингушетии! Там делегат федерального центра попадет в еще большую изоляцию. Поэтому российские власти придумали второй вариант - напрямую реализовывать федеральные полномочия, сократив полномочия республиканских властей и, таким образом, развязав наиболее болезненные экономические узлы в данных регионах. Однако и здесь возникают проблемы.

Идея Козака де-факто нарушает Конституцию, по которой все субъекты РФ равны. Такое решение неизбежно вызовет обиду у республиканских элит. В итоге в один прекрасный момент это "неравенство", по сравнению с остальными регионами, мобилизует местные кланы и приведет к тому, что уже произошло в Карачаево-Черкесии, где кровавый клановый конфликт, связанный с переделом собственности, привел к массовым выступлениям местных жителей. Поэтому решение Кремля ввести внешнее правление отнюдь не стабилизирует ситуацию в северокавказских республиках, а лишь заморозит ее на время.

С другой стороны, если все оставить в нынешнем состоянии, то ситуация может лишь усложниться. Экономические и социальные проблемы плодят политический экстремизм и терроризм.

- Может быть, для Кремля это своего рода PR-ход: демонстрация стране и миру, что все проблемы в неблагополучных регионах - от "недостаточной вертикализации"?

- Не думаю. Такие непопулярные и противоречивые решения чиновники принимают не от хорошей жизни. Достаточно взглянуть на колоссальный уровень безработицы в этих регионах: экономическая ситуация там критическая. Федеральный центр в этой ситуации, по идее, должен быть заинтересован в том, чтобы снять с себя ответственность и переложить ее на региональные кланы. Если сейчас Кремль примет на себя все полномочия по управлению тем или иным регионом, то, значит, и за всё, что там будет происходить, отвечать будет он и никто больше. Центр сам ставит себя в очень уязвимое положение.

- Как повлияет на ситуацию в северокавказском регионе грядущее принятие Госдумой "антитеррористического пакета"?

- Наши депутаты без колебаний готовы делать любые демонстративные шаги против терроризма. При этом думцы абсолютно уверены, что если их законы официально направлены на борьбу с терроризмом, то обязательно будут популярны - какими бы жесткими они ни были. Ограничение свободы СМИ непозволительно ни в одной цивилизованной стране мира! Когда террористам не дают прямого эфира, я считаю это разумно. Но когда законодатели фактически принимают законы, направленные на удушение свободы слова и лишают население права на объективную информацию, такие меры не имеют ничего общего с антитеррористической борьбой. Журналисты не являются врагами своей страны. Они профессионалы и понимают, что можно давать в эфир, а что нельзя - по этическим или тактическим соображениям. Если же информация о терактах пойдет только из официальных источников, то ее недостаток будет компенсироваться при помощи сарафанного радио или из зарубежных масс-медиа. В таком случае запрет на информацию о терактах может способствовать порождению многочисленных слухов, которые, как известно, нередко приводят к панике. Когда государство судорожно принимает такие сумбурные антидемократические законы в целях борьбы с терроризмом, то сами террористы могут считать это своей победой. Поскольку в итоге подобные решения дискредитируют саму власть. Так, например, получилось и с историей повторного принятия закона о конфискации. Это очередное свидетельство нестабильности российского законодательства, которое не может негативно не сказаться на имидже страны и доверии к нам со стороны зарубежных коллег. Сначала мы принимает эту норму, потом отменяем, затем снова принимаем...

Примечательно, что в измененном варианте останется норма, позволяющая подвергать конфискации имущество третьих лиц, - при условии, что они "знали, могли знать либо должны были знать о незаконном приобретении, предназначении или использовании имущества".

Для сравнения: на Западе родственники Усамы бен Ладена, несмотря на то, что знают о его преступной деятельности, успешно занимаются предпринимательством в различных сферах бизнеса. По нашему же закону, под статью может попасть любой предприниматель, даже если он не имеет никакого отношения к терроризму.

Блиц-комментарий

От подлеца можно ждать чего угодно!

На вопрос "Дела" отвечает вице-премьер правительства Чечни Рамзан Кадыров.

- Что ждать России от Шамиля Басаева в ближайшем будущем?

- От подлеца можно ожидать чего угодно! Если бы мы могли предугадывать его действия, то безотлагательно предприняли бы все меры для того, чтобы предотвратить каждый новый теракт. Сегодня все наши антитеррористические подразделения находятся в боевой готовности. Более конкретно о наших планах говорить не могу, поскольку эта информация является секретной!

Информация

"С 20 июля в Грозном, других городах и населенных пунктах Чечни проводятся так называемые "зачистки". Вдоль автомагистралей вновь появились бронемашины и военные грузовики с солдатами. На КПП и блокпостах военные и сотрудники правоохранительных органов ведут тщательный досмотр автотранспорта.

С раннего утра 21 июля несколько кварталов в Ленинском районе Грозного (практически в центре города) были блокированы бронетехникой, военными грузовиками и автомашинами "УАЗ". Военнослужащие федеральных сил совместно с сотрудниками чеченской милиции проводили проверку паспортного режима. По сообщениям из МВД ЧР, "масштабные акции по поиску боевиков проводятся в связи с распоряжением первого вице-премьера правительства республики Рамзана Кадырова, курирующего силовой блок. Сколько времени продлится очередное "усиление", сотрудники чеченской милиции не знают".

По информации сайта "Кавказский узел" (www.kavkaz.memo.ru)

Оксана Попова

Особые зоны в области  »
Юридические статьи »
Читайте также