Мы разные, и это нас объединяет или Национальность — петербуржец

Какой национальности Петербург? Этот вопрос сегодня горячо обсуждается и в научных аудиториях, и на политических дискуссиях. И, к сожалению, нередко — на улице... Между тем запутал его еще основатель Санкт-Петербурга, когда руками русских, украинских и иных других мастеровых — крестьян, казаков, под руководством итальянских архитекторов и «немецких», то есть иностранных, инженеров по образцу голландских городов возводились первые строения невской крепости и будущей столицы России.

Имя города немецкое. Расположение у самой границы, где с одной стороны — Финляндия, с другой — Эстония, а вокруг живут чересполосно русские, ингерманландцы, вепсы, ижора, карелы, и каждый — коренной народ на этой территории. Названия на старинной и современной картах города — Охта, Лахта, Юкки, Оккервиль, Мойка (Мья), Енисаари (Заячий остров), Новая Голландия, Немецкая и Греческая слободы, Финские шхеры, Греческий проспект, Татарский, Шведский, Финский и Запорожский переулки, Английская набережная и Английский проспект, Старорусская, Итальянская, Эстонская, Ижорская улицы, Австрийская площадь, Армянский мост...

Наш город на всех этапах своей истории притягивал динамичные и мобильные слои населения из разных концов страны и из-за рубежа. Кто-то пребывал здесь временно, на заработках, службе или учебе, а кто-то оседал навсегда, создавал семью, укоренялся и независимо от национальности становился тем самым «коренным» петербуржцем-ленинградцем, статус которого во всей стране был синонимом высокой культуры и воспитанности и на каждом из которых был отблеск героической истории и славы великого города.

Петербург говорит на русском языке, но в городской речи много особенностей, вызванных постоянными тесными контактами с другими языками.

На улицах нашего города соседствуют храмы разных вероисповеданий — 40 из 53 конфессий, официально зарегистрированных в России, наличествуют в Петербурге. Основные из них — православие, католичество, лютеранство, ислам, иудаизм, буддизм. Наш город хранят святые покровители разных вероисповеданий: православные Александр Нев-ский и Ксения Петербургская, католики Рафал Калиновский, Адам Хмеловский, Юргис Матуляйтис, Августин Лещевич, Болеслава Ламент, Урсула Ледуховская, иудей Иосеф-Ицхак Шнеерсон. У нас действуют самые северные в Европе и мире мечеть и буддийский храм, построенные, кстати, по проектам архитекторов других вероисповеданий.

Быт и кулинарные пристрастия горожан — также результат этнических взаимовлияний. Не все знают, что любимая детьми и взрослыми рождественская новогодняя елка пришла из Германии сначала в Петербург (этот обычай принесли с собой немцы в конце XVIII века) и только потом распространилась по всей России. Русские блины, татарские беляши, украинские вареники, кавказские чебуреки — все эти вкуснейшие блюда пришли в Петербург не вчера и все давно заняли прочное место в привычном меню горожанина. Именно в Петербурге — раньше всех в России — стали употреблять сливочное масло: ведь это было «чухонское», то есть финское, масло. Его мазали на белый немецкий хлеб, продаваемый в немецких же булочных, причем по утрам булочник обслуживал покупателей через «васисдас» — форточку, появившуюся специально для таких случаев.

Для города привычны и праздники разных народов. Русская Масленица, чувашский Акатуй, бурятский Сурхарбан, финский Юханнус, латышский Лиго, еврейский Пурим, марийский Пеледыш-пайрем стали составной частью праздничного календаря многих петербуржцев. Что уж говорить о Новом годе, который охотно празднуют не только по гражданскому календарю (непременно по новому и старому стилям), но стремятся продлить радость его наступления и по китайскому, и по буддийскому календарям, встретить и узбекский Новруз, и казахский Наурыз. Два года назад татарско-башкирский Сабантуй официально стал общегородским праздником. А День славянской письменности 24 мая давно стал традиционным праздником не только славян, использующих привычную кириллицу, но и всех национальных общин Петербурга.

По международным нормам, город или территория считаются многонациональными, если кроме основной национальности совокупное население нескольких проживающих там национальных групп составляет не менее 5%. В Петербурге всегда численно преобладали русские (от 94 до 82% в разные исторические периоды), но столь же постоянным было присутствие 6 — 18% представителей десятков иных национальностей. При основании города все его население было пришлым, а затем радикально обновлялось после революции и гражданской войны, после блокады и после распада СССР. По переписи населения 1989 г., в Ленинграде насчитывались около 550 тыс. человек совокупного населения более 120 нерусских национальностей, что составляло почти 11% от всех горожан, численность которых чуть-чуть не достигала 5 млн человек.

Недавно стали известны результаты переписи населения Российской Федерации 2002 года по регионам, в том числе в Санкт-Петербурге. Численность населения нашего города составила всего 4 млн 661 тыс. человек, то есть на 330 тысяч меньше, чем в 1989 году (93,4% к 1989 г.), — налицо депопуляция, несмотря на приток в город новых жителей. Русских в Петербурге проживает теперь почти на 500 тысяч человек меньше, чем в 1989 году. Снизился и удельный вес русского населения Петербурга — менее 85% по сравнению с 89% в 1989 году. Совокупное же население других национальностей выросло и теперь составляет 712 тысяч — на 160 тысяч больше, или 15,3% против 11% в 1989 году. Разумеется, этого следовало ожидать после распада СССР, официальной отмены института прописки, усилившейся миграции. Но в целом обнародованные итоги переписи по национальному составу населения вызывают немало вопросов.

Специально привожу таблицу со сравнительными результатами двух последних по времени переписей населения нашего города — 1989 и 2002 гг. Обратите внимание на последнюю строчку: лиц, не указавших свою национальность, оказалось 368 тысяч — около 8% всех горожан, почти в 100 раз больше, чем в 1989 году. В таблице указаны 47 национальностей, чья численность в Петербурге не менее 500 человек, всего же в нашем городе отмечены представители 138 национальностей (в 1989 г. — 128).

Снизилась численность четырех наиболее крупных нерусских национальностей города — украинцев и белорусов (примерно на 42% каждой группы), татар (на 20%) и особенно сильно — евреев (на 65,5%). Меньше также башкир, казахов, карел, киргизов, коми, латышей, литовцев, марийцев, молдаван, мордвы, поляков, туркмен, удмуртов, узбеков, финнов, цыган, чувашей, эстонцев, якутов.

Выросло количество петербургских азербайджанцев, армян, грузин, корейцев, китайцев, немцев, осетин, таджиков. Однако эти цифры не вполне отражают реальную картину — руководители азербайджанской, армянской, татарской национально-культурных автономий Петербурга приводят данные о численности своих диаспор, в несколько раз превышающие официальные. При этом именно официальные цифры являются базой для этносоциальной политики Петербурга.

В любом случае в начале XXI века Петербург продолжает оставаться полиэтничным городом. Нерусское население в нем растет, при этом часть его не имеет петербургских корней — это люди, сорванные с мест своего прежнего обитания вихрями перестройки и катаклизмами политических и экономических «реформ» конца века.

Значительная часть новых переселенцев из бывших республик и регионов Советского Союза — экономические мигранты, прибывшие в Петербург для ведения бизнеса (разной степени легальности) и для работы по найму. Увы, без рабочих рук приезжих нашей экономике не обойтись. Деятельность этих людей вызывает неоднозначную реакцию местного населения, органов внутренних дел и администрации города, так как эти мигранты часто становятся конкурентами в определенных видах занятости (строительство, торговля, мелкое и среднее предпринимательство, охранное дело и др.) и вступают в сложные экономические отношения с утвердившимися на петербургском рынке предпринимателями и финансистами. В то же время торговля наркотиками, связанная с некоторыми этническими группировками, представляет несом-ненное зло и серьезную угрозу для безопасности города. Наконец, опасность терроризма — важный фактор роста этносоциальной напряженности.

Эта новая ситуация в совокупности вызывает негативную реакцию петербуржцев любой национальности. Социально-экономические факторы чаще всего не принимаются во внимание, и недовольство устремляется по этническому, межнациональному руслу. Это чревато нетипичным для нашего города обострением межнациональных и расовых отношений, первые всплески которого уже, к сожалению, зафиксированы.

Между тем сложившееся в XIX веке представление о Петербурге как самом нерусском из всех русских городов при всей его неоднозначности следует признать более адекватным, чем возобладавшее в последние десятилетия в массовом сознании и в политике мнение о русском городе, в который «понаехали разные» и тем «испортили» «петербургский дух». Возможно, лучшим опровержением такого взгляда являются данные, приведенные в статье А. Марголиса «Феномен «коренного» петербуржца: мифы и реальность». Места рождения знаменитых петербуржцев, которым установлены мемориальные доски в нашем городе, рассеяны по всему миру, в том числе уроженцев Петербурга в этом списке 22,8%, выходцев с Украины — 10,8, Северного Кавказа и Закавказья — 5,2, из Прибалтики — 3,8%, Белоруссии — 2,2, Молдавии — 0,4, Европы — 4,4%.

Ну в самом деле, разве Пушкин родился в Петербурге? А прославивший Невский проспект Гоголь вообще приехал из Малороссии! А что уж говорить о плеяде великих зодчих — итальянцах, швейцарцах, французах, немцах и представителях других европейских стран!.. Примерам несть числа, и особый сюжет — защита Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. Весь многонациональный Советский Союз был вместе с нашим городом. «Ленинградцы, дети мои! Ленинградцы, гордость моя!» — пел в 1941 году казахский старец Джамбул. Но о войне нельзя скороговоркой...

Для нашего города традиционными являются цивилизованные формы социального и культурного общежития крупных и малых национальных групп, русского большинства и национальных меньшинств. И до 1917 года, и в советский период до конца 1937 года — в Петербурге — Петрограде — Ленинграде действовали различные национальные общества и клубы, работали национальные школы, выходили газеты и журналы на родных для нерусского населения языках. С конца 80-х гг. ХХ в. начался активный процесс возрождения культур национальных меньшинств.

Сейчас в Петербурге зарегистрированы более 150 различных национальных и межнациональных обществ, объединений, землячеств, центров и ассоциаций. Новым явлением в жизни Петербурга стали национально-культурные автономии. Очень важно, что действуют они не разрозненно, а объединяя свои усилия на благо родного для всех города. Координирующими центрами их работы являются Санкт-Петербургский дом национальных культур — старейшая межнациональная организация в стране (образована в 1989 г.) — и ассоциация национально-культурных общественных объединений Санкт-Петербурга «Лига наций» (с 1999 г.). В Петербурге действует и уникальное творческое объединение — союз писателей «Многонациональный Санкт-Петербург». Большую работу ведет научный центр «Петрополь» Дома национальных культур.

В городе работают несколько видов школ (государственных и негосударственных), которые можно назвать национальными: еврейские, славянские (с изучением польского, чешского, словацкого, болгарского, сербского, украинского языков), немецкие, восточные (изучение китайского, японского, корейского, арабского, турецкого языков), финские, грузинские, греческая школы. Действуют также эстонская, латышская, корейская, армянская, абхазская, польская, финская, татарская, казахская, еврейские и другие воскресные школы.

Жизнь национальных диаспор Петербурга освещается в моноэтнической прессе, издаваемой на родном и русском языках. Но приходится признать, что эти издания имеют ограниченный круг читателей, так что без выхода на общегородские СМИ — газеты, радио, телевидение — регулярное информирование жителей Петербурга об этой важной стороне городской жизни, во многом стабилизирующей ситуацию в многонациональном мегаполисе, состояться не может.

Администрация и правительство Петербурга уделяют, естественно, внимание полиэтничности города. Эти вопросы курирует комитет по внешним связям и туризму Санкт-Петербурга, в составе которого работает специальный отдел по связям с национальными объединениями Петербурга и соотечественниками за рубежом. Отрадным фактом стало принятие и подписание осенью прошлого года городского закона «О межнациональных отношениях в Санкт-Петербурге». Стронулся с места вопрос о создании в нашем городе государственного учреждения — Дома национальностей. Но все же проблем пока достаточно, и их нужно решать, не откладывая «на потом».

Мы разные, но мы петербуржцы. Мы петербуржцы, но мы разные. Это разнообразие и эта общность — судьба Петербурга, источник его развития, залог его притягательности, гарантия его процветания. Можно даже сказать, что у нас есть общая «национальность» — питерские, и этим можно гордиться.

Тамара Смирнова, доктор исторических наук, профессор Государственного университета аэрокосмического приборостроения

Новости  »
Юридические статьи »
Читайте также