Путин помогает Пушкину, пушкинисты справляются без него

накануне 100-летия Института русской литературы оправдан Дантес, но не оправдана сигнализация

Институт русской литературы, более известный как Пушкинский Дом, вздумал готовиться к собственному 100-летию, которое отметит в декабре. Дата -- скорее повод, чтоб получить какой-то толчок к развитию.

Президент Путин в честь этого события уже издал указ , у него попросили денег, он вроде обещал, но история вязнет в бездне бумажной волокиты. Тем временем Пушкинский Дом пытается доказать свою нужность для человечества и право на дальнейшее существование, которого никто не отрицает, но и не способствует.

На сегодня Пушкинский Дом (далее ПД) -- причудливое и противоречивое сочетание государственного научного учреждения, хранилища рукописей, окололитературных ценностей, вроде очков Достоевского, фонотеки (фольклор и стихи в исполнении деревенских бабушек и авторов), полуподпольного музея для избранных (экскурсию можно заказать только на группу, билетов не продают, кассы нет), и еще он пытается заниматься коммерцией, правда, робко и почти безрезультатно. Тем не менее сам Дом, как учреждение и как весьма соблазнительное для риэлтеров здание в центре города, пока остается вне посягательств -- по большому счету спасает прочная крыша авторитета -- А. С. Пушкина.

Вот и в предъюбилейном указе Путин лишь подтвердил очевидные вещи -- сам факт существования Пушкинского Дома и право на дальнейшую жизнь, и еще пообещал финансовую поддержку, правда, в туманной форме. Изначально Дом выставил смету в 74 миллиона рублей, на которые берется: 1. заменить сигнализацию и систему пожарной безопасности, 2. перевести на электронные носители все рукописи и фонограммы, 3. издать очерк по истории ПД и справку о сотрудниках, 4. реставрировать часть экспонатов, произвести атрибуцию документов (до сих пор в институте полно рукописей, авторство которых не доказано), 5. сделать ремонт самого дома.

-- Путин обещал, но пока нам не дали ни копейки, смету все время сокращают, а многочисленные чиновники требуют обоснований каждой статьи, которые мы не можем предоставить, -- рассказывает Юрий Прозоров, зам. директора Пушкинского Дома. -- Например, нужно сделать проект и рассчитать стоимость всего пожарного оборудования, на что требуется 3 -- 4 месяца и 300 тысяч рублей, которых у нас нет...

Самостоятельно Пушкинский Дом в ближайшее время много заработать не сможет. Директор Дома Николай Скатов не отрицает такой возможности, но одновременно произносит такую антикоммерческую речь:

-- Рыночное общество не должно быть рыночным. Есть вещи рыночные и нерыночные. Например, свод русского фольклора не может быть материально обеспечен. Хотя помощь мы принимаем.

Получается, что существование денег Николай Николаевич не отрицает, но счастливую возможность их заработать предоставляет другим. Совсем недавно Пушкинский Дом поставил своеобразный рекорд -- впервые, при поддержке итальянского издательства и на деньги Европейского форума лидеров бизнеса под эгидой принца Чарльза, издал факсимильное издание рабочих тетрадей Пушкина в 8 томах, которое оказалось убыточным (как уверяют сотрудники ПД, так и планировалось). Тираж -- 1500 экз., из них 800 -- для распространения в России. На бумаге, имитирующей бумагу того времени, воспроизведены все почеркушки и рисунки А. С. Себестоимость каждого 8-томника -- $2,5 тыс. Такую прелесть за такие деньги почти никто не захотел покупать. Если не считать затеи с журналом, который издавал сам А. С., это чуть ли не первое убыточное издание Пушкина.

Таким образом, Пушкинский Дом открыл золотое дно: достаточно использовать опыт этого 8-томника и сделать все наоборот. В ближайших планах ПД -- полное собрание сочинений Сумарокова и словарь всех более-менее выдающихся российских писателей всех времен. Кроме того, ПД старается быть ближе к народу, и даже его руководители начали писать книги, которые смогут читать далекие от литературы люди.

Николай Скатов написал книгу "Некрасов", в которой Николай Алексеевич предстает как страстный картежник и человек имеющий любовниц, чтоб не сказать бабник. Юрий Прозоров завершает исследование жизненного пути критика и искусствоведа Акима Волынского и почти доказал, что при всей холодности критика ("Розанов подтверждает, что Волынский был онанистом, но документально доказать это невозможно!" -- рассказывает Прозоров), любовницами его были не самые холодные в мире женщины -- Гиппиус, Гуревич и Рубинштейн, известная по портрету Серова в жанре "ню". Для воссоздания объективного портрета Пушкина Пушкинскому Дому не хватало свидетельств его противников, но этим летом журналист и соратник пушкинистов Аркадий Соснов разыскал во Франции правнука того Дантеса, что застрелил Пушкина. Барон Лотэр Геккерен-Дантес презентовал книгу собственных стихов "Битвы и чувства", среди которых стихотворение "Пушкин скончался". В нем доказывается, что "невольником чести" был не Пушкин, а Дантес, сам же Александр Сергеевич предстает забиякой, который вынудил Дантеса на общественно-бесполезный выстрел. Если Пушкинский Дом издаст Скатова, Прозорова, Дантеса и еще штук 100 такого рода книжек, самоокупаемость ему обеспечена и не надо никакого Путина.

Алексей Орешкин

Латекс тянут из Петербурга  »
Юридические статьи »
Читайте также