«Лоботомия» по Грефу

Представьте себе, что человек способен изобрести радио, как Попов. А ему вскрывают череп, вырезают часть мозга, дают в руки отвертку и сажают до конца жизни закручивать винтики на конвейере по сборке розеток. Примерно так правительство России намерено «использовать» научный потенциал Санкт-Петербурга.

Послушали Путина и сделали наоборот

В прошлом году питерские студенты из Университета информационных технологий, точной механики и оптики выиграли чемпионат мира по программированию. Вместе с ректором СПбГУ ИТМО Владимиром Васильевым их принял в Кремле президент. Похвалил за то, что работают на благо страны, поинтересовался проблемами, а потом дал правительству поручение разработать закон об информационных технологиях (IT-технологиях).

Закон этот мог положить начало новому курсу государства. Лет 10–15 назад весь мир, включая Индию, Китай и другие развивающиеся страны, начал активно создавать технопарки, аналоги знаменитой Силиконовой долины. Власти собирают в них лучшие умы, создают благоприятные условия (дают деньги из бюджета, предоставляют налоговые льготы, разрешают беспошлинно ввозить оборудование и т. д.), а взамен гарантированно получают «прорывы» на переднем крае современной науки — в электронике, программном обеспечении, связи, медицине и т. д.

Развернуться в сторону IT-парков означало бы для России не только встать на торный путь цивилизации, но и попытаться стащить экономику с пресловутой «сырьевой» иглы. А также решить другую государственную задачу — соединить бизнес, образование и науку, которые и через полтора десятка лет после кончины советской власти существуют отдельно друг от друга. В январе в Новосибирске Владимир Путин вновь поддержал идею технопарков. Но в правительстве РФ поручение президента странным образом трансформировалось, и в мае в Думу был внесен совершенно другой документ — Закон об особых экономических зонах (ОЭЗ).

Лагерь опутан колючим забором

Закон, разработанный Министерством экономического развития и торговли и уже прошедший первое чтение в Думе, IT-паркам не дает практически ничего. Под ОЭЗ в нем понимается территория, окруженная (в буквальном смысле слова) забором, принадлежащая государству и свободная от «посторонних» объектов. В Питере под такие «делянки» нашлось всего два куска земли (одна — в Шувалово, где на немецкие деньги собирается строить технопарк нобелевский лауреат Жорес Алферов). Но главная проблема в другом.

Город на Неве учил всю Россию работать в сфере высоких технологий, или «хайтека». В октябре 1992 года в Петербурге состоялась первая международная конференция по инновационной деятельности. Первый полноценный технопарк в начале 90-х заложил на «Светлане» нынешний министр образования и науки Андрей Фурсенко. Кстати, по закону Грефа, светлановский технопарк преференций от государства не получит, поскольку на его территории уже работают частные внедренческие фирмы.

В аналогичной ситуации оказались все, кто пытался в последние годы реализовать колоссальный научный и образовательный потенциал Петербурга.

Закон РФ об информационных технологиях здесь с нетерпением ждали 6 инновационно-технологических центров и 4 технопарка с высокой долей IT-предприятий.

Под этот закон составлялись еще 4 проекта подобных парков. Фактически в Петербурге сложилось настоящее IT-сообщество, ассоциация технопарков.

В схожем направлении мыслят и действуют не только в ИТМО, но и в Государственном университете, Университете телекоммуникаций им. Бонч-Бруевича, в Ассоциации разработчиков программного обеспечения «Руссофт». Город мог бы получить 5 площадок, согласованно занимающихся «хайтеком». Один большой технопарк, распределенный по городу (подобную структуру, кстати, имеет большинство технопарков Токио, столицы самой продвинутой по части IT-технологий страны мира). Но из-за грефовского закона, требующего съезжаться за один забор, не получит. Как будто в век Интернета забор может остановить передачу данных по оптоволоконному кабелю…

Даже странно, что документ составлялся в министерстве, которое возглавляет петербуржец с устоявшейся репутацией либерала. Идея собрать лучших из лучших за «колючкой», запретить компаниям-резидентам хозяйственную деятельность вне «поляны», да еще и управление такими зонами поручить не менеджерам, а чиновникам, вполне достойна сталинских наркомов. Кстати, для Королева, Сахарова и других ученых они создавали целые лагеря-города с условиями, выгодно отличавшимися от средних по СССР.

С сырьевой иглы на сборочную?

«На этапе слушаний мы пытались доказать Государственной думе, что IT-парки — особый тип свободной экономической зоны, и пытались прописать их в законе наравне с промышленно-производственными и технико-внедренческими, — объясняет Владимир Васильев. — Однако нас не услышали. А заместитель Грефа Шаронов прямо сказал: «Мы хотим, чтобы пришли новые инвесторы и сделали производство».

По мнению Васильева, закон об ОЭЗ стране, безусловно, нужен. Условия для открытия в России (и в Петербурге в том числе) новых сборочных конвейеров он, конечно, создаст. Но если дело им ограничится, держава наша будет по-прежнему экспортировать за границу сырье, как и 300 лет назад. С той только разницей, что при Петре I это были лес и пенька, а сегодня это лес, нефть и газ. Наш Налоговый кодекс так и останется сводом законов страны, работающей на экспорт. А надежды на переход к экспорту высоких технологий перейдут в разряд мечтаний. К примеру, наши соседи-скандинавы отлично понимают, каким богатством располагает Питер. Швеция и Финляндия уже приняли у себя и концепции государственной поддержки «инновационки», и законы, направленные на привлечение ученых из других стран, включая Россию.

Местные власти способны помочь в обустройстве технопарков. Им не по силам снизить единый социальный налог для работников сферы IT (это компетенция федералов), но в ведении Смольного остаются налоги на землю и на имущество. А вот новую масштабную утечку мозгов, полагают борцы за питерский хайтек, предотвратить может только указ президента о федеральной целевой программе создания IT-парков, включающий изменения Налогового кодекса.

Ждать, что Герман Греф пойдет на попятную и поправит свой закон, уже не имеет смысла. «Либералы в правительстве считают, что старое и новое в экономике должны бороться друг с другом естественным образом», — пояснил занятую правительством позицию Владимир Васильев. И действительно, на заданный лично вопрос, что Минэкономразвития возразит оппонентам, полагающим, что новый закон будет способствовать развитию сборочных площадок, а не продвижению высоких технологий, Греф, досадливо поморщившись, ответил корреспонденту «АиФ-Петербург»: «Не волнуйтесь, жизнь все расставит по своим местам».

Борислав Михайличенко

Технопарки объединяются it-отрасль разочаровалась в свободных зонах  »
Юридические статьи »
Читайте также