Чай с привкусом отчаяния

Непродуманные новации в сфере образования могут нанести непоправимый урон не только высшей школе, но и всему государству

Очередное «Алферовское чаепитие» в Доме ученых обещало характерный для этих традиционных встреч ученых, дипломатов и журналистов предметный и содержательный разговор на действительно актуальную тему, обозначенную как «Университеты и Академия наук: подготовка кадров для новой России».

Порукой тому был и на редкость представительный состав участников: вице-президенты РАН Жорес Алферов и Валерий Козлов, ректор Санкт-Петербургского университета Людмила Вербицкая, президент и ректор Политехнического университета Юрий Васильев и Михаил Федоров, председатель Совета ректоров Санкт-Петербурга ректор Университета технологии и дизайна Виктор Романов, академики РАН, совмещающие научную деятельность и преподавание в вузах, — Дмитрий Львов, Сергей Инге-Вечтомов, Юрий Наточин, Александр Ноздрачев, ректор Университета информационных технологий, механики и оптики Владимир Васильев, возглавляющий ГНЦ «Государственный оптический институт имени С. И. Вавилова»...

Пожалуй, впервые академики (в их числе все руководители президиума Санкт-Петербургского центра РАН) и ректоры крупнейших вузов города на Неве собрались за одним столом. Предполагалось обсудить различные модели интеграции науки и образования, опробованные в Петербурге, о чем говорили даже названия заявленных сообщений: «Непрерывное образование в ФТИ имени А. Ф. Иоффе: лицей, базовая кафедра, базовый факультет, академический университет», «От студенческих олимпиад по программированию — к созданию кластера информационных и оптических технологий», «Университетский мостик в медицину», «Болонский процесс и подготовка кадров высшей квалификации».

И модели были представлены, и опыт изложен, но при всей важности осмысления этого опыта обсуждать пришлось не столько его, сколько взбудоражившие академическое и университетское сообщество поправки к законам РФ «Об образовании» и «О высшем и послевузовском профессиональном образовании». Наверное, иначе и быть не могло: при пожаре не читают лекции о противопожарной безопасности. Тревожную тональность в своем вступительном слове задал сам ведущий Нобелевский лауреат Жорес Алферов. Потенциальные сложности вхождения России в Болонский процесс, о которых он счел нужным упомянуть, — ничто по сравнению с грядущими переменами в российской законодательной базе:

— Произошли события, которые просто не укладываются в голове. В Государственную Думу из правительства поступил большой пакет поправок к законам, касающимся образования и науки. Предлагается поправить три базовых закона, принятых Государственной Думой после серьезнейшей проработки (закон «Об образовании» вообще шел под № 1).

В этих законах детально реализованы статьи российской Конституции, гарантирующие право на получение бесплатного образования, с принятием же новых поправок исчезает это право не только для высшего, но даже и начального образования! А исключение из нынешней редакции закона нормы о том, что образовательному учреждению принадлежит право собственности на имущество и денежные средства, подаренные или пожертвованные ему физическими и юридическими лицами, на продукты интеллектуального и творческого труда, на доходы от собственной деятельности, вообще впрямую противоречит общепринятым отношениям собственности.

И словно плотину прорвало, тем более что накануне Совет ректоров Санкт-Петербурга уже обсуждал злополучные поправки и пришел к выводу: в случае их принятия в стране снизится число студентов, государственные вузы лишатся возможности самостоятельно зарабатывать и использовать средства, в том числе валютные, инвесторы не будут получать налоговые льготы за поддержку вузов, в подвешенном состоянии окажется вузовская наука, студенты и преподаватели потеряют право на бесплатное медицинское обслуживание... Наконец, поправки открывают путь к приватизации учебных заведений, многие из которых, как нарочно, расположены в центре города и в очень престижных зданиях.

Непродуманные новации в сфере образования и науки под предлогом «оптимизации бюджетных расходов» губительны, они могут нанести непоправимый урон не только высшей школе, но и всему государству — таким был вывод из обобщающего выступления ректора Электротехнического университета (ЛЭТИ) Дмитрия Пузанкова. Эту принципиальную позицию поддержали и аргументировали гости из Москвы академики Валерий Козлов и Дмитрий Львов.

Когда дискуссия подходила к концу, слово попросила генеральный консул Канады д-р Анна Биолик — участница всех шести «Алферовских чаепитий». Тон ее размышлений был явно сочувственный. Она заметила, что в ее стране, как и в других странах Запада, для любого правительства есть две сферы, вмешиваться в которые оно не рискует без диалога с общественностью и тщательной экспертизы: образование и медицина. И не поздоровится тому правительству, которое нарушит это правило.

Как все-таки прав был Тютчев: нас аршином общим не измерить! При разработке обсуждавшихся поправок о консультациях со специалистами РАН и высшей школы и речи не было, ректоры вузов получили их неофициальными путями. «Нас поставили перед фактом!» — сокрушались они: расклад сил в нынешней Госдуме таков, что она одобряет практически любые предложения правительства...

В итоге решили, что Совет ректоров Санкт-Петербурга и президиум СПбНЦ РАН совместно подготовят письмо президенту РФ, премьер-министру и главам палат Федерального собрания с призывом не допустить принятия поправок к упомянутым законам в том виде, в каком они были представлены правительством РФ в Госдуму.

И еще один шаг к интеграции, сделанный за чашкой чая. Контакты высшей школы, вузовской и академической науки развиваются по многим направлениям. А президиум научного центра и Совет ректоров словно в разных городах находятся. По предложению главного ученого секретаря СПбНЦ Эдуарда Троппа, решили собираться на совместные заседания как минимум раз в семестр.

* * *

P. S. В минувшую пятницу законопроект, включающий поправки в федеральные законы о науке и образовании, рассматривался на заседании Госдумы. Почему-то абсолютным большинством СМИ этот внесенный правительством документ преподносился лишь в контексте «монетизации льгот», хотя на деле он затрагивает всю социальную сферу, отменяет 41 действующий закон, а в 155 вносит значительные изменения — беспрецедентный случай в истории парламентаризма.

Кстати, мало кто знает название этого уникального законопроекта. Вот оно: «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

Перед лицом столь серьезных перемен требовалось провести детальное обсуждение в регионах с участием профессионалов, широкой общественности — и об этом, прямо ссылаясь на авторитетнейшее мнение участников «чаепития» в Доме ученых, говорил на заседании Госдумы депутат Жорес Алферов. Впрочем, настоящего обсуждения не было и в Госдуме: большинство настояли на том, чтобы от каждой фракции было только по одному вопросу и одному выступлению. И Алферов этот вопрос задал в развернутом виде, исходя из выработанной на «чаепитии» и последующих встречах академиков и ректоров позиции научного и университетского сообщества Петербурга: к чему такая спешка при решении вопросов поистине всенародного значения?

Ответы представлявших законопроект министров Алексея Кудрина и Михаила Зурабова сводились к тому, что поправки — это следствие разделения полномочий между уровнями бюджетной системы России. Получается, коли разделили эти полномочия, то центральная власть не несет ответственности за начальное, среднее и прочие виды образования, доступ к ним всех групп населения при желании могут обеспечить субъекты Федерации. Но это и означает, что государство снимает с себя социальные гарантии, многие из которых записаны в российской Конституции.

По мнению Алферова, основная идея законопроекта — максимально облегчить жизнь федеральным чиновникам, убрав из законов те нормы, которые до сих пор, несмотря на благоприятную конъюнктуру цен на нефть, так и не были исполнены бюджетом: «Вот не выделили ни разу положенные 4 процента на науку — убрать эти 4 процента, не выделили ни разу полновесные 10 процентов на систему образования — убрать 10 процентов, не выделили 3 процента на высшее образование — убрать 3 процента. Снять пункт о том, что государственные фонды поддержки науки имеют бюджетное финансирование... Важнейшие положения основополагающих законов вышибаются целыми абзацами...»

Принципиальное значение имела позиция профильного думского Комитета по образованию и науке. Когда члены комитета заговорили о том, чтобы отложить принятие поправок, касающихся этой сферы, в ход был пущен испытанный прием: если это сделать, внушили депутатам, то образование и наука вообще останутся без денег, т. к. соответствующие средства заложены в бюджет 2005 года. Тогда на заседании комитета было внесено предложение — рекомендовать Госдуме отклонить законопроект. В составе комитета — 17 депутатов: 9 представляют «Единую Россию», 8 — остальные фракции. Результат голосования: 9 — 8 в пользу законопроекта. «Мы проиграли в комитете, проиграли и в Госдуме — проект был принят в первом чтении», — заключил Алферов.

Разумеется, в ходе второго чтения 2 августа (сессия продолжается!) какие-то положения нормативного акта можно будет исправить, смягчить, об этом говорят даже депутаты от «Единой России», но кардинально изменить его уже не удастся. Обсуждаются варианты открытого письма президенту РФ от имени Нобелевских лауреатов, руководства президиума РАН и Союза ректоров России. Надежда достучаться до власти остается. Надежда, как известно, умирает последней.

Аркадий Соснов

Михаил Фрадков намерен реформировать творение Петра  »
Юридические статьи »
Читайте также