На поклон к частной фирме с орденом красного знамени Почему порой сложно найти нужный правовой акт

Кто владеет всей полнотой правовой информации? На первый взгляд, ответ очевиден: тот, кто имеет к ней непосредственное отношение - то есть государство в лице его полномочных органов - Министерства юстиции, Федерального агентства правительственной связи и информации и т.д. Но, оказывается, ведомственным монополизмом на государственные информационно-правовые ресурсы могут похвастать и частные структуры.

Вот пример. Одному из наших клиентов понадобились официальные русскоязычные тексты международных норм из области безопасности морского судоходства, и он обратился в наш центр. В поисково-консультационной системе Минюста РФ оказалось всего лишь два документа. Не смогли ничем помочь клиенту и коммерческие информационно-правовые структуры Калининграда.

Дело в том, что непосредственным законотворчеством в сфере морского права занимаются международные организации в системе ООН, участие в работе которых принимает и Российская Федерация. Например, в 1994 году Минюст зарегистрировал приказ Минтранса, касающийся мер безопасности мореплавания. Приложением к этому приказу послужил Международный кодекс по управлению безопасностью, являющийся продуктом Международной морской организации (ИМО). Два найденных в поисковой системе документа также относились к ИМО, хотя известно, что по линии этой организации нормативная база в области международного морского права насчитывает около 2000 правовых актов, которые в соответствии с Конституцией РФ являются составной частью ее правовой системы и соответственно неотъемлемой принадлежностью Российского государства.

Куда же делись остальные? По идее, сведениями об их местонахождении мог бы располагать Департамент информации и печати МИД России, который является депозитарием международных договоров РФ, а на основании постановления Правительства РФ от 7 сентября 1992 года представляет интересы России во многих организациях ООН, в том числе и в комиссиях по морскому праву. Однако запрос, адресованный МИДу из Калининградского центра правовой информатизации, остался без ответа. То же постановление Правительства обязанности по участию в организациях ООН, занимающихся непосредственно морской тематикой, возложило также на Министерство транспорта России. Тем не менее ответ из правового департамента Минтранса ситуацию не прояснил. Мол, "за информацией по тематике морского права в дальнейшем целесообразно обращаться в Государственную службу морского флота Минтранса России". Показательно, что Росморфлот, на который сослался правовой департамент Минтранса, собственной информационной базы не имеет и прибегает к услугам коммерческого центра, о чем сообщил заместитель руководителя Департамента судоходной политики Морфлота Олег Бозриков.

Где искать официальные русскоязычные тексты международных нормативных документов, если даже Минтранс России - непосредственно участвующий в деятельности ИМО - не располагает подобной информацией? Ситуацию прояснил Госкомрыболовства, куда мы также направили запрос: "Официальным источником, имеющим право на распространение информации ИМО в России, является Центральный ордена Трудового Красного Знамени научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт морского флота (ЦНИИМФ)". Интересно, что об этом институте Морского флота Росморфлот не обмолвился ни единым звуком.

Почему? Как оказалось, ЦНИИМФ является негосударственным учреждением. Институт ордена Трудового Красного Знамени был приватизирован, а в процессе приватизации в собственности ЗАО оказался государственный ресурс - международные нормы в области морского права. Парадокс: государство, участвующее в процессе международно-правового нормотворчества, имеет доступ к результатам этого нормотворчества через коммерческую структуру - ЗАО ЦНИИМФ. Для того чтобы получить информацию, например, о решениях Комитета по безопасности на море Международной морской организации, представителю государства требуется заключить договор с вышеуказанным институтом и сначала перечислить туда деньги...

Конечно, вопрос не в деньгах. Тем более что по Федеральному закону "Об информации, информатизации и защите информации" информационные ресурсы могут быть товаром. Но в том же законе говорится, что информационные ресурсы, являющиеся собственностью государства, находятся в ведении органов государственной власти, а также подлежат учету и защите в составе государственного имущества. Насколько это положение в законе соответствует действительности? Почему Минюст должен покупать информацию государственного характера у частной структуры, хоть она и с орденом Красного Знамени? Почему Минтранс, непосредственно участвуя в работе морских комиссий при ООН, не имеет выработанных ими нормативных документов?

Интересно также знать, на каком этапе "теряется" информация и сколько ее "недосчитываются" в Минюсте? Знает ли об этих пробелах Генпрокуратура? И, наконец, кто действительно владеет в России всей полнотой правовой информации?

Наталья Белявцева,

директор Калининградского центра правовой информации минюста РФ

Госдума РФ приняла в третьем чтении поправки в Закон об акционерных обществах  »
Юридические статьи »
Читайте также