Нас немного, и врагов немного

Когда Петербург перестанет быть городом-миллионером? Сегодня Петербург - четвертый по численности населения город в Европе, следом за Лондоном, Москвой и Парижем. Однако уже в ближайшее десятилетие берлинцев и мадридцев будет больше, чем петербуржцев. По прогнозу Госкомстата РФ, к 2016 году население нашего города сократится до 4 миллионов человек, и этот прогноз считается оптимистическим.

Все меньше, и меньше, и меньше

Перепись населения 2002-го года зафиксировала численность проживающих в Петербурге на отметке 4 миллиона 661 тысяча человек (против 5,035 млн. в пиковом 1990-м). К началу текущего года нас стало еще на 64 тысячи меньше. При таких темпах в ближайшие двенадцать лет город потеряет еще полмиллиона жителей. В итоге убыль населения Петербурга за четверть века составит целый миллион.

Конечно, Петербург в этом демографическом горе не одинок и органично вписывается в рамки общероссийского демографического кризиса. За последние годы население страны сократилось на 10 миллионов человек, а к 2070 году россиян, как сказано в специальном докладе ООН, останется не больше 100 миллионов (при том, что людей на планете к концу столетия будет в два раза больше, чем сейчас). Ежедневно, подсчитали ученые, Россия теряет две средних размеров деревни, а в год - небольшую область.

Так что Петербург вымирает ничуть не хуже, чем страна в целом, - если это кого-то утешит. Рождаемость при этом в Петербурге ниже общероссийской (1,03 ребенка на одну петербургскую женщину против 1,17 на одну общероссийскую), а средняя продолжительность жизни чуть повыше (хотя после некоторого роста в 1997 году на момент последней переписи она опять снизилась и составила у мужчин 60,6 и у женщин 72,3 года).

Что касается структуры населения, то город продолжает стареть, и, по оценке Госкомстата РФ, в 2016 году детей до 15 лет будет в Петербурге всего 14%, а пенсионеров - вдвое больше.

Мужчины вымирают первыми

Демографическую ситуацию определяют три главных фактора: рождаемость, продолжительность жизни и уровень миграции. По мнению старшего научного сотрудника Института проблем региональной экономики РАН Натальи Чистяковой, относительно первого фактора переживать особенно не стоит - Петербург и раньше никогда себя не воспроизводил.

Значения чистого коэффициента воспроизводства населения в XIX-XX веках ни разу не превышали единицы (в 1890 году он составил 0,76, в 1910 году - тоже 0,76, в 1926 году - 0,78, а в 1989 году - 0,77). Если не вдаваться в расшифровку этих сложновыводимых цифр, можно сказать, что способных к деторождению дочерей в городе было всегда меньше, чем их матерей.

Сегодня снижению рождаемости способствует не только традиция, но и тот факт, что Петербург раньше других российских городов перешел к новому типу "малой" семьи и прочим европейским нормам. Вкупе с влиянием экономических факторов все это, по мнению Натальи Чистяковой, не обещает городу существенного повышения рождаемости. Ни завтра, ни в обозримом будущем.

А вот чем нужно заниматься безотлагательно, считает исследователь, так это проблемами смертности, особенно мужской: "Еще 30-35 лет назад мы шли по этим показателям на уровне развитых стран, но они приняли вызов времени, стали вкладывать средства в медицину и развитие самосохранительных принципов у населения, а мы - нет!"

В результате в начале 1990-х годов мы прошли первый пик смертности, затронувший все возрастные группы мужского и женского населения Петербурга, а после трехлетнего снижения в 1995-98 годах на нас накатил новый мор. Причем он практически не коснулся детей до 15 лет и пожилых петербуржцев старше 70 лет (в этой группе наблюдается даже некоторое снижение смертности), зато ударил по молодым и средним возрастам. Особенно тревожит демографов то, что все чаще умирают двадцатилетние и пятидесятилетние. Хотя в 2002 году рост смертности в молодых возрастных группах несколько приостановился, этот фактор оказывает крайне негативное влияние на воспроизводство населения нашего города. По мнению специалистов, сейчас пора говорить не об "эхе войны" (оно практически прекратило воздействовать на ситуацию), а о последствиях дурного алкоголя, безразличия к собственному здоровью и невнимания государства к состоянию медицины. Конечно, высокая концентрация медучреждений в городе и уровень квалификации врачейобеспечивают Петербургу некоторое преимущество перед другими городами, но и это не спасает.

Миграционная надежда

Поскольку повышения рождаемости и существенного снижения смертности ждать в скором времени не приходится, то надеяться можно только на миграцию. Именно она обеспечивала прирост населения Петербурга все три века его существования, она возмещала чудовищные провалы в численности после революций и войн, а в период 50-80-х годов приезжие и их дети обеспечили городу быстрый рост до 5 миллионов жителей.

Нынешний Петербург зависит от внешнего притока рабочей силы все сильней. Строительство, торговля, значительная доля сектора услуг без трудовых мигрантов просто немыслимы, а после 2010 года, по словам начальника отдела социального партнерства комитета по социальной политике Валентины Даниловой, рынок труда ждет настоящая катастрофа.

Столь сильные выражения специалисту администрации приходится применять только потому, что с этой составляющей народонаселения дело обстоит крайне сложно, хоть и не так плохо, как со смертностью.

По оценкам статистиков, после нескольких лет убыли населения (за счет выезда с 1994 года) снова наблюдается миграционный прирост. В дальнее зарубежье наши люди уезжают сегодня в несколько раз меньше (в Германию и США почти в 2 раза, а в Израиль - почти в 5). Правда, и к нам приезжает гораздо меньше иностранцев: в 2002 году из Латвии, Литвы и Эстонии в Петербург прибыло только 166 человек (5,2% от уровня 1994 года), в несколько раз сократилось и число прибывших из стран СНГ. Разумеется, эти данные не касаются нелегалов, учету и контролю властей не поддающихся.

Таким образом можно утверждать, что сегодня основной поставщик миграционного прироста населения Петербурга - российские регионы. К нам едут и на работу, и на учебу, причем женщин, как и в 70-80-е годы, среди приезжих значительно больше, чем мужчин (примерно в 2 раза).

Если говорить о среднестатистическом портрете современной мигрантки, то это либо студентка или учащаяся моложе 19 лет, либо зрелая женщина 25-39 лет, приехавшая на заработки. Как и в прежние времена, большинство из них желает остаться в Петербурге, создавая тем самым конкуренцию на брачной ниве. И если для конкретных петербурженок это плохо, то для города в целом хорошо (приезжие, по оценке статистиков, рожают чаще, чем местные).

Впрочем, бороться им практически не за кого - по словам Натальи Чистяковой, мужчин в возрасте за 30 в городе вообще мало, а свободных и здоровых и того меньше.

Таким образом, чтобы не стать пусту, Петербург может рассчитывать только на приезжих. Только в этом случае через двенадцать или двадцать лет возводимые ныне кольцевые дороги, виадуки и дальние микрорайоны будут кому-то нужны.

Комментарий чиновника

Хватит анализировать

Демографические прогнозы никогда не оправдываются, шутят статистики, - действительность оказывается значительно хуже. Готовы ли к драматическим поворотам городские власти? Об этом нам рассказала вице-губернатор Петербурга Людмила Косткина.

- Вы считаете сложившуюся ситуацию в городе кризисной?

- Да, как и в большинстве стран Европы, как и во всей почти Российской Федерации. Правда, если в развитых странах очень остро стоит проблема рождаемости, то у нас, в России, из-за низкого уровня жизни к ней прибавляются высокая смертность и малая продолжительность жизни (на 10-15 лет ниже европейских показателей). Для России в целом и для Петербурга в частности самой большой проблемой является то, что умирают мужчины в самом трудоспособном возрасте - начиная от 45 лет. Многие не доживают и до нынешней пенсии, а если пенсионный возраст будет повышен до европейского?

- Почему же нестарые еще мужчины массово умирают?

- Виноваты, прежде всего, стрессовые ситуации, которые увеличивают число сердечно-сосудистых заболеваний. Но ничуть не меньше мужчин умирает от запоев, наркоты и криминальных происшествий (драки, убийства, суициды и т.д.). Когда-то мы говорили о том, что спиваются в деревнях, а сейчас и в городе ровно такая же ситуация. Люди не заботятся о своем здоровье и сами себя губят. Я думаю, происходит это в немалой степени по причине нестабильного социально-экономического положения конкретного мужчины и семьи, главой которой он является.

- Вы, как власть, можете повлиять на развитие демографических процессов?

- Прежде всего, надо поднимать рождаемость. Сейчас в Петербурге действует "Закон о компенсационных выплатах по рождению ребенка", а на прошлой неделе принят "Закон о социальной поддержке семей, имеющих детей в СПб". Согласно им 3,5 МРОТ составляет единовременная помощь по рождению, а особенно большая помощь идет семьям до года, до двух лет и так далее, до семи лет после рождения ребенка (от 1350 до 249 рублей в месяц). Многодетным семьям пособие на детей увеличивается в два раза, то же самое - семье с одним родителем. Ну и у нас в Петербурге обычное пособие на ребенка не 70 рублей, а все-таки 100. Мало, конечно, но мы ищем возможности дальнейшего повышения этой суммы.

- Мало - не то слово! При этом Госдума отказывается поднимать пособие на детей, зато вдвое увеличивает сумму, выделяемую на похороны ...

- Понимаете, как они рассуждают: ребенок в семье - это предмет заботы молодых трудоспособных родителей, а с похоронами сталкиваются пенсионеры. Определенная логика в этом есть, но я считаю, что нужно увеличивать и то и другое.

- Можно ли что-то сделать для улучшения демографической ситуации на городском уровне, или сейчас все вопросы находятся в руках Москвы?

- Кое-что можно сделать. Во-первых, стабилизация экономической ситуации в Петербурге заметна, во-вторых, у нас положительно решаются вопросы по уменьшению безработицы, в-третьих, мы работаем по поддержке семьи и детей, в том числе приемных. Последнее особенно важно, потому что количество сирот в городе растет. Я бы еще назвала поддержку молодым в профессиональном обучении, подготовку новых рабочих мест и пропаганду здорового образа жизни. Все это оказывает влияние на демографическую ситуацию, и все это в руках города.

- Почему прекращено финансирование программы "Демографическое развитие Санкт-Петербурга в 2003-05 гг."?

- Уже подходит 2005 год, и пора подводить итоги. Написано много планов, проведено море семинаров, сделан анализ ситуации на самых разных уровнях, заплачены за это миллионы рублей. Не пора ли приступить к программе, в которой отражены конкретные мероприятия? Хватит уже анализировать - цифры на поверхности, нужно сделать выводы и начать работать. Поэтому мы и приостановили финансирование этой программы. Главные направления ясны: здоровье, рождаемость, решение экономических проблем семьи. Пора что-то делать, и в скором времени мы планируем принять городской "Социальный кодекс", в котором будут отражены и вопросы демографической политики.

- Тем не менее городу без мигрантов не обойтись - или вы так не считаете?

- Конечно, миграционная политика напрямую влияет на демографическую ситуацию. И эта политика должна быть четкой, ясной и последовательной. Сейчас ни один наш закон не соответствует реальной ситуации - очень сложной и запутанной. Нет ресурсов, нет финансов, нет возможности адаптировать мигрантов. Приходится признавать, что сейчас город не в состоянии предоставить этим людям нормальное жилье, - пока они не измотаются, оформляя документы. Сегодня мигранты - часть населения, наиболее ущемленная в своих правах. Пока мы можем послать их только в область, далеко за Петербург, хотя нам нужны рабочие руки. Я не исключаю, что после принятия нового закона о мигрантах ситуация изменится и люди будут жить и работать в Петербурге на законных основаниях. Мы должны будем обеспечить те же рабочие места, обучение и, конечно, социальную поддержку. Ну а пока в городе царит незаконная миграция, к нам приезжают целыми селами - со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Справка для графика

1764 г. - 0,15 млн. чел

1895 г. - 1,1

1916 г. - 2,4

1920 г. - 0,9

1930 г. - 2,0

1939 г. - 3,0

1945 г. - 1,3

1956 г. - 2,8

1959 г. 3,0

1971 г. - 4,0

1989 г. - 5,0

2003 г. - 4,6

(См. "Санкт-Петербург.1703-2003". Юбилейный статистический сборник под ред. И.И. Елисеевой и Е.И. Грибовой. СПб, 2003 г.)

Комментарий психолога

Виктор Лапан, психолог, директор городского центра "Семья":

- Повышение рождаемости в Петербурге возможно только при условии, если будет проведена хорошо спланированная, затратная пропагандистская работа среди населения. Поскольку традиционные установки на рождение более одного ребенка у большинства горожан не действуют, помочь может только специальная PR-кампания. Нечто похожее было после войны, когда государство агитировало людей принимать в семьи сирот, затем в 80-е годы, когда рождаемость стимулировалась возможностью получить жилье. Сегодня ситуация столь же серьезная, и в российском и городском бюджете должны быть прописаны статьи на такую пропаганду и материальное стимулирование рождаемости. Без этого петербуржцы так и будут откладывать рождение второго ребенка до лучших времен (психологический фактор в этом вопросе весьма существен), а это уже сейчас влияет и на возрастную, и на национальную структуру населения.

Александр Пронин

Грядет «культурная» приватизация?  »
Юридические статьи »
Читайте также