Город живет по курьёзному уставу

Простой слесарь разоблачил законотворческую деятельность депутатов ЗакСа

Недавно в редакции "Смены" появился интересный и даже несколько странный визитер. Черная матерчатая сумка Николая Ломова - так зовут нашего гостя - раздулась от обилия книг, машинописных статей и газетных публикаций. Имея весьма интеллигентную наружность, Николай Александрович трудится слесарем-станочником. Как оказалось. Ломов пришел к нам поговорить об Уставе Санкт-Петербурга.

Против Конституции не попрешь!

Признайтесь, читатель, вы когда-нибудь держали в руках этот документ? А может быть, даже не знали о его существовании? Николай Александрович изучил Устав досконально, буквально до запятой. И обнаружил в тексте документа, называемого Конституцией города, много обескураживающего.

Но прежде чем рассматривать любопытные и даже анекдотические моменты Устава, скажем несколько слов о самом Ломове. Оказывается, в свободное от слесарной работы время он исследует "конституционный процесс". Причем в мировом масштабе. Все книги, грозившие порвать его сумку, оказались конституциями, уставами и декларациями порядка 30 различных государств и образований вроде американских штатов!

Родился Николай Ломов в 1949 году в Колпине. Окончил местный металлургический техникум, отслужил срочную, поступил во ВТУЗ при ЛМЗ.

- Во ВТУЗе в 77-м году нас заставляли сдавать в то время только что принятую "брежневскую" Конституцию, - вспоминает Николай Алесандрович. - А я стал ее еще и изучать. Потом были Вольтер, Монтескье, Аристотель, наши правоведы - Чаадаев и Толстой.

Вскоре Ломов осознал, что Конституцию не зря называют Основным Законом, поскольку, однажды принятая, она действует независимо ни от кого. Наоборот - именно Конституция в значительной степени влияет на ход исторического развития государства. Николай Ломов приводит в пример Японию. В 1898 году японцы списали свой Основной Закон с германской, так называемой кайзеровской, Конституции. И в результате оказались с немцами по одну сторону баррикад во Второй мировой. В1946 году янки, покидая Японию, навязали ей свой образец Конституции.

- Японцы, чтобы отделаться от американцев, приняли их Конституцию, надеясь потом заменить ее на свою, - рассказывает Николай Ломов. - Но когда Конституция заработала, никто не захотел ее менять.

Когда говорят, что, поскольку наши законы не исполняются, нет смысла их менять, Ломов категорически с этим не соглашается. Отвечает, что сначала надо внимательно почитать закон, который якобы не исполняется.

Раньше исполнительная ветвь Совета Федерации формировалась из губернаторов. Когда они отказались принимать "нужные" решения, президент Владимир Путин их распустил. Нарушил он при этом Конституцию? В том-то и дело, что нет. Выходит, при нашей Конституции можно в корне поменять структуру и принцип формирования такого важного государственного органа, как Совет Федерации, не изменяя Основной Закон и в то же время не нарушая его. То есть источником абсолютной власти как раз и является такая Конституция.

Дышло Устава

Вернемся к питерскому Уставу. После того как 14 января 1998 года документ был принят депутатами ЗакСа, Ломов задался целью раздобыть его текст. Он безуспешно обошел массу книжных магазинов, в одном из них ему посоветовали искать городскую Конституцию в недрах Законодательного собрания.

В Мариинском дворце Ломову преградили путь два дюжих охранника.

- Мне только в киоск пройти, за Уставом.

- Не положено.

- Пусть один из вас останется, другой со мной пройдет.

- Не положено.

Ломов стал пробиваться с боем. Ему заломили руки. На шум вышла женщина из бюро пропусков, которая и провела непокорного Николая Александровича к заветному киоску.

В первозданном тексте Устава обнаружилось множество неточностей, по мнению Ломова имевших место как в формулировках, так и в иных принципиальных аспектах документа. Это может служить дополнительной лазейкой для превращения закона в пресловутое дышло. Например, статья 3 "Права и свободы человека и гражданина" носит отсылочный характер, конкретно никаких прав и свобод не устанавливая. Ломов полагает, что это недопустимо.

- В Уставе что ни статья - везде ссылки на федеральные законы и Конституцию, - возмущается Николай Александрович. - А в чем процедурность? Ведь без этой процедурности мы отданы на откуп бюрократу, который все может повернуть так, как ему захочется. Значит, наш Устав носит бюрократический характер.

В качестве примера для подражания Ломов приводит Конституцию американского штата Калифорния. Там подробно прописаны права и свободы человека, а в разделе 24 говорится: "Права, гарантируемые этой Конституцией, не зависят от прав, гарантируемых Конституцией Соединенных Штатов Америки... Эта декларация прав не может быть истолкована для умаления или отрицания иных прав, сохраняемых народом..."

Почему в Питере не действуют "права и свободы"

Новый текст Устава Петербурга с изменениями на 30 декабря 2003 года Николай Ломов достал уже в магазине, недели три назад. Он проел продавцам с этой брошюрой такую плешь, что они сами известили его о поступлении текста. Последний был опубликован издательством ЦКП "Регион-Про" тиражом 3000 экземпляров.

Там Ломов обнаружил неточности, очевидные даже для юридически "не вооруженного" взгляда. Так, в двух статьях - 34-й и 79-й - есть отсылка на другие статьи Устава, на 31-ю и 54-ю статьи соответственно. Но в новой редакции Устава нумерация статей изменилась, то есть отсылать следовало бы на 30-ю и 53-ю статьи. Стало быть, 34-я и 79-я статьи не работают, поскольку в случае применения возникнет юридическая коллизия.

А вот статей 48 и 52 Николай Александрович вообще не обнаружил! Понятно, что в новой редакции они утратили силу. Однако в тексте, например, американской Конституции кроме отменяющей поправки печатается также отменяемая.

Если говорить о формулировках, можно упомянуть пункт 7 статьи 33 городского Устава. Вчитайтесь: "Законы Санкт-Петербурга и иные нормативные акты Санкт-Петербурга по вопросам защиты прав и свобод человека и гражданина вступают в силу не ранее чем через 10 дней после их официального опубликования". Согласно этому пункту права и свободы в нашем городе можно вообще не защищать, поскольку "не ранее" означает, что закон может вступать в силу хоть через 10 лет!

Гражданское общество под угрозой!

В январе этого года в ЗакСе торжественно отмечали 6 лет со дня принятия Устава Санкт-Петербурга. Было много высоких гостей, включая губернатора, звучало много пафоса в речах. Говорили о том, что настала, дескать, пора просвещать горожан в правовом аспекте. Надо, мол, принимать программу, выделять средства и печатать Устав широким тиражом. Не у всех ведь есть Интернет. Представители ветвей власти единодушно обещали сотрудничать в этом направлении.

Пока воз не сдвинулся с места. 3000 экземпляров по коммерческой цене - негусто для пятимиллионного города. Да и надо ли печатать такой устав? Может, сначала исправить допущенные в нем ошибки и неточности? На кривом фундаменте гражданского общества не построишь...

ДЕФЕКТЫ НЕИЗБЕЖНЫ

ЗакС благодарит слесаря за наблюдательность

ВОТ как прокомментировал изыскания слесаря Ломова руководитель аппарата Комитета по законодательству городского парламента Андрей Ошурков.

- У Устава Санкт-Петербурга непростая судьба. Он мог быть принят лишь на условиях компромисса, поэтому при его принятии подразумевалось в дальнейшем введение определенных поправок. А поправки всегда усложняют документ. Поэтому дефекты могут встречаться даже в федеральных законах, когда при их принятии вносится много поправок. В случае с Уставом Петербурга - это дефекты роста, они могут и должны быть исправлены. Обнаружившего их гражданина можно только поблагодарить за внимательность. Думаю, самым разумным для Николая Ломова шагом в данной ситуации было бы обращение к депутату - своего округа. Можно также написать письмо на имя председателя Законодательного собрания Вадима Тюльпанова, в котором изложить свои претензии к тексту документа. В корректной форме!

Владимир Чичиков

ЗС Ленобласти меняет устав региона  »
Юридические статьи »
Читайте также