Евгений Гавриленков Капиталы надо не прощать, а поощрять

Вскоре после майских праздников президент РФ Владимир Путин поручил премьер-министру Михаилу Фрадкову и главе ЦБ Сергею Игнатьеву разработать закон об упрощенной схеме декларирования вывезенных из России капиталов. Цель - вернуть капиталы из оффшоров в российские банки и заставить работать на благо российской экономики.

Львиная доля комментариев со стороны независимых экспертов, представителей бизнес-сообщества и даже некоторых чиновников оказалась глубоко скептической. Основное возражение: вернуть капиталы в страну все равно не удастся.

Зачем Путину понадобилось выступать со столь малообещающей инициативой? Своим мнением по этому поводу поделился главный экономист инвестиционной компании "Тройка-диалог", доктор экономических наук, профессор Евгений Гавриленков.

- Путин назвал два требования, которые должны выполнить бизнесмены, возвращающие свои капиталы в Россию: уплатить 13-процентный налог и разместить деньги в российских банках. Означает ли это, что выполнившим требования обещана амнистия по всем прошлым нарушениям финансового законодательства?

- Амнистия означает "аннулирование" правонарушений. Однако сам Путин с трибуны этого термина не произнес. Он высказался достаточно осторожно - "легализация доходов". Так что до тех пор, пока мы не увидим конкретных формулировок нового закона, говорить о том, что именно ожидает бизнес, преждевременно.

Не видя текста, трудно также предугадать, кого конкретно коснется закон. Тем не менее, ясно, что процент этих бизнесменов будет довольно мал. Как раньше, так и сегодня вывоз и ввоз капитала можно осуществлять без всяких нарушений. По новому закону о валютном регулировании, принятому летом прошлого года, были сделаны дополнительные послабления: уменьшены нормы продажи валютной выручки, упрощены процедуры открытия зарубежных счетов для физических лиц и т.д. С 2007 года по этому же закону большинство всех ограничений будут сняты, и тогда ввозить и вывозить деньги будет еще проще.

- Но какой смысл принимать закон, эффективность которого, по общему мнению, заведомо сомнительна? Минфин еще пару лет назад скептически оценивал идею амнистии капиталов: деньги, которые ушли из России, не лежат за границей под матрасом, а вложены в недвижимость или бизнес, которые никто не кинется "по приказу Путина" срочно продавать...

- Я вполне согласен с опасениями минфина. Деньги не просто не лежат под матрасами лондонских банкиров, они так или иначе уже работают на международных фондовых рынках. Думаю, истинный смысл президентского призыва вообще не в том, чтобы вернуть в Россию максимальное количество денег. Тем более что объем вывезенных капиталов не столь велик. Много лет назад, когда ВВП был меньше, эти суммы могли иметь значение для страны, но сегодня они не играют решающей роли для экономического роста. Просто власть решила предоставить бизнесу возможность задекларировать доходы и избавить себя на будущее от всяких, в том числе налоговых, претензий со стороны государства. Другой вопрос, поверит ли в это бизнес.

Здесь есть серьезный нюанс: по действующему закону о валютном регулировании и валютном контроле, нарушения валютного законодательства караются гораздо более серьезно, чем налоговые нарушения, по поводу которых вроде бы ожидается "амнистия". Это означает, что даже в случае, если бизнесмен выполнит условия государства по 13-процентному налогу и разместит деньги в российских банках, то не факт, что претензии по нарушениям других законов ему тоже будут "прощены". Поэтому пока бизнес ведет себя крайне осторожно.

- В нынешней авторитарной системе и на фоне "дела ЮКОСА" можно ли рассчитывать на то, что бизнес действительно поверит в добрую волю власти, в то, что она не станет себя вести подобно волку, который, как известно, "своему слову хозяин"?

- "Амнистия" может быть эффективна только при условии благоприятного инвестиционного климата сейчас и в будущем. Главное для бизнеса - не "прощение" его правонарушений, а те инвестиционные условия, которые предоставляет Россия. Но если посмотреть на структуру власти и на тот персональный состав, который в большинстве своем пришел на госслужбу, чтобы заниматься бизнесом (пока таких людей много), никого улучшения не предвидится.

Есть и еще один аспект проблемы. 26 мая Конституционный суд РФ будет рассматривать вопрос о том, насколько трехлетний срок давности по налоговым нарушениям, указанный в Налоговом кодексе, соответствует Конституции РФ. Существует вероятность, что Суд признает этот срок не соответствующим Основному закону, и тогда срок давности вообще будет отменен. В этом случае возникнет совершенно другой расклад: ведь пока существует трехлетний срок давности, смысла ради "прощения" ввозить и декларировать капитал, по которому этот срок истек, нет. А как только бизнесу скажут, что срок давности ликвидируют, власть поставит бизнес в тяжелые условия: либо ему придется декларировать капитал и платить подоходный налог, либо бессрочно отвечать за налоговые нарушения. Это конструкция черно-белая и более жесткая. Именно такой сценарий мне кажется наиболее вероятным. Другое дело, что эффективность действа, затеянного властью, окажется под вопросом, поскольку выяснится, что "провинившихся" гораздо меньше, чемпредполагают чиновники.

Оксана Попова

Налоговикам запретят следить за расходами  »
Юридические статьи »
Читайте также