"Безумное чаепитие": что будем праздновать?

Пожалуй, идею более безумную, чем внезапный перенос праздников, нам не преподносили уже давно. Опасаясь утомить читателей подробной стенограммой двухчасовой увлекательной беседы, приведем лишь самые интересные высказывания участников чаепития.

Выбор с высочайшей санкции

Оксана Дмитриева, депутат ГД РФ:

- Инициатива исходила от "Единой России", которая никогда не предлагает ничего, на что не получила бы высочайшей санкции администрации президента. У "Единой России" нет собственной позиции и собственного мнения. Я никакого смысла в переносе праздников не вижу, разве что отвлечь общественное внимание от социальных и политических проблем: низкой зарплаты, монетизации льгот и других. А отмена Дня Конституции выглядит вполне логично на фоне отхода от конституционных принципов - отмена выборности губернаторов и переход к выборам в Думу только по партийным спискам. Если власть решила изменять Конституцию, к чему праздновать ее день? Почему вдруг 4 ноября стало праздником, мне тоже непонятно. Если мы опасаемся, что народ может "ошибаться", выбирая губернаторов, то ведь он может совершить ошибку и выбирая президента. Поэтому давайте тогда лучше отмечать события не 1612, а следующего, 1613 года, когда был сделан выбор царствующей династии один раз на следующие 300 лет. Если говорить о единоначалии, то монархия, безусловно, более эффективная система, чем диктатура. Вот такие возникают исторические параллели. Я бы выбрала, если так уж необходим новый праздник, 5 марта, и назвала его Днем свободы. В этот день в 1861 году Александр II подписал Манифест об освобождении крестьян, и это была первая из успешных реформ.

4 ноября - необъяснимая дата

Густав Богуславский, историк:

- Как петербургский обыватель, как обычный горожанин я считаю, что еще один свободный день в году - это, безусловно, хорошо. Но ведь 4 ноября появилось тоже не случайно, и не только по соображениям политическим. Идея этого праздника была явно вброшена главой Русской Православной церкви, который внезапно забыл, что живет в светском государстве. Мне не совсем понятно, будет ли это религиозный праздник в честь Казанской иконы Божией Матери или праздник светский? История такова: в августе 1612 года небольшая группа поляков вместе с представителями той власти, которую называют "семибоярщина", заперлась в Кремле. Там они сидели в осаде до конца октября. 22 октября войска Пожарского освободили территорию Китай-города, а только 1 ноября (по старому стилю) русские и поляки, оборонявшиеся в Кремле, его покинули. Почему в качестве даты праздника избрано 22 октября по старому стилю - день боев в предместьях Кремля - понять невозможно. Более того, при переводе со старого на новый стиль для XVII века надо добавлять не 14, а только 10 дней - и у нас получается 1 ноября! Откуда взялось четвертое - совершенно необъяснимо. Но в то же время 4 ноября - это день, когда в 1794 году было подавлено восстание Костюшко! Это вызов, которого польский народ совершенно не заслужил.

Без царя в Кремле

Хероним Граля, дипломат:

- Это не вопрос политкорректности - у нас в Польше, например, отмечается праздник чуда на Висле, который тоже может показаться россиянам не вполне политкорректным. Но как историку мне кажется забавным празднование Дня национального единства в связи с событиями 1612 года - ведь среди тех, кто тогда капитулировал в Кремле вместе с поляками, был и будущий царь Михаил Романов! Что же касается праздников польских, то у нас есть два общенациональных праздника: 3 мая мы отмечаем День Конституции (польская конституция - одна из первых в мире), а 11 ноября - День возрождения Польши после разделов. Но праздники у нас не отменяют просто так - например, Католическая церковь не борется с 1 мая, а отмечает его как день святого Иосифа, покровителя всех работающих.

Карнавала не будет

Зинаида Сикевич, социолог:

- По данным социологических опросов, единственным общенациональным праздником у нас может считаться только День Победы. Причем воспринимается он не только как день победы над фашизмом, а как повод помянуть всех, кто погиб на этой и последующих войнах. Вообще, само понятие праздника у людей ассоциируется в первую очередь с отдыхом, возможностью не ходить на работу, во вторую - с компенсацией повседневности и уныния будней, в третью - просто с положительными эмоциями, и лишь в последнюю очередь люди обращают внимание на этнокультурную составляющую праздника. Очень грустно для национального самосознания, что в России нет общего праздника, кроме Дня Победы, который все-таки праздник со слезами на глазах. А какого-то радостного, веселого общенационального праздника у нас нет.

Несовпадение жизни и законов

Станислав Еремеев, политолог:

- Мы пытаемся слишком политизировать проблему, а для большинства граждан на первом месте остаются бытовые вопросы. Это хорошо, что Госдума решилась зафиксировать то, что уже давно происходит де-факто: в большинстве трудовых коллективов страны празднование Нового года начинается на католическое Рождество, а заканчивается на старый Новый год. Что касается 7 ноября, то значительная часть населения уважает эту дату: может, не стоило трогать оставшиеся у людей в памяти зацепки? В России до сих пор не завершен процесс формирования нации, и пока национальное строительство не закончено - не стоило менять праздники. Власть, желая как лучше, поступила как всегда: законы и жизнь редко совпадают.

Мелкая тактика и имитация стратегии

Виктор Топоров, публицист:

- Вы зря приписываете нашей власти идеологические и стратегические мотивы. Госдума, как и вся прочая власть, занимается имитацией политической деятельности, причем крайне неумело и беспомощно. Сегодня все решается на уровне мелкой тактики. Отменим праздник 7 ноября, и Запад простит России прегрешения против демократии. Главное - это желание мелко понравиться Западу. А настоящие праздники появляются только в годину национального подъема. 19 августа, например, можно было бы объявить праздником в годы первого путинского подъема - но учреждать новые праздники сейчас - все равно, что строить морскую резиденцию, не выиграв при этом ни одного морского сражения.

В поисках национального символа

Сергей Шелин, журналист:

- Мне нравится наша Конституция, и меня вполне устраивал этот праздник. Но чем отмечать День независимости 12 июня, лучше уж было бы поднять значение Дня российского флага 22 августа. В отличие от других, этот праздник связан с конкретными, причем недавними историческими событиями. Кроме того, триколор, впервые в новейшей истории поднятый над Белым домом в 1991 году, становится безусловным национальным символом - в отличие, к примеру, от гимна. А праздник 4 ноября мне непонятен: Польша, слава богу, не рассматривается как постоянно действующий враг России, и праздник этот не сможет служить консолидации народа.

Завершить перманентную революцию

Владимир Рекшан, писатель:

- Если открыть календарь, там на каждой странице праздник. Русскому человеку, чтобы напиться, не надо особых праздников. Я бы вот предложил официально отмечать День биологического разнообразия - есть такой день в календаре. Это был бы самый толерантный праздник с точки зрения политкорректности. Что же касается переноса праздников - это очередная ступенька бесконечных реформ, которые начались у нас без малого 20 лет назад. Но революция, которая без конца идет 20 лет, - это троцкизм какой-то! Какого фига нам каждый день предлагают какие-то реформы, да еще так постепенно?! Реформы надо делать быстро, иначе зачем их делать? А 20 лет сплошных реформ - это просто самоуничтожение государства. Сколько можно все ежедневно менять?!

Итак, как ни старались участники "Безумного чаепития", им не удалось обнаружить в думских инициативах глубокий и продуманный идеологический смысл. Но самое безумное не в странноватом новом празднике вместо привычного 7 ноября (авось привыкнем), не в разросшихся новогодних каникулах (даст бог, протрезвеем) и даже не в отмене Дня Конституции (шутки ради, что ли, президент именно в этот день подписал закон об отмене губернаторских выборов?). Главное безумие - это то, что мы обсуждаем это ПОСЛЕ того, как решение уже принято. Власть даже не пытается устраивать общественную дискуссию ДО принятия непопулярных решений. Уверенность в том, что кредит доверия бесконечен и можно не бояться растратить его по пустякам, - это и есть настоящее безумие.

Мониторинг  »
Юридические статьи »
Читайте также