Воды в огонь просят не добавлять специалисты по охране памятников

Вчера председатель комитета по охране памятников Санкт-Петербурга Вера Дементьева обсудила с представителями Государственного пожарного надзора МЧС проблемы тушения пожаров в исторических зданиях. Выяснилось, что проблем больше, чем можно было ожидать, одна из главных заключается в устаревших технологиях, когда пожарные используют для тушения воду (ущерб от которой, как при пожаре в Библиотеке Академии наук в 1989 году, порой превышает ущерб от пожара). С подробностями -- Андрей Цыганов.

Идея пригласить пожарных возникла у госпожи Дементьевой после недавнего пожара в Фермерском дворце Петергофа, который, как уже сообщал Ъ, пострадал от огня в минувшую пятницу в результате неосторожности сварщика, нанятого подрядчиком-реставратором. Представлять МЧС в комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников (КГИОП) пришел начальник отдела организации Госпожнадзора ГУ МЧС по Петербургу Юрий Блохин. Для начала госпожа Дементьева сообщила, что ее комитет разработал "Петербургскую стратегию сохранения наследия" , и предложила проводить семинары для пожарных: "Кто лучше нас, архитекторов, знает здания?" Господин Блохин вежливо отказался, заметив, что сотрудники КГИОПа едва ли научат пожарных бороться с огнем, а сварщиков -- соблюдать технику безопасности. Тогда глава комитета предложила пожарным вызывать сотрудников КГИОПа на тушение исторических зданий. Господин Блохин на это резонно ответил: "Мы не против, но имейте в виду, что ожидать прибытия вашего сотрудника мы не намерены" -- и порекомендовал КГИОПу организовать круглосуточную дежурную службу. Вера Дементьева пообещала решить этот вопрос.

Также господин Блохин предложил госпоже Дементьевой разработать список наиболее охраняемых объектов с поэтажными и т. п. планами -- "А то у нас весь центр Питера -- охранная зона", -- для того чтобы эти планы хранились в частях УГПС и могли использоваться для составления планов тушения пожаров (сейчас пожарным приходится тушить здания, в том числе и исторические, "вслепую"). Подчиненные госпожи Дементьевой обещали сделать и это, но не раньше 1 марта.

После этого Вера Дементьева перешла к технологическим вопросам. Главу КГИОПа интересовало, нельзя ли переоборудовать пожарные машины так, чтобы использовать не воду, а другие средства пожаротушения. Господин Блохин признал, что такой возможности у МЧС нет. И посоветовал КГИОПу обязать пользователей исторических зданий самостоятельно оборудовать исторические объекты современными системами пожаротушения. "И тогда, -- заключил специалист МЧС, -- пожарные машины к вам просто не приедут".

"Максимум, что мы можем, -- это рекомендовать пожарным при тушении пожаров на спецобъектах, занесенных в подготовленные вами списки, использовать порошковые и иные не связанные с водой средства пожаротушения. Но запретить использовать воду мы не имеем права: иной раз без воды и пены здание уже не спасти. Это и неудивительно, в большинстве таких объектов даже простая противопожарная сигнализация не работает". В итоге представители КГИОПа пришли к выводу, что семинар должны проводить сотрудники УГПС -- чтобы просветить чиновников, архитекторов и реставраторов в вопросах пожарной безопасности. "Например, чтобы мы знали, какие утеплители можно рекомендовать, а какие -- нет", -- уточнила Вера Дементьева. Юрий Блохин ответил, что на это есть нормативы и сертификаты. Впрочем, как заявил один из участников вчерашней встречи, именно утеплитель, получивший сертификат в Госпожнадзоре, стал одной из главных причин быстрого распространения пламени в Фермерском дворце.

Крупнейшие пожары в исторических памятниках Санкт-Петербурга за последние два года

5 сентября 2003 года на улице Писарева горели старейшие декорационные мастерские Мариинского театра, 1834 года постройки. Площадь пожара составила 400 кв. м. Обрушились перекрытия и крыша, полностью сгорели декорации и реквизит нескольких спектаклей, в том числе оперы "Евгений Онегин" и балета "Ромео и Джульетта". Пострадали пять человек. Администрация театра оценила ущерб в 7 млн рублей, но, по данным Минкультуры, он достиг 200-250 млн рублей. Следствием было возбуждено уголовное дело по факту умышленного поджога, однако виновные не найдены.

9 сентября 2003 года произошло возгорание в закрытом на реконструкцию главном корпусе Воскресенского Новодевичьего монастыря. Огонь уничтожил перекрытия и перегородки на площади 90 кв. м. При тушении пострадал один пожарный. О сумме ущерба не сообщалось.

29 сентября 2003 года начался пожар в здании Академии русского балета имени А. Я. Вагановой. Пламя бушевало на площади 60 кв. м, полностью выгорел кабинет директора академии. Музейные фонды, включая пуанты Анны Павловой, не пострадали. Сумма ущерба составила 50 тыс. рублей. Причиной возгорания стало замыкание электропроводки.

19 февраля 2004 года на Невском проспекте загорелось здание Художественно-музыкальной библиотеки имени А. А. Блока, построенное в 1830-1833 годах по проекту архитектора Поля Жако. Выгорело 2,5 тыс. кв. м помещений, пострадало 50 тыс. экземпляров книжного фонда и техника. Спецкомиссия из сотрудников этой библиотеки и Центральной городской публичной библиотеки имени В. В. Маяковского оценила ущерб в 25 млн рублей. Прокуратура возбудила уголовное дело по статье 167 УК РФ ("Умышленное уничтожение или повреждение имущества").

24 декабря 2004 года на острове Новая Голландия загорелся одноименный архитектурно-исторический ансамбль, построенный в 1765-1780 годах по проекту архитекторов Саввы Чевакинского и Жан-Батиста Валлен-Деламота. Пожар в "Новой Голландии", находящейся на балансе Ленинградской военно-морской базы, произошел накануне ее передачи городской администрации с последующим выставлением на торги. Выгорело около 3 тыс. кв. м внутри здания и обрушилось около 500 кв. м кровли. Однако власти оценили ущерб от пожара как незначительный. После проверки военной прокуратуры было установлено, что причиной возгорания послужило замыкание электропроводки.

Глава города проработала ошибки следствия Гипермаркеты "Максидом" отравили полицейским газом  »
Юридические статьи »
Читайте также