Школа выживания В Смольном придумали, как переделать бедные школы в дорогие бани

С 2006 года все школы Петербурга должны перейти на финансово-хозяйственную самостоятельность: открыть собственные лицевые счета и своими силами контролировать расходы бюджетных денег. В Смольном утверждают, что цель реформы - повысить качество образования "за счет более рационального использования бюджетных средств". На самом же деле это объяснение - очередной фантик, скрывающий очередную лжеконфетку из магазина больших административных "приколов" над маленькими и очень доверчивыми гражданами...

Счастье привалило...

О том, что насильственное внедрение самостоятельно-хозяйственных балансов в петербургских школах - не что иное, как подготовка к "насильственному переводу бюджетных учреждений в автономные некоммерческие организации", депутат Госдумы РФ Оксана Дмитриева говорила на страницах газеты "Дело" еще год назад (см. номер от 21 июня 2004 года). Эту же мысль она повторила, комментируя недавние хвалебные речи членов правительства СПб в адрес собственной концепции модернизации городского образования. По словам Дмитриевой, как только школа приобретает новый юридический статус, она перестает претендовать на автоматическое бюджетное финансирование и начинает конкурировать с остальными школами за получение специального госзаказа: "При этом каждый директор будет иметь полную свободу в распоряжении имуществом - вплоть до отдачи школьного имущества в залог или его продажи. Это фактически ползучая приватизация, следствием которой может стать резкое сокращение школ: либо здание будут отбирать под тем или иным предлогом, либо самой школе придется распуститься из-за недобора учеников, которые просто не пойдут в "бедную" школу".

Примечательно то, что Смольный в данном случае - как и во многих других - бодро обгоняет тяжелый паровоз непопулярных кремлевских реформ. Хотя Госдума еще не приняла закон об автоматическом переводе всех школ в некоммерческие организации, молодые топ-менеджеры экономического блока петербургской администрации уже увлеченно кроят нормативы и стандарты финансирования городских школ "в новых финансовых и экономических условиях". Вот такое петербургское ноу-хау: параметры - народно-образовательные, а разрабатывают их не специалисты комитета по образованию, а вновь испеченные "наставники молодых" из комитета экономического развития, промышленной политики и торговли. Парадокс? Ничуть - если вспомнить, что конечной целью реформы является именно хозяйственная, а не педагогическая оптимизация образовательного процесса...

"На курсах нам было четко сказано, что отныне директор перестает быть организатором образовательного процесса школы и превращается в менеджера-управляющего, которому будет все равно чем управлять - заводом, баней или школой", - так прокомментировал новейший чиновничий подход к благородному делу насаждения "разумного, доброго и вечного" директор средней школы №263 Сергей Лебедев.

Чувствуя, что впереди хотя и большая, однако не слишком популярная работа, губернатор Валентина Матвиенко предусмотрительно призвала своих подчиненных "не ломать никого через колено", ибо "директора образовательных учреждений должны сами понимать свое счастье". Должны. Однако пока плохо понимают. "Школа сегодня вообще не нуждается в реформировании", - убежден, в частности, Сергей Лебедев.

Утверждение, замечу, спорное. Однако если иметь в виду конкретную реформу, затеянную конкретными петербургскими чиновниками, то с цитированным "консервативным" высказыванием можно и согласиться.

Ведь "реформаторы" так и не смогли сформулировать внятного и, главное, убедительного обоснования затеянной ими хозяйственно-школьной пертурбации. Что, в свою очередь, и заставляет предположить, что истинные мотивы лежат совсем в иных, весьма далеких от педагогики сферах...

Сами чиновники утверждают, что хотят решить две основные практические задачи: во-первых, подтолкнуть школьных директоров к экономии бюджетных рублей за счет экономии коммунальных платежей и, во-вторых, выработать у директоров тягу к "привлечению в сферу образования дополнительных источников финансирования". Однако и первое, и второе - от Лукавого.

Экономить на воде и электроэнергии можно будет только после установки счетчиков, а далеко не каждая школа в состоянии поставить их за собственные деньги - в городском же бюджете на такое "излишество" средств не предусмотрено.

Что же касается привлечения внебюджетных средств, то, по закону, образовательные учреждения и раньше имели на это полное право. Причем как раньше, так и теперь не каждый директор сможет, учитывая дряхлость материальной и технической баз многих школ, широко развернуть платный сервис. По словам завуча средней школы №152 Нины Паркаевой, чья школа по настоянию чиновников уже перешла на новую систему ведения хоздеятельности, особого счастья это не принесло ни учителям, ни ученикам: "Дополнительные доходы мы как получали, так и получаем только за счет платных уроков. Мы бы с удовольствием сдавали помещения в аренду, но они никому не нужны: для начала их необходимо переоборудовать, отремонтировать, а на это у школы нет денег. Зато теперь с переходом на новые финансово-экономические рельсы мы столкнулись с уймой проблем, связанных с организацией работы бухгалтерии".

Те же сметы. Вид сбоку

Из официальных докладов чиновников известно, что город потратил уже не один десяток миллионов рублей на то, чтобы повально адаптировать школьных директоров к новым экономическим условиям. "Кроме испуга, эти двухнедельные курсы переподготовки не принесли нам ничего" - таково мнение самих "адаптированных". Директора по-прежнему недоумевают, почему их заставляют фактически самих подписать себе "смертный приговор". Ведь нигде в законе не сказано, что школы обязаны открывать лицевые счета и переходить на самостоятельный баланс. В федеральном законе об образовании, принятом еще десять лет назад, было четко написано, что образовательные учреждения вправе самостоятельно выбирать, как им работать: по казенной смете или же переходить на самостоятельный баланс, открывая счета в банках. Большинство петербургских школ до сих пор жили по утвержденным в РОНО сметам, поскольку содержать собственный штат бухгалтеров (не говоря уже о прочих издержках) им было не по карману. Теперь, как убеждены чиновники, возможность нанять бухгалтера у школ откуда-то появится. А если все же не появится?

На этот случай городские власти придумали выход из положения: директора будут вынуждены воспользоваться услугами централизованной бухгалтерии (ЦБ) при РОНО, которая, собственно, и утверждала их сметы раньше. Чтобы соблюсти все законодательные нюансы, чиновники изобрели еще одну уловку: превратили ЦБ в коммерческую организацию, которая отныне имеет право заниматься бухгалтерской деятельностью школ как нанимаемая ими структура. Правда, договор школы с госучреждением ЦБ будет заключаться на безвозмездной основе. "Поэтому у школ не будет рычагов влияния на качество обслуживания их счетов, а у ЦБ - никакой мотивации работать эффективнее. По сути, директор будет все также зависеть от бухгалтерии, от которой он зависел и раньше", - резюмирует председатель комиссии по вопросам общеобразовательных учреждений и учреждений начального и среднего образования ЗакСа СПб Андрей Ловягин.

Запланированный хаос

Однако все эти "перемены мест бухслагаемых" абсурдны лишь на первый взгляд. Точнее, на взгляд того, кто хочет усмотреть в действиях Смольного первоочередную заботу о школах и детях. На самом деле во всем происходящем есть свой особый - чиновничий - смысл. Директору школы № 263 Сергею Лебедеву он видится так: "Все школы постепенно превратятся в некоммерческие партнерства. Именно этот юридический статус максимально близко соответствует новому состоянию образовательных учреждений. Это значит, что школа перестанет быть объектом, запрещенным к приватизации. Тогда инвесторы могут отобрать у нас как здания, так и земельные участки. Это сделать достаточно просто: нужно лишь заказать техническую экспертизу, которая признает здание аварийным и разрешит его сносить". Вопрос о сносе здания и расформировании школы решает исполнительная власть. Местные парламентарии, как обычно, округло разводят руками: "Мы не успели принять Закон о реорганизации и ликвидации школ до выхода 122-го федерального закона о разграничении полномочий. Теперь вопрос о ликвидации школ - полностью прерогатива Смольного... Но горожане вправе опротестовать решение администрации! Они могут подать в суд или выйти на улицы. Первый способ практически нереален, поскольку все решения, которые принимают чиновники, выверены и с юридической точки зрения к ним не подкопаешься. Значит, надо выходить на улицы!" - предлагает депутат Ловягин, не уточняя, правда, видит ли он при этом себя во главе колонны взбунтовавшихся родителей и учителей. Впрочем, как показал недавний опыт школы №142, ни массовые акции протеста, ни суд так и не помогли родителям учеников отстоять свое здание на Арсенальной набережной, благополучно переданное очередному "уважаемому и неприкосновенному" инвестору.

Какая школа станет следующей, знают, вероятно, лишь сами чиновники. Ясно, однако, что с переходом к "новым экономическим реалиям" число проблемных школ, над которыми нависнет угроза ликвидации, будет возрастать, а значит, будет шириться и "ликвидационный простор". Во-первых, взаимоотношения школы с монополистами и контролирующими органами (налоговой инспекции, СЭС, пожарниками и т.п.) до сих пор не урегулированы. Во-вторых, до сих пор отсутствует нормативно-правовая база для школы как юридического лица. В-третьих, не определены нормативы будущего финансирования. Если власть (а скорее всего, так и случится) будет исходить из количества квадратных метров, то школа, допустим, 1933 года постройки и школа, построенная в 1972 году, окажутся де-юре в равном финансовом положении. Но ведь де-факто это нонсенс! Как всегда, в основе любой коллизии, связанной с чиновничьим произволом, лежит злостная недоработка рептильных законодателей, идущих на поводу у администрации. В данном случае речь идет об отсутствии в Петербурге местного закона об образовании. "Чиновники всячески оттягивают этот процесс, - говорит директор одной из средних школ, в последний момент попросивший не называть его фамилию. - Они боятся, что после принятия закона каждая школа сможет, опираясь на этот документ, отстаивать свои права в суде. А пока все важные для образовательной системы вопросы решаются кулуарно. Накануне первого сентября губернатор каждый год собирает нас на "педсовет", где говорятся общие слова и где уже никто не ждет никаких серьезных выступлений. Реально проблемы образования нашу власть не интересуют".

Оксана ПОПОВА

Реформа вузов, или Зачем лечить здоровый организм?  »
Юридические статьи »
Читайте также