Образовательный стандарт как яблоко раздора

Почему скрестились копья вокруг школьного "минимума знаний"

В конце декабря на стол Михаила Касьянова ляжет проект Федерального стандарта общего образования - новый стандарт будет впервые утвержден постановлением Правительства РФ. Документ являет собой двухтомник объемом 600 страниц. По разным оценкам, на его подготовку ушло из казны от одного до двух миллионов долларов.

Как считают разработчики, стандарт закрепляет минимум знаний, гарантированный каждому по Конституции, затрагивая лишь обязательную федеральную часть учебных планов, на которую отводится около 75 процентов учебного времени. Все остальное (например, вызвавший ожесточенные споры явно не светский курс "Православная культура") отдано на усмотрение регионов и конкретной школы.

Вопросов и замечаний к новой "школьной конституции" предостаточно. Это показали и недавние слушания в Госдуме. По мнению ректора МГУ, академика Виктора Садовничего, документ грешит необозримым списком содержательных пробелов, методических изъянов и просто нелепостей: "Это какой-то общеобраз - в таком виде он не может быть принят за основу". А один из видных политиков подчеркнул, что стандарт, увы, так и не стал полем общественной консолидации.

Вот почему именно сейчас, когда в режиме цейтнота дорабатывают спорный документ, мы посчитали необходимым предоставить слово носителям разных точек зрения.

Страну погружают во мрак

Предлагаемый вздорный проект "стандарта" является очередной порцией антинаучной болтовни.

Я не стану здесь перечислять многочисленные недостатки математических стандартов: имеются протоколы обсуждения в Центре непрерывного математического образования, где десятки преподавателей и учителей из разных областей России выразили свое возмущение предлагаемым проектом.

Один из их главных выводов состоит в том, что стандарты должны заключаться не в философских фразах о том, что "математика является областью человеческой деятельности, применимой в полезных ее областях", а в списке простых, но необходимых задач, которые должны остаться легкими для школьников следующих поколений (вроде умения вычесть 7 из двадцати пяти)...

Недавно французский министр образования возмущался неумением лучших школьников Парижа сложить 2 и 3. По его словам, они отвечали: "Это будет 3+2, так как сложение коммутативно", а сосчитать ответ не могли.

Вот к чему ведет американизация школьного образования и к чему склоняет российскую школу обсуждаемый проект.

Недавно руководство нашего Министерства образования опубликовало свой список задач для фиксации уровня экзаменационных требований. Эти задачи фиксировали крайне низкий уровень, а в новом проекте стандарта не заменены лучшим новым списком. Пример "геометрической" задачи из этого списка: "У какого четырехугольника больше всего свойств?"

Проект предлагаемого "решения": свойства параллелограмма занимают в учебнике столько-то строк, ромба - столько-то, прямоугольника - столько-то, трапеции - столько-то. Значит, наибольшее число свойств у квадрата.

Возможно, такая псевдонаучная казуистика и полезна, но к геометрии и к математике вопрос этой задачи никакого отношения не имеет.

При обсуждении проекта реформы с его создателями я обнаружил, что они хотят изгнать из школьной математики прежде всего логарифмы, считая, что "ни приведение к виду, удобному для логарифмирования, ни таблицы Брадиса в век компьютеров больше не нужны".

А когда я пытался объяснить необходимость экспонент и логарифмов и в физике (где ими определяются и барометрическая формула падения давления воздуха с высотой, и законы квантовой и статистической механики), и в экологии (закон Мальтуса), и в экономике ("сложные проценты" и "инфляция валюты", включая, например, подсчет сегодняшней стоимости царских долгов), то выяснилось, что мои собеседники - экономисты, которым было поручено реформировать программы по математике, - никакого представления об упомянутых мною законах экономики и фактах финансовой политики не имеют.

Из сказанного следует, что вся обсуждаемая программа составлена людьми вовсе не компетентными, а принятие этих "стандартов" нанесет серьезный и длительный вред делу образования в России.

Владимир Арнольд

академик РАН, Главный научный сотрудник математического института им. В.А. Стеклова, президент Московского математического общества

Упреки беспочвенны

Несомненно, что предлагаемый проект подлежит доработке с учетом замечаний и предложений конструктивного характера. Авторы проекта надеются, что такие предложения поступят и от математиков, в том числе от Математического института РАН.

Хочу отметить, что отрицательные суждения, которые высказываются в адрес предлагаемого проекта, в частности по математике, не имеют под собой оснований.

Во-первых, проект содержания школьного математического образования разрабатывался под руководством профессора Г.В. Дорофеева, автора ныне действующих школьных учебников по математике, хорошо знающего школу и известного учителям математики. И если качество подготовки наших школьников по математике признается высоким, то в этом есть и доля заслуги Г.В. Дорофеева.

Во-вторых, в проекте обсуждаемого документа время, отводимое на изучение математики, увеличено. Это служит доказательством стремления повысить качество математической подготовки российских школьников.

Владимир Шадриков

академик РАО, соруководитель временного научного коллектива "Образовательный стандарт" Минобразования России, доктор психологических наук, профессор

Выучил. Сдал. Забыл?

- Уже сейчас ясно, - заявил в эксклюзивном интервью нашей газете глава крупнейшего в России учебного издательства, - что в декабре этот стандарт утвержден не будет. В США аналогичный документ только по географии разрабатывался на протяжении трех с лишним лет, а мы чуть ли не за полгода стараемся создать аж двадцать стандартов - по всем действующим школьным дисциплинам! А из обсуждения проекта, который, кроме шуток, впрямую затрагивает национальные интересы государства (это ведь головы, руки, умения наших детей!), устроили фарс.

Самое грустное, продолжает Александр Михайлович, что изначально никакой концепции "стандартного" двухтомника разработано не было. Ну а если нет ответа на вопрос, какой быть школе в XXI веке, каким набором компетентностей должен обладать ее выпускник, стандарт вполне закономерно превращается в поле сражения предметных лобби. От него веет даже не вчерашним, а позавчерашним днем.

Можно подумать, что Россия живет в безвоздушном пространстве. Где информатизация образования? Где интеграция учебных предметов? Куда делся Интернет, самостоятельные проекты учеников, которыми уже давно живет и дышит вся планета?!

Фиксируя старую добрую модель преподавания по принципу "выучил - сдал - забыл", этот стандарт программирует не процветание, а катастрофическое отставание России от цивилизованного мира.

К сожалению, спешка становится основным лозунгом в реализации плана модернизации отечественной школы. А ведь проект стандарта - фундамент этого плана.

Как родитель и гражданин я против такого подхода к стандартам. Как издатель - просто не понимаю, что я должен с этим делать...

Александр Кондаков

Генеральный директор издательства "Просвещение"

Пожалейте детей, господа!

Мне кажется, что спор идет вообще не о том. Сокращая математику в школе, мы рискуем утонуть во мгле повального невежества? То же самое про свой предмет скажет вам профессор астрономии, академик по физике, доктор филологии - и так до бесконечности. Полемика на этом уровне, по-моему, ведет в тупик.

Ребята, которые связывают свое будущее с математикой, действительно должны и могут знать ее на достойном уровне. Но за что и почему тригонометрические уравнения в полном академическом объеме должны штудировать, допустим, будущий историк, кондитер или вагоновожатый?

Наукой пока не доказано, что именно школьная математика, и только она, развивает логическое мышление, а биология и география - любовь к живой природе. Для кого-то это так, а для кого-то нет. Потому что люди все от рождения разные, и дети - тоже очень разные. Один берет логикой, другой - пластикой, линией, образом, звуком. И вообще, разговор об объеме учебной "начинки" неперспективен потому, что детская голова всего не умещает.

Кто-нибудь, интересно, изучал вопрос: посилен ли этот стандарт для детей, 90 процентов которых признаны медициной больными? Вмещается ли новый план знаний в отведенные ему часы?

Что-то не слышал о подобных экспериментах. Поэтому стандарт вначале надо обкатать на практике. Ведь не секрет, что он откровенно нацелен на высшую школу. Но в таком случае за что должны страдать дети, которые в вуз не собираются?

И последнее: стандарт в нашем понимании должен вбирать в себя перечень обязательств государства перед школой и ребенком, а не ребенка перед государством. В школе должно быть тепло, должны "гореть" новые компьютеры, а учителя получать нормальную зарплату - вот такой стандарт и правда нужен обществу.

А изучать ли на занятиях закон Ома или произведения Достоевского - это пусть решает школа, договариваясь с родителями. Таков, во всяком случае, наиболее демократичный из известных мне способов решения извечной "стандартной" головоломки.

Александр Тубельский

директор НПО "Школа самоопределения", президент Ассоциации демократических школ России

Доводы и аргументы выслушивал Антон Зверев.

Депутаты Законодательного собрания разработали проект закона "О государственной поддержке профессионального образования в Санкт-Петербурге"  »
Юридические статьи »
Читайте также