Эх, дороги... или Приезжайте до нас в «Большие грязи»

Есть в Ленинградской области богом проклятое место. Называется оно лесной массив «Трубниково», в котором расположено 14 садоводческих хозяйств по 300 участков в каждом, итого: 4200 участков. Почему проклятое? А вот почему!

Еще четверть века назад по чьей-то необъяснимой логике на просторах Ленинградской области было найдено место, предельно не подходящее для создания садоводческих хозяйств: буреломный, непролазный лес, абсолютное отсутствие воды (ни реки, ни озера), вместо земли сплошная глина и т. д. Однако люди, воспитанные на постоянных трудностях, бросились валить деревья и выкорчевывать пни под общим лозунгом: «Хоть плохонькое, но свое!».

И на месте вышеупомянутого массива возникли садоводства, в которые и сегодня самосвалами везут землю, песок, торф, навоз и все прочее, что есть в округе.

Не важно, что люди в садоводствах живут спина к спине, не важно, что из пробуренных скважин идет коричневая вода, не важно, что электричество непредсказуемо выключается на несколько часов, и не важно, что весь лес вокруг завален гниющим бытовым мусором... Но и этого мало. До Трубникова надо еще и доехать.

Едут по Московскому шоссе и немного после поворота на Чудской Бор. А вот от дороги на Чудской Бор до своих садоводств слово «едут» не подходит, а цензурных синонимов нет.

В силу того, что в этих местах идет постоянная вырубка леса (большая «радость» для отдыхающих), кругляк на дорогу вывозится гусеничными тягачами, а тягачи, как известно, по воздуху не летают. Поверхность дороги местами напоминает ксилофон, зато грейдер бывает здесь не часто.

От поворота на эту дорогу, «где кончается асфальт», до начала садоводческих участков, где асфальт снова начинается, примерно три с половиной километра. И вот тысячи людей после напряженной трудовой недели, стремясь на свежий воздух, становятся участниками «бури в пустыне». За окном машины плюс 25, внутри — плюс 40, т. к. из-за пыли стекла закрыты, вентилятор выключен. Автомобили словно на вибростенде: видимости нет, фары не помогают, пыль до небес, дышать нечем, пожилые пассажиры глотают нитроглицерин.

Возможно, уважаемый читатель думает, что в этом нет ничего интересного, интригующего или ужасного, мол, не такое видели (приезжайте до нас в «Большие грязи»). Согласен, если бы можно было на этом поставить точку.

Еще лет семь тому назад дороги в Чудской Бор и в садоводства ничем не отличались. Обе дороги грунтовые, средней паршивости, только одна ведет в деревню, где два-три десятка домов, а другая в садоводства, где четыре тысячи домов. Однако в то самое время произошло следующее: дорогу длиною в десять километров до деревни Чудской Бор вдруг взяли и заасфальтировали, а в три раза меньшую до садоводства — нет. Садоводы начали роптать. В чем дело? А нашу дорогу когда?

Дальше — информация от народа, за что купил, за то и продаю. Говорят, у прошлого губернатора Ленинградской области в этой самой деревне Чудской Бор объявился какой-то родственник. Была дана команда, и... дорогу заасфальтировали, причем очень быстро.

А через несколько лет общественных возмущений были выделены средства и на благоустройство дороги вдоль садоводств, да вот только три с половиной километра (проклятых!) по сегодняшний день так и остались без покрытия. Между прочим, по этой дороге постоянно едут не только частные автомашины, но и самосвалы, лесовозы, продуктовые машины, маршрутные автобусы, милиция, ГАИ, иногда пожарные и т. д.

Небольшая инициативная группа садоводов решила попасть на встречу с ныне действующим губернатором Ленинградской области и задать ему вопрос об этой дороге. Получилось. Попали и задали. Искренне всеми уважаемый господин Сердюков прокомментировал вопрос следующим образом: «Я не знаю, о чем вы говорите, по моим данным, дорога сделана, осталось только линии навести». Что же делать? Очевидно, надо ждать спасительной разметки на грязной разбитой дороге.

P. S. В Основном Законе нашей жизни, то есть в Конституции, записано: «Каждый гражданин Российской Федерации имеет право на труд и на отдых». Сказано неотразимо, но хотелось бы в закон добавить одно слово — на цивилизованный отдых.

Владимир Морев

Кремлевская крыша друга Басаева  »
Юридические статьи »
Читайте также