Государева охота на людей В Петербурге вовсю идут облавы на юношей призывного возраста

Осенний призыв в вооруженные силы ознаменовался в Петербурге оживлением уличных облав и изобретением "нестандартных" методов приобщения молодежи к служению родине.

В общем, ничего нового: каждый призыв в стране открывает очередной сезон широкомасштабной "охоты" правоохранительных органов на неуклонно уклоняющихся от службы призывников. "Мы можем вообще остаться без вооруженных сил", - мрачно констатирует в этой связи министр обороны РФ Сергей Иванов. При этом, как ни странно, президент РФ Владимир Путин объявляет, что в армию этой осенью должны быть призваны на десять с лишним тысяч человек больше, чем во время весеннего призыва.

Стремясь выполнить "амбициозный", как нынче принято говорить, президентский заказ, региональные военкоматы оказались вынуждены дополнить тактику "точечных зачисток" (участковые и члены призывных комиссий поквартирно обходят призывников и, вручив повестку, тут же забирают их на призывной пункт) новыми, более эффективными методами работы. Девиз этой кампании можно было бы сформулировать так: "От допотопной удочки - к широкому неводу!" И в городе, как это, впрочем, бывало уже не раз, начались облавы.

Еще прошлой осенью начальник Главного организационно-мобилизационного управления (ГОМУ) Генштаба ВС РФ генерал-полковник Василий Смирнов пригрозил, что при необходимости "розыск и задержание граждан, уклоняющихся от воинского учета и призыва на военную службу, будет совмещен с проверкой соблюдения паспортного режима". Сказано - сделано...

Кто не спрятался, марш в военкомат!

Вообще-то милицейско-военкоматские "облавы" и "зачистки" не так уж страшны для целенаправленных уклонистов, которые всегда знают, к чему нужно быть готовым и как обходить всевозможные "западни". Легче всего стражам порядка ловить тех, кто не считает себя нарушителем закона, а потому и не прячется. Вот типичный пример такого рода.

Алексей Виноградов достиг призывного возраста в 2003 году. Но военкомат Невского района, где он пребывал на воинском учете по месту регистрации, вел себя по отношению к призывнику довольно философски: единственная бумага, отдаленно похожая на повестку, которую получил Алексей, не содержала в себе ни даты, ни времени, когда юноше следует явиться на призывной пункт. Ожидая более четких инструкций, Алексей продолжал вести обычный образ жизни.

9 июня этого года, возвращаясь со дня рождения своей знакомой, проживающей в Приморском районе, Алексей Виноградов неожиданно был остановлен на улице пятью гражданами. Никто из них ему не представился, но так как один мужчина был в форме сотрудника милиции, Алексей сделал вывод, что перед ним - охранители права. Узнав, что у Виноградова нет с собой паспорта, пятеро неизвестных попросили его представиться, а затем "настоятельно потребовали пройти с ними". Несколько раз выразив свое нежелание куда-то идти, Алексей, в конце концов, все же вынужден был подчиниться.

Ничего не объясняя, Алексея перевозили из одного военного комиссариата в другой, в каждом из которых находилось немало ребят с похожими историями "попадания". На утро 10 июня свежепойманный будущий защитник родины был препровожден на призывной пункт военного комиссариата Приморского района, где без паспорта и каких-либо удостоверяющих личность документов Алексея Виноградова насильно поставили на воинский учет. При этом обстоятельство, что Виноградов уже стоит на учете в Невском районе, по словам сотрудников военкомата, было проверено запросом (копию документа, правда, не показали), на который в его РВК не ответили. Не нужно быть юристом, чтобы констатировать во всей этой истории ряд грубейших нарушений правовых норм.

После беглого медицинского освидетельствования под милицейским надсмотром Виноградову объявили, что он призван на военную службу решением комиссии Приморского района (копию решения призывнику не вручили). В этот же день Алексей Виноградов под стражей был отправлен в войсковую часть. А вскоре оказался в больнице с органическим заболеванием головного мозга, нервным срывом и суицидными настроениями. Заключение военно-врачебной комиссии: "Заболевание получено в период военной службы".

Результат - увольнение Виноградова из армии с категорией "ограниченно годен к военной службе" (т.е. может быть призван только в случае всеобщей мобилизации). Кстати, призывников, которые каким-то образом призываются, но впоследствии признаются негодными к службе в армии, с каждым годом становится все больше (по данным военного ведомства, в последние кампании их набиралось до 1000 человек в каждом округе).

Головная боль милиции

Как утверждают правозащитники, история Алексея Виноградова - не эксклюзив. Случаи грубого нарушения прав призывников и форменных облав на них в Петербурге не единичны, а массовы, утверждает сопредседатель организации "Солдатские матери Санкт-Петербурга" Элла Полякова. Но, как оказалось, такие печальные "случаи" могут иметь и не менее печальное продолжение...

Итак, когда, казалось, уже отдавший сполна "священный долг" государству (а именно, часть своего душевного здоровья) Виноградов вернулся домой и пришел в военкомат своего района, чтобы, как положено по закону, оформить страховку, ему сообщили, что решением комиссии теперь уже Невского района он... вновь призывается на воинскую службу! О том, что Алексей уже "отслужил как надо и вернулся" и по решению военно-врачебной комиссии не может быть призван вновь, в военкомате и слышать не хотели.

Тогда Алексей Виноградов обратился за помощью и юридической консультацией к специалистам ООО "Призывник" и 15 ноября подал сразу два иска: об оспаривании решения призывной комиссии (в суд Невского района) и о компенсации морального вреда (в суд Приморского района).

"Нужно быть реалистами: не думаю, что по суду Алексей Виноградов сможет получить компенсацию. К тому же прокуратура в таких случаях, как показывает практика, принимает сторону военного комиссариата", - говорит директор "Призывника" Аркадий Чаплыгин. Однако смысл в подаче исков, по его мнению, все же есть: "На этом примере мы должны показать, что призывники могут и должны бороться за свои права. Нельзя покоряться и смиряться со злоупотреблениями правоохранительных органов, которые вместо того, чтобы защищать права граждан, на деле зачастую нарушают их".

На заявление Виноградова о незаконности его задержания начальник УВД Приморского района Владимир Крецу письменно ответил, что одним из "оснований для доставления граждан призывного возраста на призывной пункт" является "проверка по базе данных, числится ли в розыске данный человек".

"Просто так забирать человека на допрос и проверку только потому, что он молод и на вид находится в том возрасте, который предполагает служение в армии, законом не разрешено. Это нарушение всех прав личности!" - комментирует, со своей стороны, документ, подписанный г-ном Крецу, председатель комиссии по социальным вопросам ЗакСа Наталья Евдокимова.

Но дело, конечно, не только в том, что милиция вместо того, чтобы охранять права граждан, их целенаправленно - "по инструкции" - нарушает. Дело в самой логике функционирования бюрократического государства, где власть действует как единый полицейский механизм, призванный выполнять лишь две основные функции: "Тащить и не пущать!"

При этом сами милиционеры отнюдь не в восторге от того, что им поручена почетная миссия тащить призывников в военкоматские накопители: "Нам-то эта головная боль зачем?! Мало того, что с преступностью сейчас дел выше крыши, еще с призывниками нас заниматься обязывают, - сокрушается заместитель начальника УВД Приморского района Сергей Бердников. - Милиция доставляет уклонистов в военкомат, потому что у самих сотрудников РВК специальной службы для этого нет. Есть определенные совместные нормативные документы. Это проблема и государства в том числе - решать такие глобальные вопросы - это вообще-то не вопросы милиции!"

Ужесточенная модернизация

Но государство, похоже, свои подходы к гражданам менять не собирается. Федеральные законы о призыве и воинской службе, по мнению большинства законодателей, юридически и политически корректны. Почему же они не работают? Быть может, потому, что сотрудников РВК и РВД вышестоящее начальство "обязывает" руководствоваться, в первую очередь, не основными законами, а некими "совместными нормативными документами", о которых упоминает Сергей Бердников? Например, совместным приказом министров обороны и внутренних дел РФ от 4 марта 2000 года, утвердившим инструкцию по взаимодействию военкоматов и органов внутренних дел. Согласно этому приказу, военные комиссары и руководители ОВД разрабатывают и исполняют "планы совместной деятельности по розыску" уклонистов, а также по "обеспечению их прибытия на мероприятия, связанные с постановкой на воинский учет и призывом на военную службу". При этом методы "совместной деятельности" строго не оговариваются, а значит, могут трактоваться произвольно - властиважен не процесс, а результат.

Заместитель начальника ГОМУ Генштаба ВС РФ генерал-лейтенант Валерий Астанин недавно бодро отрапортовал, что осенний призыв, согласно новым президентским требованиям, утвержденным Генштабом, идет "без каких-либо срывов и накладок". Видимо, многочисленные судебные дела по всей стране вроде дела Алексея Виноградова к "накладкам" не относятся.

- В России все зависит от исполнительной власти и президента. Суды, парламенты, прокуратура - они все подстроены под произвол чиновников, - обреченно оценивает ситуацию заместитель председателя правозащитной организации "Гражданский контроль" Юрий Вдовин. - И наша армейская система - не исключение. Армия у нас до сих пор существует не в соответствии с потребностью страны в защите, а в соответствии с необходимостью удовлетворения командирских амбиций исполнительной власти. Мы живем в неправовом государстве, поэтому неудивительно, что вместо конституционных законов у нас выполняются отдельные приказы и распоряжения высокопоставленных чиновников.

- Обещание президента о том, что армия будет модернизирована, - резюмирует Элла Полякова, - сводится к банальному ужесточению призыва, насилию, репрессиям и показательным судам над призывниками, если ребята пытаются бежать. И все.

Как заявил недавно Сергей Иванов, в обозримом будущем перехода российской армии на профессиональную основу не произойдет, зато отсрочки призыва и льготы для студентов могут быть отменены уже в следующем году. И, надо думать, это будет не единственным "реформаторским нововведением".

Екатерина Семыкина

Получил повестку - распишись  »
Юридические статьи »
Читайте также