Призыв в наручниках В городе, борющемся за высокое звание европейской столицы, в армию забирают, как в заложники

Подходит к концу весенний призыв. Сопредседатель общественной организации "Солдатские матери Санкт-Петербурга" Элла Полякова называет его "войной государства с нашими сыновьями". В этой войне, утверждают матери, существуют захваты, облавы, взятие заложников и выкуп. Причем ведется она без всяких правил и законов.

В армию - в наручниках

Примеров того, какими способами районные военкоматы выполняют план призыва, много. Вот лишь несколько.

Игорь Н. призван на службу Кировским военкоматом. Его воспитывала бабушка - инвалид первой группы, оставшаяся теперь совершенно одна. А парня отправили служить в Хабаровск. Сын Веры Т. страдает заболеванием "кистозное поражение головного мозга". Вместе с матерью он прибыл в Калининский военкомат получить выписку, а в ней, оказывается, было написано, что он годен к военной службе. Присутствующие в военкомате молодые мужчины пытались их задержать, пинали женщину, повредили ей палец на руке. Сын убежал, а мать попала в больницу с гипертоническим кризом.

О том, что творится на городском призывном пункте на Загородном, 54, рассказывают страшные истории. По свидетельству матерей, новобранцев содержат там, как в тюрьме, почти не кормят, родственники туда не допускаются. На подходе дежурят те, кто за взятку вытаскивает парней из-под стражи. Это и есть самый настоящий "выкуп заложников".

В городе происходят облавы в метро. А ранним утром по квартирам ходят наряды милиции. Парней вытаскивают из домов, объясняя это тем, что они "уклоняются от призыва". Уклоняются или нет - это еще вопрос, но на всякий случай одевают наручники даже на студентов, не успевших подтвердить свой статус. В лицеях и колледжах выпускников поджидают прямо в день последнего экзамена, в то время как отсрочка действует до конца июня.

Правовой беспредел

Как считает адвокат Санкт-Петербургской городской коллегии Елена Филонова, все эти действия призывных комиссий не вписываются в рамки Конституции, Административного и Уголовно-процессуального кодексов. "Молодой человек стоит перед выбором: либо он бесправен, либо становится преступником, не желая мириться с действующей системой призыва. По всем законам призывник может согласиться с решением комиссии, а может его обжаловать. Но этого права его стремятся лишить, не отпуская из призывного пункта, отправляя в часть и провоцируя на побег", - утверждает юрист. Так называемые "облавы" с юридической точки зрения также незаконны. Под видом проверки документов ребят задерживают, одевают наручники, не давая возможности связаться с семьей. Представители "солдатских матерей" и юристы утверждают также, что в ходу насильственные действия и даже пытки. Незаконен и сбор сведений о семье, жилье и материальном положении потенциального призывника. В ходе весеннего призыва в организацию обратились с жалобами 12 тысяч человек. 10 процентов обратившихся - те, кто сбежал из армии.

В то же время, по мнению Анатолия Курико, заместителя начальника управления по воспитательной работе ЛенВО, все обстоит нормально. "80 процентов идет служить добровольно, а остальные уклоняются. И тогда принимаются меры. Я каждый день езжу в метро, и что-то облав не видел", -подчеркнул он.

Конечно, можно считать, что если военачальники нарушений законов не видят или не признают, значит, их и вовсе нет. Тем более что самые вопиющие случаи происходят не в кабинетах высокого начальства, а в районных военкоматах. "Солдатские матери" свидетельствуют: наиболее "тяжелые" районы, где чаще всего нарушаются права призывников, - это Выборгский и Красногвардейский.

Как себя защитить

Приходить по повесткам (не "терять" их).

Собирать справки о своих заболеваниях, начиная с детского сада.

Не носить с собой паспорт (его отбирают, и потом обратиться в суд невозможно). Всегда иметь при себе копию паспорта, доверенность на кого-то из родителей.

Не заполнять анкеты с подробной информацией о семье, жилье и материальном положении.

Из письма призывника Владимира Костюкова:

"Привет, мама. Написать тебе записку не смог, потому что не было бумаги...

05.06.2004 около дома заломили руки, связали ремнем, немного побили "для профилактики". Было 4 человека, через некоторое время появился участковый... Дальше доставили в отделение милиции... Продержали в наручниках полтора часа, а потом отвезли в военную комендатуру. Все допытывались у меня, кто я - Саша или Вова, я говорил, что Вова - не верили, матерились, обзывались, угрожали... В военной комендатуре сдали меня подполковнику - старшему. Он вообще обращался со мной, как со скотом, и исключительно матом, унижал... Я просил хотя бы кусок хлеба с водой. Ноль внимания... Отобрали все карманные вещи и шнурки, посадили в камеру в подвале. Там (в комендатуре) тоже допытывались, кто я. Моим словам не верили. В камере я просидел с 18.30 (05.06) до 13.00 (06.06). Заснуть я там не мог от холода. Всю ночь не спал. Когда оттуда вышел, на ногах стоять не мог - всего трясло. Сжалились и сквозь маты и оскорбления дали тарелку рисовой каши... Повезли опять в тот же отдел милиции. По дороге я несколько раз получил в лицо... Опять посадили в камеру. Военком оставил немного колбасы и булки и уехал. В отделе, сколько я ни просил, позвонить не давали и сами никуда не звонили. В 7.30 (07.06) отвезли в Горвоенкомат в наручниках..."

Алла Борисова

ЕГЭ и его последствия  »
Юридические статьи »
Читайте также