Дело о жилищно-земельном налоге Суд вновь изменил свою позицию на противоположную, и уже окончательно

Верховный суд России поставил большую жирную точку в затянувшемся споре о том, как платить налог на землю под недостроенным индивидуальным частным жильем. Об этой истории мы уже рассказывали, поэтому напомним ее лишь вкратце.

Семья Жуковых в течение девяти лет строит свой домик в Зеленогорске. Налог на землю платили, пользуясь предоставленной законом льготой: если городская или поселковая земля используется под жилье, то за нее взимают 3 процента от базовой ставки налога для конкретного населенного пункта. Вплоть до 2001 года различий между землей под готовым домом и под недостроенным не было. И платили Жуковы 200 - 300 рублей в год. И ждали счастливого часа переселения в свой дом из надоевшей за много лет коммуналки... Но в 2001 году получили они извещение о новых условиях исчисления земельного налога, в которых утверждалось: если дом недостроен - платить за землю нужно не 3, а 100 процентов.

Для небогатых Жуковых сумма в 12 с половиной тысяч рублей была абсолютно неподъемна. Глава семейства пошел по судебным инстанциям: не из любви к сутяжничеству, а лишь по суровой необходимости. Два года тянулось дело. К 2003 году Жуков добрался до Судебной коллегии Верховного суда. Эта инстанция признала правоту налогоплательщика. Главный довод формулировался так: в налоговом законодательстве оговорено, как платить за незастроенную землю - то есть пустой неиспользуемый участок - и как платить за землю, на которой у человека стоит жилой дом. А вопрос о налоге под недостроем специально, увы, не прописан. Поскольку все сомнения должны трактоваться в пользу налогоплательщика и гражданина (есть в российском законодательстве такой принцип), то лишних денег брать с Жуковых нельзя.

Казалось бы, чего лучше. Но через несколько месяцев президиум Верховного суда пересмотрел это решение и... признал правоту налоговиков. Президиум опирался уже совсем на другую идею, на политическую: мол, владельцы индивидуальных домов специально не регистрируют завершение частного строительства, чтобы

платить государству поменьше. Проводником этой идеи и автором обращения в Верховный суд было Министерство по налогам и сборам, подозревающее всех без исключения налогоплательщиков в недобросовестности. Действительно: имущественный налог на оформленный дом несколько больше, чем льготный земельный налог на недострой.

С момента начала судопроизводства к делу Жукова проявляли живой интерес многочисленные застройщики во всех городах и поселках. Огромное число граждан оказались в такой же ситуации: до них тоже были доведены новые условия исчисления налога, в квитанциях значились четырехзначные числа. А тех, кто отказывался платить по-новому, налоговые инспекции тянули в суды. Там "дела о недострое" рассматривались по-разному в зависимости от квалификации судьи, упорства сторон в судебном процессе и... ситуации, которая в конкретный момент складывалась в Верховном суде по делу Жукова. В России нет прецедентного права. То есть решение любого суда имеет отношение только к одному делу и ни к какому больше. Но, поскольку речь шла о стандартной ситуации, которая касается огромного числа граждан, судьи были готовы если и не рассматривать это дело как прецедент, то по меньшей мере учитывать его в качестве "судебной практики". А Жуков, как уже сказано, проиграл в самой высокой инстанции.

Но недавно все тот же президиум Верховного суда Российской Федерации вернулся к рассмотрению этого дела. Поводом стало представление заместителя генерального прокурора России А. Г. Звягинцева по вновь открывшимся обстоятельствам (когда решение принято президиумом, только одна инстанция - Генпрокуратура может настаивать на новом рассмотрении. - Ред.). Таковыми обстоятельствами стали сложные размышления юристов о том, считать недостроенный дом жильем или нет. И прокурору удалось убедить судей, что суть вопроса не в том, является ли дом полностью достроенным и оформленным, а в том, с какой целью используется земля. Если - под жилье, то строение и должно быть признано жильем. Естественно, и плата за участок должна составлять 3%. Во всяком случае, когда речь идет о земельном налоге.

- Около недели назад новое решение президиума Верховного суда вступило в силу, - комментирует адвокат семьи Жуковых Елена Левчишина. - Дальнейшим действием налогового министерства должно, с моей точки зрения, стать распространение этой информации среди низовых налоговых органов, с тем чтобы не допустить нарушения законодательства в отношении других граждан. Президиум Верховного суда в свою очередь помещает свое определение по делу N 15пв04пр от 14 июля 2004 года в сборниках судебной практики, с которыми должны быть знакомы все судьи.

Мнение высшей судебной инстанции не играет, конечно, роли приказа. Скорее, такая информация должна обеспечивать единообразную трактовку закона на территории государства. А для людей, которые сейчас еще решают свои налоговые проблемы в судах, это может стать хорошим юридическим подспорьем. Таким образом, даже при отсутствии у нас прецедентного права значение данного решения президиума Верховного суда трудно переоценить. Причем не только в юридическом, но и в социальном плане: право человека на жилье, в том числе индивидуальное, не должно превращаться в обязанность платить налог в 33 раза выше нормального.

Виктория Шевель

Обратиться к главе Госнаркоконтроля Виктору Черкесову намерена губернатор Петербурга  »
Юридические статьи »
Читайте также