Что в Эрмитаже - все золото Надо ли России возвращать серебро из Эрмитажа наследникам герцога Анхальтского?

Министр культуры РФ Александр Соколов сделал сенсационное заявление. Он сообщил, что сейчас не время возвращать Германии балдинскую коллекцию рисунков. Однако, напротив, можно вернуть 18 художественных произведений из серебра, принадлежавших герцогам Анхальтским, а ныне находящихся в Эрмитаже. В итоге скандальная реституционная тема стала обсуждаться с новой силой.

Балдинской коллекцией принято называть 362 рисунка Дюрера, Рубенса, Греза и других, которые до Второй мировой войны находились в собрании Кунстхалле Бремена. В 1945-м, за несколько недель до окончания войны, советский офицер Виктор Балдин обнаружил листы в подвале одного из немецких замков и тайно привез их в СССР. Через 2 года Балдин принес рисунки в музей, где они попали в "особую папку" и пролежали там до перестройки. Потом были многолетние переговоры с Германией и даже назначена дата возвращения коллекции - март 2003 года. Но потом все отменили.

С серебром другая история - герцог Иоахим Эрнст фон Анхальтский, отсидев в нацистском лагере, оказался затем в советском ГУЛАГе. Где и погиб в 1947 году. Герцог официально признан в России иностранной жертвой политических репрессий. Его имущество, видимо, было конфисковано советскими оккупационными властями, коллекция серебра (как и бременские рисунки) попала в Россию без документального сопровождения. Несколько лет серебро находилось в Гохране, потом было передано в Эрмитаж.

Две истории имеют сходство - и рисунки, и серебро были ввезены в СССР нелегально. Но рисунки - частным лицом. А серебро - государством. Различия состоят в том, что владелец серебра пострадал и от нацистов, и от наших, а рисунки принадлежали государственному немецкому музею. Вероятно, логика нынешних российских чиновников состоит в том, что вернуть частное серебро - значит восстановить справедливость, а казенные рисунки лучше попридержать.

История с серебром герцога Анхальтского и балдинскими рисунками многим напомнила события 20 - 30-х годов ХХ века, когда советская власть торговала живописью старых мастеров: Леонардо оставим - продадим Рафаэля, Рембрандта оставим - загоним Ван Эйка. Сейчас шедевры немецких ювелиров, которые полвека находились в постоянной экспозиции Эрмитажа, стали подходящим предметом для "акта доброй воли".

Мысль о возвращении серебра развил на истекшей неделе Анатолий Вилков, зам. руководителя Федеральной службы по сохранению культурного наследия. Он говорил о том, что раз нет документов об изъятии серебра у герцога, то можно вернуть вещи не по закону, а решением российского правительства.

Закон о перемещенных ценностях 1998 года объявил российской собственностью те культурные ценности, которые были официально перемещены после Второй мировой войны из Германии и стран ее союзников по решению советских военных властей в ходе репарационных процедур. Из них возвращению прежним владельцам подлежит собственность религиозных организаций и имущество жертв нацизма. То есть серебро под этот закон не подходит.

При любом другом способе перемещения в СССР должно применяться все остальное российское законодательство, в частности, Закон "О вывозе и ввозе культурных ценностей" 1993 года. Статья 9 этого закона прямо запрещает навсегда вывозить ценности, постоянно хранящиеся в государственных музеях. То есть по этому закону анхальтское серебро не может быть возвращено наследникам герцога. Поскольку находится в Эрмитаже много лет.

Новая волна старого реституционного скандала имеет несколько объяснений. Версия первая, "чиновничья" - кто-то добивается отставки либо Соколова, либо Швыдкого, либо обоих сразу. Почему скандал возник именно сейчас? Потому что сложный период утряски отношений "министерство - федеральное агентство" завершается, и все "рокировки" нужно делать пока не поздно. Версия вторая, "патриотическая" - кто-то хочет осложнить российско-германские отношения накануне 9 Мая. Версия третья, "музейная" - кто-то хочет насолить директору Эрмитажа Михаилу Пиотровскому (всем известно, как болезненно относятся музейщики к любым попыткам что-нибудь у них забрать). Кому не угодил Пиотровский? Слишком многим - поскольку его влияние более значительно, чем предписано чиновной иерархией для директора простого музея, даже очень большого.

Комментарии

Михаил Швыдкой, руководитель ФАКК:

- Работа по анхальтскому серебру началась еще в 1993 году и рассматривалась как компенсация жертве сталинских репрессий. История с бременскими рисунками вновь поднята, чтобы доказать: Швыдкой, который был министром культуры и предложил вернуть рисунки, - плохой. Новый министр культуры Александр Соколов, предотвративший передачу, - хороший.

Накануне 60-летия Победы обсуждение темы балдинских рисунков является дикой ошибкой. Она усложняет российско-германские отношения, реакция в Германии была резко отрицательной. Бросает тень на ветерана войны Балдина, который ввез рисунки нелегально. Сталкивает лбами чиновников от культуры.

Бременские рисунки надо возвращать, они не попадают под действие Закона "О перемещенных ценностях". Также надо вернуть серебро герцогов Анхальтских, но специальным законом, задержав его на несколько лет для показа в Эрмитаже.

Михаил Пиотровский, директор Эрмитажа:

- Шедевры германского искусства, которые находились в коллекции герцогов Анхальтских поступили из Гохрана в Эрмитаж в 1951 году. Они находятся в инвентаре Эрмитажа и являются частью государственного музейного фонда России.

История вещей во время Второй мировой войны никак не документирована, поэтому когда прокуратура решала вопрос о возвращении, то приняла отрицательное решение. Предположительно, даже почти наверняка, серебро принадлежало герцогу Анхальтскому, который был арестован сначала немцами, потом нашими. Эта история не полностью исследована, и появилась идея сделать красивый жест - вернуть потомкам то, что у семьи было конфисковано. Выглядит очень красиво, но есть несколько вопросов.

Первый. Возвращение может быть только красивым жестом, который не прописан российскими законами. Оснований для исключения вещей из музейного фонда может быть только два: по решению суда и если была совершена ошибка. Именно на ошибке настаивают инициаторы предложения о возвращении серебра. Это объяснение больше неприемлемо. С такой формулировкой у нас забрали балдинскую коллекцию, которая была включена в инвентарь, возможно, не совсем корректно. Здесь ошибки не было, поэтому речь может идти только о жесте исключительном.

Но такой жест неизбежно создает прецедент, у нас много людей, у которых были национализированы, то есть конфискованы произведения искусства. Без суда они не возвращаются. Почему не вернуть наследникам коллекцию Щукина?

Второй. Считается, что серебро герцога Анхальтского не подпадает под российский закон о перемещенных ценностях. Официально герцог не признан жертвой нацизма, скорее он жертва сталинского режима. Раз этот закон неприменим, остается "добрая воля". Но именно поэтому я против "жеста доброй воли". По суду не можем, по закону не можем, тогда отдадим просто так. Впрочем, настоящее изучение материалов, возможно, позволит считать его жертвой нацизма.

Третий. Надо соблюдать юридические процедуры определения круга и прав наследников, вступления в наследство, уплаты налогов и т. д. А не так - взяли и отдали.

Четвертый. В данном случае речь идет не об архивных документах, которые можно сфотографировать и отдать, или витражах Мариенкирхе, которые мы никогда не стали бы постоянно показывать. Эти произведения из серебра являются шедеврами, находятся в постоянной экспозиции и занимают свое уникальное место в собрании Эрмитажа.

Пятый. Представьте себе, что через месяц-другой после возвращения это серебро окажется на аукционе. Это вполне возможно, но тогда проблема сохранения культурного наследия переходит в дела имущественные, далекие от деятельности музеев.

Такой серьезный вопрос, как "передавать или не передавать", должен решаться специальным федеральным законом. Никакой чиновник или чиновное учреждение не имеют права решать подобные вопросы. У нас лежит много распоряжений культурного ведомства 1920-х годов - выдать, выдать, выдать. Теперь всем стыдно. Отдавать имеет право Россия в лице Федерального собрания. Памятники культуры - самое ценное, что у нас есть, решать вопрос "отдать" можно только на самом высоком уровне.

Даже если будет принято решение об изменении собственника этого серебра, справедливым было бы несколько лет продолжать показывать его в Эрмитаже.

Вадим Шувалов

Пиратский гамбит  »
Юридические статьи »
Читайте также