Старик уходит в море Будут ли издательства отказываться от выпуска книг Хемингуэя и Фолкнера?

Летом прошлого года в Закон об авторском праве были внесены изменения, которые привели его в соответствие с международными нормами и расширили права российских и иностранных писателей и их наследников. В начале этого года стало более-менее понятно, насколько нововведение ударило по российским книгоиздателям и читателям.

Еще летом Государственная дума внесла изменения в Закон "Об авторском праве и смежных правах". С момента вступления закона в силу, по словам заместителя директора Санкт-Петербургского отделения РАО Натальи Лоховой, все (и россияне, и иностранцы) теперь "охраняются одинаково: жизнь автора плюс 70 лет после его смерти".

Раньше права отечественных авторов охранялись в течение только 50 лет после смерти (для их наследников). А для иностранных писателей действовали особые нормы. Все, что было опубликовано до 1973 года, когда СССР присоединился к Женевской конвенции, вообще не охранялось (как и права авторов из стран, к конвенциям -- Женевской и Бернской -- не присоединившихся). То есть их можно было в России публиковать совершенно бесплатно и не спрашивая разрешений. Исключение составляли произведения граждан тех стран, которые имели с СССР двухсторонние соглашения (например, Астрид Линдгрен за своего Карлсона получала и в рублях).

С одной стороны, изменения в отечественном законодательстве -- это безусловный прогресс: права авторов литературных и прочих произведений будут теперь охраняться на уровне мировых стандартов. С другой стороны, некоторые книги оказываются для широкого читателя недоступными -- либо по цене, либо по срокам их публикации. К примеру, раньше произведения Эрнеста Хемингуэя или Михаила Булгакова публиковались без всякой платы наследникам. Отныне книги и того, и другого автора могут быть напечатаны только с согласия правообладателей и на их условиях. То есть теперь издатель должен добиться этого согласия и договориться о сумме выплаты. Или отказаться от переиздания их произведений вовсе.

Также теперь обретут свои права зарубежные классики середины ХХ века, вроде Фолкнера или Томаса Манна. Придется искать наследников издателям Андрея Платонова и даже Ивана Бунина -- не важно, были их книги впервые опубликованы у нас или за границей. Еще сложнее окажутся случаи с репрессированными авторами или с участниками войны, потому что к 70 годам охраны там будут прибавляться еще несколько лет (для воевавших 4 года, для репрессированных охранное 70-летие начнется с 1 января года, последовавшего за реабилитацией).

Одним словом, все непросто. Подготовка к вступлению в ВТО -- а именно эта организация требует от России разобраться с охраной авторских прав -- может заметно скорректировать круг чтения.

Комментарии

Алексей Гордин, главный редактор издательства "Азбука":

-- На планы это нововведение, безусловно, повлияло -- для всех издательств. Мы пока серьезно ничего не корректировали, но что-то из иностранной литературы, видимо, издавать не будем (Роальда Даля, например). Думаю, что в новых условиях права на издание Хемингуэя, Селинджера, Гессе и т. п. будут приобретаться каким-то одним крупным издательством (хотя договоры между издательствами и перепродажа прав остаются возможными). С Маркесом и испаноязычной литературой станет совсем непросто: агентство "Кармен Балсельс", обиженное на то, как у нас издавали знаменитого автора раньше, попросту отказывается продавать права на него кому бы то ни было в России. Что касается увеличения срока охраны для национальных авторов, то, на мой взгляд, это неправильно -- хотя особых проблем не доставит.

Елена Суворова, заместитель главного редактора издательства "Амфора":

-- На нас изменения практически не отразятся, старых неохраняемых текстов мы почти не публикуем, наша основная продукция -- современная литература. Тем более что и раньше нам часто приходилось покупать пакетом и конвенционные, и доконвенционные права. Например, года три назад, чтобы получить права на интересующее нас произведение Агаты Кристи (охраняемое), нам пришлось заплатить за то, что без всяких прав печатали все, кому не лень. И в этом смысле нововведения позволят нам защищать свои права, хотя некоторые сложности прибавятся, да и с иными агентствами и авторами договориться будет труднее. Допустим, мы подадим заявку раньше, а они, почувствовав интерес, продадут права значительно дороже какому-нибудь гиганту. Но тут уж ничего не поделаешь, таков наш бизнес.

Александр Пронин

Для города все театры - свои  »
Юридические статьи »
Читайте также