Горпрокуратура хоронит дело Кротова?

Громкое некогда уголовное дело в отношении Виктора Кротова - бывшего главного финансиста Смольного - либо поступит в суд в последних числах мая, либо превратится в пшик. Во втором случае мы еще долго будем верить, что обвиняемый знакомится с материалами дела, знакомится, знакомится... Процедура знакомства длится уже полгода. Тем временем в памяти все больше размываются обстоятельства, на основании которых следствие вменяет бывшему вице-губернатору яковлевской команды злоупотребления должностными полномочиями и служебный порог. На этом фоне, едва стало известно о завершении расследования, питерский парламент, видимо от избытка любви к исполнительной власти, предпринял попытку придать истории 4-летней давности законную форму. Городская прокуратура отнеслась к этому одобрительно: в нашем распоряжении оказалось соответствующее письмо заместителя прокурора города. Однако "этажом выше", на уровне Северо-запада, в действиях Кротова по-прежнему видят состав преступлений, предусмотренных тремястатьями Уголовного кодекса. Так будет ли слушаться в суде "дело Кротова"?

Весной 2002-го Виктор Кротов стал фигурантом уголовного дела. В ходе проверки Контрольно-счетной палатой Петербурга отчета об исполнении бюджета за 2000 год были выявлены нарушения, которые ревизоры сочли достаточно серьезными для обращения в правоохранительные органы. Городская прокуратура не разделила мнения КСП. Зато Управление Генеральной прокуратуры в СЗФО возбудило в отношении Кротова уголовное дело по статье "злоупотребление должностными полномочиями". Это было в апреле 2002 года. Однако различия в позициях двух уважаемых правоохранительных ведомств по "делу Кротова" будут, как мы увидим, наблюдаться и в дальнейшем.

Выводы Контрольно-счетной палаты по бюджету-2000 сводились к нецелевому расходованию средств. Миллиард рублей из Дорожного фонда, как Чеширский кот, то появлялся, то исчезал, и оставалась только улыбка финансиста, который рассказывал о расходах на социальные нужды, на зарплату бюджетникам, на Дворец спорта и прочее метро... Наконец Кротов заявил: деньги из Дорожного фонда пошли на досрочное погашение еврооблигаций Петербурга. Это не было предусмотрено бюджетом-2000 по вполне понятной причине: отдавать долг предстояло через два года. Почему финансистам так сильно захотелось расплатиться с опережением графика? Немного арифметики -и можно подсчитать доходы тех, кто, будучи наделен прямо-таки фантастическим финансовым чутьем, хорошо заработал на евробондах.

Еврооблигации 300-миллионного долларового займа, выпущенные в 1997 году сроком на 5 лет под 9 с половиной процентов годовых, в результате дефолта практически обесценились. Весной 2000-го за них давали пятую часть цены, и город мог, как советовали многие аналитики, начать потихоньку выкупать их. Но тогда город не стал этого делать. Евробонды начали быстро-быстро скупать лица, близкие к "БалтОНЭКСИМбанку". Такая активность привела к резкому росту котировок, и уже через полгода цена еврооблигации приблизилась к номиналу. Тут-то город их и выкупил - с опережением графика на 2 года и по 95 центов за доллар. Расходы не были предусмотрены в бюджете, и деньги взяли там, где завалялся "лишний" миллиард, - в Дорожном фонде.

В свою очередь, на работы, подлежащие оплате за счет средств Дорожного фонда, был, как утверждает следствие, взят кредит все в том же "БалтОНЭКСИМбанке". Кредиты, как следует из материалов дела, на что только не брали: на зарплату сотрудникам комитета, на покупку валюты для пополнения счетов, и все - в "любимом" банке да под проценты. При этом, по данным следствия, на счетах комитета лежали суммы, многократно превышающие те, что брали у банка в долг. Иначе говоря, смысла в займах не было. На загадочные манипуляции с кредитами в "БалтОНЭКСИМбанке" обращала внимание и Контрольно-счетная палата. Обязательства были до странности краткосрочными: на пару недель, на месяц. Бывший председатель КСП Герман Шаляпин утверждал, что из городского бюджета пришлось изъять порядка 20 миллионов рублей, чтобы выплатить проценты по кредитам. Соответственно, эту сумму заработал банк. В своих выводах следствие сходится с КСП: благодаря господину Кротову "БалтОНЭКСИМбанк" жил припеваючи, используя городскойбюджет как "ресурсную базу".

В целом, полагает следствие, нерациональное расходование бюджетных денег ведомством господина Кротова нанесло городской казне ущерб в 43 с лишним миллиона рублей. При этом губернатору председатель Комитета финансов, по версии следствия, направил отчет об исполнении бюджета за 2000 год с заведомо недостоверными данными. Об этом говорили и ревизоры Контрольно-счетной палаты. Управление Генпрокуратуры по СЗФО квалифицирует действия экс-вице-губернатора как злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий и служебный подлог. В ноябре прошлого года Виктору Кротову было предъявлено обвинение в окончательной редакции, и представители Северо-Западной прокуратуры заявили: в ближайшее время дело будет передано в суд. Но "в ближайшее время" последовали совсем другие события.

24 ноября 2004 года, то есть по прошествии 4 лет после того, как были израсходованы деньги по бюджету-2000, ЗакС принял Закон "Об исполнении бюджета Санкт-Петербурга за 2000 год" с поправками. Таким образом, были утверждены и признаны законными и расходование средств Территориального дорожного фонда, и досрочное погашение еврооблигаций, и взаимодействие с кредитными учреждениями... Поправки появились как нельзя вовремя! Хоть и с 4-летним опозданием. Зато теперь всем должно быть ясно, что в 2000 году председатель Комитета финансов действовал в полном соответствии с законом. Принятым в 2004-м...

Напомним, что летом 2003 года, не дожидаясь губернаторских выборов, Виктор Кротов предпочел уйти в отставку по собственному желанию. По некоторым данным, этому предшествовали закулисные переговоры, в результате которых бывший финансист Смольного очень скоро приступил к работе в банке "Санкт-Петербург". В ту пору вице-президента банка связывали с будущей главой города тесные родственные отношения.

Не стоит, наверное, удивляться тому, что запоздалое депутатское прозрение совпало по времени с окончанием расследования "дела Кротова". Но заместитель генерального прокурора РФ по Северо-Западу Иван Кондрат отреагировал на это вполне определенно: "Принятие или отклонение Законодательным собранием Санкт-Петербурга проекта Закона... "Об исполнении бюджета Санкт-Петербурга за 2000 год" не может повлиять на результат расследования уголовного дела в отношении... Кротова". Что же касается восхитительной законодательной инициативы, проявленной депутатами постфактум, то о ней заместитель генерального прокурора России высказался недвусмысленно: "...Реализовано быть не может".

Но что такое Генпрокуратура? Через неделю после Ивана Кондрата его подчиненный, заместитель прокурора города Сергей Литвиненко тоже написал письмо на тему отчета об исполнении бюджета-2000. Содержание второго документа - диаметрально противоположное. Снова, как и весной 2002-го: две прокуратуры - два мнения. Господин Литвиненко детально анализирует Закон "Об исполнении бюджета Санкт-Петербурга за 2000 год" в новой редакции и не находит "оснований для принесения протеста". Запоздалые корректировки - это, оказывается, депутатское неотъемлемое право. В вольной трактовке финал письма выглядит так: никто вам, депутаты, не запрещает отклонить закон, но вы вполне можете его принять.

Похоже, зампрокурора города проявил гораздо более тонкое знание законодательства, нежели руководство - заместитель прокурора России. Ивану Кондрату очень повезло с подчиненным: Сергей Литвиненко умеет не только подметить ошибку начальства, но и своевременно ее исправить. Учитывая, что более поздним документом городская прокуратура закрепляет инициативу городских парламентариев, можно строить прогнозы и по поводу перспективы "дела Кротова" в городском суде.

Ирина Тумакова

Руководство кооператива сошло с орбиты прихватив $1 млн  »
Юридические статьи »
Читайте также