Алексей Седов: "Мы окажем мошенникам полный комплекс услуг"

C июля налоговая полиция получила право возбуждать и расследовать уголовные дела более чем по 50 составам преступления, в том числе и по ст. 159 УК РФ (мошенничество). Говорят, многие предприниматели уже трепещут. По их мнению, налоговая полиция превращается в правоохранительного монстра.

О том, что на самом деле ждет налоговых преступников и просто бизнесменов, "ДП" поведал заместитель директора Федеральной службы налоговой полиции РФ – начальник Главного управления Федеральной службы налоговой полиции по Северо-Западному федеральному округу Алексей Седов.

– Раньше как обстояло дело? Мы проводили проверки и выявляли факты мошенничества в сфере налогообложения. Однако в нашу компетенцию не входила "работа" с мошенниками и поэтому мы были вынуждены передавать все материалы в органы внутренних дел, для того чтобы они возбудили дело и привлекли виновных к ответственности. Нельзя сказать, что это было правильно, поскольку сотрудникам других правоохранительных органов приходилось начинать "с нуля", вникать в курс дела и разбираться – был факт мошенничества или нет. Теперь эта проблема снимается. С 1 июля налоговая полиция самостоятельно может возбуждать, расследовать и доводить до суда уголовные дела по фактам мошенничества в налоговой сфере, что, на мой взгляд, логично.

– Какие виды мошенничества в налоговой сфере встречаются чаще всего?

– Самый распространенный – это, конечно, незаконный возврат НДС из бюджета в результате якобы проведенных экспортных операций. Не секрет, что российское законодательство в части НДС несовершенно и позволяет нечистоплотным гражданам проводить операции по возмещению крупных сумм из бюджета за экспорт, который никогда и никем не производился либо производился, но в декларации стоимость товара завышена до космических сумм. Наша задача как раз и состоит в выявлении факта мошенничества и сборе доказательств, чтобы предотвратить "выуживание" средств из бюджета. Пример нашей работы – уголовное дело по экспорту алюминия. Организаторы этой операции пытались получить из бюджета $7 млн. Сейчас это дело расследует Генеральная прокуратура. Интересно, что махинациями по возврату НДС часто занимаются такие финансовые структуры, как банки.

Один такой мы обнаружили в Петербурге, это филиал крупного известного московского банка. К сожалению, не могу его назвать, поскольку суд еще не вынес решения по данному делу. Могу только сказать, что сотрудниками банка была создана целая сеть подставных юридических лиц, через которые проводились лжеэкспортные махинации. Только при обыске головного банка в Москве было найдено более 100 печатей юридических лиц. И таких примеров немало.

– Насколько часто мошенничество используется для, так сказать, минимизации налогов?

– Конечно же часто. Хотя формально мошенничеством это не считается, а квалифицируется как уклонение от налогов (ст. 199 УК РФ). К примеру, недавно силами управлений Федеральной службы налоговой полиции Псковской, Ленинградской областей и Петербурга выведена на чистую воду деятельность руководства компании ООО "Электроприбор". Оказалось, что в бухгалтерской отчетности затраты по экспортным операциям были сильно завышены, опять-таки для возмещения НДС. А объемы реализации продукции, напротив, занижены, чтобы не платить в полном объеме налог на прибыль. В ходе проведения оперативных мероприятий было установлено, что фиктивные фирмы были зарегистрированы по утраченным паспортам, а учредителями и руководителями зачастую выступали сами сотрудники компании ООО "Электроприбор". Или еще пример: ЧП "Трофимов" реализовало лесопродукцию предприятию-экспортеру ООО "Сыктывкарский ДОЗ", используя при этом печать ликвидированного предприятия ТОО "АВВ". Понятно, что ЧП уклонилось таким образом от уплаты налогов на несколько тысяч долларов и причинило ущерб государству. Возбуждено уголовное дело, ведется следствие.

– Возбудить уголовное дело нетрудно. Гораздо сложнее доказать вину нечистоплотного налогоплательщика и добиться его наказания...

– Что касается возмещения налога на добавленную стоимость, это действительно так. Редки случаи, когда удается доказать, что компании незаконно хотят получить деньги из бюджета. Но это скорее вина несовершенного законодательства, нежели наша. Суды, даже при наличии весомых доказательств, часто выносят формальное решение в пользу не всегда законопослушных граждан. Но я думаю, что законодательная власть когда-нибудь решит проблему возмещения НДС. Вообще, что касается преступлений в налоговой сфере, то сейчас мы стараемся бороться с неплательщиками более жестко. К примеру, не используем повсеместно право закрывать дело, если налогоплательщик раскаялся и заплатил "сокрытые" налоги. Не доводить дело до суда имеет смысл тогда, когда налогоплательщик допустил непреднамеренные ошибки при расчете налогов либо, как это случилось с ЛАЭС, когда предприятие вынуждено было искать схемы уклонения от налогов, чтобы выжить, поскольку потребители не платили ему за услуги. Другое дело, что многие налогоплательщики злоупотребляют, если так можно выразиться, возможностью раскаяния. Поймали руководство компании на уклонении от налогов, оно быстренько "раскаялось", погасило долги, после чего снова продолжает уклоняться от налогообложения: все равно ведь простят и дело закроют. Кстати, возможность раскаяния зачастую приводит к сговору с органами налоговой полиции и другим неприятным моментам. Поэтому сейчас мы намерены доводить дела до суда, особенно те, в которых используются криминальные схемы уклонения от налогов либо когда налогоплательщики сознательно не доплачивали в бюджет.

– Говорят, наибольшее число преступлений совершается в лесопромышленном комплексе?

– Не только. В числе наиболее криминогенных остаются по-прежнему топливно-энергетический комплекс, металлургия, банковская деятельность. Однако первое место по экономической преступности в Северо-Западном округе занимает, конечно, лесопромышленный комплекс. В данном секторе рынка наблюдаются масштабное хищение древесины и незаконные вырубки леса, уклонение от налогов на крупные суммы деревоперерабатывающими и целлюлозно-бумажными предприятиями.

Кроме того, в лесном комплексе работает огромное количество посредников. Только в Ленинградской области официальные лесозаготовители экспортируют 35% леса. Остальное реализуется через фирмы-посредники с целью уклонения от налогов и сокрытия валютной выручки. Часто товар оформляется как несоответствующий мировым стандартам. Следовательно, валюта на счета российского предприятия поступает только за часть древесины, остальной товар списывается как некондиционный. Хотя это как раз редко является действительностью. Чаще всего товар качественный, просто оформление его как бракованного позволяет оставлять валюту на зарубежных счетах руководителей предприятий. В настоящее время обсуждается вопрос лицензирования внешнеэкономической деятельности в лесопромышленной отрасли и уменьшение количества хозяйствующих субъектов, занимающихся экспортом лесобумажной продукции. По результатам межрегиональных операций налоговых полицейских в течение прошлого года возбуждено 298 уголовных дел, из них 259 дел закончено производством и 53 передано в прокуратуру.

Олеся Галкина

Прокуратура Санкт-Петербурга возбудила уголовное дело по факту нарушений, допущенных при приватизации ГП "Северная верфь"  »
Юридические статьи »
Читайте также