Табачный капитал

Заплатят ли производители "Беломора" $500 000 наследникам петербургского пенсионера?

Лето - период застоя, но табачная война не знает перекуров. Производители табака, российская судебная система и Госдума нанесли пару сокрушительных ударов по здоровью курильщиков.

25 июня 2004 года должно было состояться, но не состоялось очередное и, как надеялись адвокаты, последнее слушание Невского федерального суда Петербурга по делу Ивана Прокопенко, первого российского курильщика, который осмелился подать в суд на табачную компанию, обвиняя ее в собственном раке легких. А 29 июня Россия стала чуть ли не единственным членом Всемирной организация здравоохранения, который пропустил последний срок, когда можно было подписать Рамочную конвенцию ВОЗ по борьбе против табака.

Мор от "Беломора"

Заседание Невского суда, на котором должны были вынести вердикт по делу Прокопенко, отложено до ноября. Официальная причина - болезнь судьи.

- Мы не считаем, что дело искусственно затягивается, - сказала "Городу" Ирина Власова, адвокат консалтинговой группы О.С.В., защищающей Ивана Прокопенко и его жену в суде. - Да, оно не раз откладывалось, но чаще всего - по нашей инициативе. Например, мы требовали повторной судебно-медицинской экспертизы.

- Судья действительно заболела. А после этого у нее отпуск на 45 дней и другие дела, свободное время в расписании нашлось только в ноябре, - пояснил Роман Куцепалов, юрист О.С.В., ведущий это дело.

И все-таки нельзя не заметить, что прецедентный процесс, который, в случае успеха, может привести к массовым искам курильщиков к табачным компаниям и фантастические убытки (по некоторым оценкам - даже разорение крупнейших компаний), продвигается довольно медленно. Еще в марте 2001-го Иван Иосифович Прокопенко, бывший рабочий Кировского завода, а к тому моменту уже 65-летний пенсионер, потребовал от завода Japan Tobacco International (бывшая фабрика им. Урицкого, принадлежащая ныне японскому табачному концерну) 1 770 000 рублей ($50 тыс переведенные в рубли по курсу 2001 года) в качестве компенсации морального ущерба и затрат на лечение от рака легкого, вызванного, как он считал, курением "Беломора" на протяжении всей его, Ивана, жизни. Основная претензия к табачной фабрике - не предупредила Ивана Иосифовича о возможных последствиях курения. В те далекие времена, когда Прокопенко только начинал курить, на пачках "Беломора" не было даже сакраментального "Минздрав предупреждает: курение опасно для вашего здоровья!". К 2001 году такая надпись давно появилась, однако Прокопенко посчитал, что этого недостаточно.

Что значит опасно? Одно дело кашлянуть пару раз, другое дело - заболеть раком легких. Чтобы предупредить по-настоящему, надо указывать, чем конкретно грозит курение. Вскоре курильщик понял это очень хорошо.

5 апреля 2003 года Иван Иосифович скончался. От рака. Иск, который первоначально предъявлялся от его имени и от имени жены его Анны Антоновны, переписан теперь на вдову. Жизнь Ивана Иосифовича оценили высоко. Как сообщили нам в фирме О.С.В., общая сумма претензий увеличена теперь до 450 тысяч долларов (эквивалент в рублях по курсу ЦБ на момент предъявления иска - апрель 2003-го) - это только моральный ущерб плюс 50 000 рублей - документально подтвержденные затраты на лечение и похороны.

Как выбирали жертву

Инициатором иска к табачникам, как выяснилось, был не бывший рабочий Кировского завода Иван Прокопенко. Весной 2000 года в Городском онкологическом диспансере на 2-й Березовой аллее появился врач-кардиолог Виталий Иванович Бут и попросил показать ему какого-нибудь больного раком и при этом злостного курильщика.

Лучшей кандидатуры, чем Иван Иосифович Прокопенко, найти было трудно. Иван, как он сам утверждает, курил с 11 лет. В основном - "Беломор" знаменитой Ленинградской фабрики им. Урицкого. Курил много и везде. Как сообщается в иске "курит всюду: в комнатах, на кухне и в туалете". В 1999 году ему поставили диагноз "рак" и вырезали половину легкого. Это не остановило свежеиспеченного инвалида первой группы. Иван Иосифович продолжал курить. Не помогали и предупреждения врачей. Кое о чем с ним все-таки удалось договориться.

Виталий Бут и Иван Прокопенко приняли совместное решение - судиться, заработав таким способом на лечение, а заодно предупредив курильщиков всего мира о грозящей опасности. Хорошенько подготовившись (на это ушло около года), в марте 2001 года Иван Иосифович Прокопенко и его жена Анна Антоновна подали иск. Ради этого Ивану пришлось признаться в ряде преступлений. Например, в убийстве своей первой жены. Косвенном, конечно. Иван Иосифович представил свидетельство о смерти супруги, уверяя, что причиной смертельной болезни стала участь пассивной курильщицы.

Защищать Ивана в суде безвозмездно вызвалась консалтинговая группа О.С.В. В этом месте, по журналисткой логике, надо бы заподозрить фирму в скрытой корысти - первое дело бесплатное, потому что рекламное, а потом посыплются массовые иски на табачные компании... Однако есть и другие причины. Например, заместитель директора этой фирмы - дочь врача и апологет борьбы с курением, даже антитабачные плакаты в курилках развешивает (сам видел). Врач Виталий Бут тоже не случайный человек - он прооперировал множество больных и не раз видел отравленные никотином и пораженные раком легкие, регулярно общается с Госдумой по поводу новых законов о борьбе с курением, разрабатывает страшные картинки для табачных пачек и т. п.

Табачный ответ

Как и предполагали, дело оказалось непростым. Могущественная табачная фирма (на сегодня JTI обеспечивает 20% российского рынка) наняла хороших адвокатов из западной конторы Freshfields Bruckhaus Deringer. На первом же заседании суда 28 марта 2001 года они представили сногсшибательную аргументацию, позволяющую усомниться в том, что Иван Иосифович пострадал именно от табака и именно от "Беломора" - во-первых, он курил не только папиросы, но и болграские сигареты (сам признался), хотя и предпочитал "Беломор" за его исключительный вкус. Во-вторых, Иван Иосифович почему-то не сохранил не только все чеки оплаты за лечение от рака, но и все чеки на покупку "Беломора" на протяжении всей своей жизни, и даже сами пачки не хранил. В-третьих - Иван Иосифович имел неосторожность жить в городе Ленинграде в период рассвета промышленности, причем в экологически опасном, напичканном заводами Невском районе. И наконец, в-четвертых - долгое время работал во вредном цехе термообработки металлов Кировского завода.

Была назначена повторная судебно-медицинская экспертиза, затянувшаяся на долгие полтора года. В 2003 году слушание дела наконец-то возобновилось - 2 апреля прошло очередное заседание суда. Велико было удивление адвокатов, защищавших интересы Прокопенко, когда они узнали, что драгоценное время потрачено не то чтобы совсем впустую, но абсолютно неэффективно. Судмедэксперты самого Ивана Иосифовича ни разу не обследовали и даже не осматривали, а только работали с документами.

Прокопенко и его адвокаты потребовали повторной экспертизы, теперь уже с привлечением онкологов. Суд ее назначил. И тут начинается самый загадочный эпизод во всей этой истории. Через три дня, 5 апреля 2003 года, Иван Прокопенко скончался. Повторную экспертизу пришлось проводить опять-таки только по документам.

Завод и город - оба ни при чем

Сегодня повторная экспертиза завершена. Адвокаты истца разнесли в пух и прах контраргументы табачников. В качестве доказательства того, что Прокопенко курил, курил много и именно "Беломор", представлены показания многочисленных свидетелей - родственников, товарищей по работе, видеозапись (буквально за несколько дней до смерти Прокопенко, доселе отказывавшийся давать интервью и даже не появлявшийся в суде по причине тяжелого состояния, все-таки решил сняться на НТВ).

- Прокопенко курил и другие табачные изделия, но только в крайнем случае, - рассказывает Виталий Бут, наблюдавший Прокопенко на протяжении последнего года его жизни. - Любой заядлый курильщик, если курить нечего, закурит даже лист дуба. Но запасы "Беломора" у Прокопенко дома были постоянно.

Кировский завод, где Иван Иосифович работал термистом, представил справку, что непосредственно горячим прокатом термист Прокопенко не занимался, более того - даже среди тех термистов Кировского завода, которые этим прокатом занимались, не выявлено ни одного случая заболевания раком.

Невский район, где жил Иван Иосифович, формально тоже ни при чем. Есть статистика заболеваний, говорящая о заболеваемости в этом районе, есть исследования, подтверждающие достаточно высокую загрязненность воздуха в Невском районе, но не существуют исследований, которые устанавливают однозначную связь между заболеваемостью и состоянием окружающей среды в этой части города.

Зато мировая наука сильно продвинулась в деле изучения вредности курения. По данным Всемирной организации здравоохранения, каждый день в России от болезней, вызываемых табаком, погибает 700 человек. Такие же данные приводит директор НИИ канцерогенеза (Москва), член-корреспондент РАМН, профессор Давид Заридзе, президент Международного противоракового союза. Тем не менее ни в одном заключении врачей, ни в одном свидетельстве о смерти не написано: причина смерти - курение. Почему? Виной тому сложившаяся в России практика, по которой в заключениях в качестве причины смерти указывают только болезни, а не вредные привычки, которые к ним привели. Из длинной цепочки причинно-следственных связей берется лишь последнее звено.

- Говорить о том, что курение - единственный фактор, вызывающий раковые заболевания, неверно, - говорит Виталий Бут. - У любого человека можно найти другие причины, которые ослабляют иммунитет: хождение по Петербургу с его смогом, скандалы в семье, конфликты на работе. Все это тоже очень сильные факторы, но что касается людей, заболевших раком и находящихся в стадии крайней наркотической зависимости от табака, можно однозначно утверждать, что главная причина их болезни - табак, остальные факторы по сравнению с этим ничтожны. А Прокопенко находился именно в такой стадии. 50% больных, перенесших операцию по удалению раковой опухоли с частью легких, бросают курить. Иван Иосифович бросить не мог. Он курил, даже сидя на велосипеде. Он говорил, что лучше есть не будет, но перекурит.

К делу приобщены показания лечащего врача Эрнеста Друкина, который тщательно изучал историю болезни и видел легкие Ивана Прокопенко, когда его оперировал. Друкин тоже считает, что главная причина рака - курение.

Осенью дело Прокопенко продолжится с новыми силами. В качестве консультантов привлечены светила российской науки - Алексей Барчук, доктор медицинских наук, возглавляющий операционное отделение в Институте онкологии, профессор Марк Забежинский (также Институт онкологии), эксперт Всемирной организации здравоохранения, профессор Института онкологии Вениамин Худолей. Какой ответ на такую атаку врачей-энтузиастов готовит табачный завод Japan Tobacco International, пока неясно.

- Наша позиция остается прежней: претензии Прокопенко к заводу необоснованны, - рассказал Андрей Ерин, управляющий по связям с общественностью компании JTI. Однако не взялся пояснять почему. Будет советоваться с юристами. В ближайшее время они сообщат нам свои новые контраргументы.

Очевидно, доказать, что курение не настолько вредно, чтоб приводить к раковым заболеваниям, юристам JTI при всем желании не удастся. Придется апеллировать к тому, что за последствия курения должен отвечать не завод, а человек, принимающий решение курить. Но тут на сторону Прокопенко и ему подобных встает Закон "О защите прав потребителей", по которому производитель должен сообщать покупателю об опасных свойствах продукта. Вопрос в том, сумеют ли юристы доказать, что надпись "Минздрав предупреждает: курение опасно для вашего здоровья!" достаточна для того, чтоб грамотный человек, читающий дополнительную литературу, догадался, что он непременно заболеет раком или чем-нибудь еще, менее опасным. А если неграмотный или в библиотеки не ходит?

Второго такого иска не будет?

- Мы считаем, что кое-чего уже добились, - рассказывает генеральный директор консалтинговой группы О.С.В. Сергей Осутин. - Конечно, человека не отговоришь бросаться под поезд, если он Анна Каренина, но на основании Конституции предупредить о последствиях курения, дав полную и достоверную информацию, российские производители просто обязаны. И они теперь это делают, помещая на пачках дополнительные надписи "Курение - причина раковых заболеваний", "Курение - причина смертельных заболеваний", "Курение - причина заболеваний сердца". Это уже куда более конкретная информация, чем просто "курение опасно".

- Так что же вам еще надо?

- Чтобы жене Ивана Прокопенко Анне Антоновне возместили ущерб, это - во-первых. В идеале, конечно, хотелось бы, чтоб люди вообще перестали курить. 5% на пачке, отведенные на предупредительные надписи законом РФ, на мой взгляд, маловато. В Канаде на пачках с сигаретами пишут "курение приводит к импотенции", рисуют цветные картинки с беременными женщинами, достаточно впечатляющие. Они занимают около 40% площади пачки. Вот чего нужно добиваться.

- Как вы оцениваете перспективы подобных исков в России?

- Тысячи человек в год могли бы обращаться с такими заявлениями, - считает Осутин.

- Второго такого иска не будет, - говорит инициатор всей это заварухи, врач Виталий Бут. - Когда он возбуждался, на пачках писали просто "опасно для здоровья". Теперь пишут другое. Если Прокопенко все возместят и начнут писать "Курение - причина раковых заболеваний", я лично в суд больше подавать не буду.

- Так примерно такое сейчас и пишут.

- Да. Но нужна еще более жесткая формулировка и обязательно наглядное изображение.

Виталий Бут показывает свой проект нового дизайна пачки сигарет "Петр I". Миленькая такая картинка, явно навеянная памятником неизвестным курильщикам, что поставил Шемякин на набережной Невы, - симпатичный молодой человек с сигаретой в зубах, половинка лица - еще лицо, вторая - уже череп. И надпись "Я умер от курения!". Кстати и с Петром I отлично ассоциируется, тоже в шемякинской интертрепации. Мы уже отправили этот дизайн-проект на фабрику JTI.

Ближайшее заседание суда по делу Анны Прокопенко намечено на 2 ноября.

Кстати

Воспитательные меры

1 июля этого года комитет Госдумы по охране здоровья должен был нанести сокрушительный удар по табакокурению. И он его нанес. После двух с лишним лет упорной борьбы за формулировки рекомендованы к принятию Госдумой поправки к Закону РФ "Об ограничении курения табака". Я долго пытался понять, чем они грозят курильщикам. Понял.

Нововведения коснулись самого святого - мест розничной торговли в непосредственной близости от детей (школы, детские сады и т. п.) Если раньше было просто запрещено продавать папиросы всем детям до 18, то теперь окончательно ясно, где им эти самые папиросы нельзя продавать. Именно не продавать. В п. 6 закона писалось - запрещена торговля, теперь - запрещена продажа. Я это понимаю так: торговля более широкое понятие, тут и обустройство торгового места, развешивание рекламы, раскладка товара. А продажа - это только акт возмездной передачи. Т. е. разворачиваешь лоток с сигаретами где-нибудь в школе, развешиваешь рекламу с ковбоем "Мальборо" и сидишь в засаде. Подходит школьник: "Дайте пачку "Петр I"", а ты ему в ответ: "Не положено". Десяток таких обломов, глядишь, и отучится человек курить. Эффективная воспитательная мера.

Теперь о дислокации. Если раньше, нельзя было торговать табачным товаром просто "в образовательных организациях", то теперь продажу запретят "на территориях и в помещениях общеобразовательных учреждений, учреждений начального профессионального и среднего профессионального образования, специальных (коррекционных) учреждений, учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (законных представителей)". То есть если в прежнем законе запрещалось торговать во всех образовательных организациях, то теперь только в школах, спецшколах, ПТУ и детских домах (интернатах). Таким образом, приняв поправки, Госдума разрешит торговлю табаком в детских садах, институтах, автошколах и пр.

И, наконец, особая тонкость, приготовленная депутатами. Обычно законы вступают в силу с момента официального опубликования. Это очень примитивно и грозит инфарктами. Поправки к закону о табаке вступят в силу только через 180 дней после публикации, чтоб люди могли привыкнуть.

Кстати

Кто спасет Формулу-1?

"Конвенция" - почти ругательное слово. Тем более рамочная. Обычно так называют документы, которые ни к чему не обязывают. Рамочная конвенция ВОЗ по борьбе против табака, принятая в Женеве странами - членами ВОЗ 21 мая 2003 года и открытая для подписания до 29 июня 2004-го, - редкое исключение из правил. Подписавшие ее 45 стран - почти все остальные страны Европы, кроме России, Канада, некоторые страны Азии и Африки - взяли на себя довольно серьезные обязательства. Это первый в мире мировой договор в области здоровья.

1 сентября 2004-го конвенция вступит в силу. Страны-подписанты начнут принимать местные законы. Например, они официально признают, что "сигареты и некоторые другие изделия, содержащие табак, являются высокотехнологичными изделиями, разработанными таким образом, чтобы создавать и поддерживать зависимость". На пачках с сигаретами в этих странах должны появиться не только устрашающие надписи, но и страшные рисунки. Антитабачная агитация должна занять "не менее 50% основной маркированной поверхности или более, но ни в коем случае не менее 30%.

Табачным компаниям запретят спонсировать любые мероприятия, в том числе и спортивные. Трудно в это поверить, но таким образом, например, должна исчезнуть реклама Marlboro и других табакеров c автомобилей Формулы-1. Владельцы "конюшни" уже высказали обеспокоенность по этому поводу. Уже обсуждаются варианты, в какую бы страну эти гонки перенести - в Америку, в Россию (обе не приняли конвенции)?

Страны-подписанты признают - "научные данные недвусмысленно подтверждают, что воздействие табачного дыма является причиной смерти, болезней и инвалидности". И тем самым очевидно инициируют процесс массовых исков к табачным компаниям в Европе (до сих пор это явление было распространено только в Америке).

Россия, как известно, тоже входит в ВОЗ, и комиссия из официальных представителей России конвенцию эту на заседании в Женеве 23 мая приняла. Но для того, чтоб она не то чтобы стала законом в России, этот документ должна была ратифицировать наша Госдума. А она наотрез отказалась это сделать. Очевидно, что лобби табачных компаний в Думе сильнее, чем лобби юристов или ярых сторонников спортивного образа жизни.

Кстати

Пример Хусейна нам наука

Появление дополнительных пугающих надписей на пачках можно назвать успехом только с большой натяжкой. В ответ на Закон "О борьбе с курением" Минздав еще в 2002 году выпустил приказ, предписывающий размещать на пачках такие угрозы "Курение - причина раковых заболеваний", "Курение - причина смертельных заболеваний" (в законе было только 4 варианта). На каких именно сортах сигарет какие надписи печатать, закон не устанавливает, требуя только, чтобы надписи из перечисленного набора на товаре одной фирмы встречались с равной частотой. Все порядочные табачники эту норму давно выполняют. На пачках "Беломора", например, написано "Оградите детей от табачного дыма" (тут, очевидно, тонкий расчет - эти папиросы, как недорогие, курят низкооплачиваемые работники школ и детских садов).

- Мы начали наносить дополнительные надписи на пачки примерно за год до того, как закон вступил в силу, - рассказал Андрей Ерин, управляющий по связям с общественностью компании JTI.

Есть ли хоть какой-то толк в этих надписях?

- У нас нет данных, позволяющих судить о том, что дополнительные надписи о вреде курения способствовали сокращению продаж или, наоборот, увеличению. На это влияет слишком много факторов, - говорит Ерин.

Мы провели самостоятельный опрос. Еще живых курильщиков продукции JTI встретили довольно много. И все, как один, заявили - из-за надписей курить они меньше не стали.

А между тем есть масса доказательств вредности курения. Например, 23 января 2003 года Саддам Хусейн на встрече с командирами воинских частей призвал личный состав иракской армии бросить курить. "Прошу вас заботиться о своей физической подготовке для точности поражения целей. Ради прицельных попаданий в условиях войны нужно поддерживать хорошую физическую форму. Если можете - бросьте курить", - сказал Хусейн. Армия курить не бросила. И где теперь эта армия? А Хусейн вообще в тюрьме.

А. О.

Алексей Орешкин

Все правильно сделал... Смольный пытается обеспечить качество алкогольных напитков  »
Юридические статьи »
Читайте также