Малыш от юриста В роддоме n 15 можно усыновить ребенка в обход действующего законодательства?

Родильный дом N 15 - единственный в Петербурге родильный дом, действия сотрудников которого только в течение последнего года привели к возбуждению двух уголовных дел по фактам преступлений, предусмотренных самыми редко используемыми статьями Уголовного кодекса : "Подмена ребенка" и "Незаконное усыновление". Проведенное нами журналистское расследование показало: это не мешает сотрудникам роддома продолжать заниматься тем же самым...

"Партнерские отношения"

Кабинет юриста родильного дома N 15 Лидии Георгиевны Константиновой располагается на первом этаже, в самом конце коридора, в углу. Молодая семейная пара - Марина и Валентин - осторожно стучатся и просят разрешения зайти.

- Да-да, пожалуйста, присаживайтесь.

Лидия Георгиевна - интеллигентная женщина лет 70, у нее звучный, уверенный голос, живые проницательные глаза и манеры следователя 60-х годов. У Марины и Валентина проблема: они очень хотят ребенка, но родить не получается. Последний шанс - усыновить. Но в официальные органы они не обращаются - историй о том, каких детей там предлагают, они наслышались достаточно!

- Помогите, Лидия Георгиевна.

- У вас паспорта есть? Можно посмотреть?

Конечно, нет. Они же не знали, что паспорта нужны. Но начало тонизирует. Лидия Георгиевна просит принести паспорта в следующий раз ("Мы с вами в первый раз видимся... я не знаю, кто вы"), а также оформить все необходимые для усыновления ребенка документы так, будто они делают это обычным официальным путем. А Лидия Георгиевна готова показывать хоть всех рождающихся в роддоме детей, от которых откажутся мамаши.

- Может быть, - говорит, - это не совсем этично... Вы приходите ко мне и спрашиваете: что за ребенок, что за родители?.. Я вам все расскажу, я все данные ее (матери. - Авт.) расскажу, у меня все документы будут... Вы сможете не только посмотреть документы, что я вам разрешу сделать, но и провести генетическую экспертизу за свой счет... Я могу его (ребенка. - Авт.) здесь подержать, чтобы мы его обследовали...

Дабы у Марины и Валентина не оставалось сомнений, Лидия Георгиевна предлагает целую разведывательную комбинацию:

- Может так случиться... я вам скажу: подойдите ко мне, а я маму приглашу... Она будет сидеть у меня в коридоре, как будто вы случайно зайдете и посмотрите... Вы что, не знаете, как это делается?.. Мы же не будем ей говорить! И вы, надеюсь, тоже не будете никому говорить, что вот юрист пригласила маму...

Марина и Валентин начинают волноваться. Слова Лидии Георгиевны звучат так заманчиво, но при этом она требует оформления всех положенных в таких случаях документов. Но как же так? Официальный путь предполагает, что кандидатам в усыновители предлагают ребенка, а не они выбирают его.

- Лидия Георгиевна, - спрашивают Марина и Валентин, - а как мы сможем получить направление именно на того ребенка, которого у вас выберем?

- Это моя забота, - уверенно отвечает Лидия Георгиевна. - Вы сказали: нам этот ребенок подходит. Я звоню на Антоненко, 6 (там располагается региональный банк данных. - Авт.), и говорю: можно этим родителям дать направление на этого ребенка?.. Думаю, мне не откажут, потому что я так редко это делаю...

Марина и Валентин благодарят и собираются уходить.

- Я вам заранее говорю, - напутствует Лидия Георгиевна, - я ничего не буду брать, я ничего не буду требовать... Ни о каких деньгах, ни о какой благодарности... У нас с вами партнерские отношения... Мои седые волосы не позволяют мне заниматься авантюрами...

Крыть нечем. Лидия Георгиевна явно опасается провокаций - она наверняка знает о том, что недоказанность корыстных побуждений не позволяет привлечь ее к уголовной ответственности по статье 154 Уголовного кодекса - "незаконное усыновление". Если она и собирается получить у Марины с Валентином вознаграждение за подбор младенца, то она сделает это позже, когда те придут с готовыми документами. Увы, этого не случится, потому что Марина и Валентин усыновлять ребенка уже раздумали.

Незаконное посредничество

Чтобы усыновить ребенка, следует пройти очень длинный путь. Придется встать на учет в Центр социальной помощи семье и детям на Звенигородской улице. Чтобы получить там направление в региональный банк данных, придется месяц слушать лекции разных специалистов - психиатров, юристов, психологов, параллельно собирая немыслимое количество документов - акты, справки, заключения... Но настоящие сложности вовсе не в этом. Есть кое-что хуже - региональный банк данных при Комитете по труду и социальной защите населения городской администрации.

Представьте: вы собрали все справки, прошли курс обучения, получили направление в банк данных, приходите туда, заполняете анкету, где указываете все характеристики желаемого ребенка: к примеру, нужна белокурая годовалая девочка с большими голубыми глазами, вздернутым носиком, пухлыми губками и так далее. Сотрудница комитета вам говорит:

- О! Пожалуйста! Вот ребенок, который полностью соответствует указанным вами в анкете требованиям.

Вы получаете направление в такой-то дом ребенка, приезжаете туда, смотрите на "полностью соответствующего" ребенка, ужасаетесь и приходите на переулок Антоненко вновь.

- Не понравился? - сочувствует сотрудница комитета. - Вот вам еще одно направление...

Это может длиться вечно (может, конечно, и повезет, но конфликтов и разрушенных надежд масса), мы знаем людей, которые отказались от идеи усыновления именно после того, что увидели в домах ребенка. Нет, мы вовсе не против этих заведений, но... Чтобы понять, надо один раз увидеть. Хотя лучше не смотреть.

И вот теперь вопрос: почему, пока одни месяцами ходят по домам ребенка в поисках своего маленького семейного счастья, другие без всяких проблем приходят в роддом и вдумчиво выбирают новорожденных малышей? При этом им предлагается неограниченный выбор, медицинские документы отказавшихся от детей матерей, возможность обследования ребенка и даже фэйс-контроль матерей под залегендированным предлогом! Неслабый сервис, да?

- Это грубейшее нарушение, - комментирует заместитель начальника отдела социально-правовой защиты детей Департамента государственной молодежной политики социальной зашиты детей Министерства образования и науки РФ Алла Дзугаева. - Ни один сотрудник родовспомогательного учреждения, дома ребенка или детского дома не имеет права осуществлять действия, связанные с подбором и передачей детей на усыновление. Это нарушение статьи 126.1 Семейного кодекса РФ . Знакомство с ребенком происходит только после получения направления из органа опеки и попечительства либо из регионального иди федерального банка данных. И только эти органы могут давать какую бы то ни было информацию о малыше. Никто другой.

Иначе это будет расцениваться как незаконная посредническая деятельность по усыновлению ребенка.

От себя добавим цитату из 121-й статьи Семейного кодекса: "Деятельность других, кроме органов опеки и попечительства, юридических и физических лиц по выявлению и устройству детей, оставшихся без попечения родителей, не допускается".

И деятельность юриста 15-го роддома Лидии Константиновой тоже не допускается - она в данном случае "другое физическое лицо". Которое, кстати, отказалось от официального интервью.

Странный роддом

- Найти нарушения в деятельности любой госструктуры - штука нехитрая, - предвидим мы возражения наших читателей. - Да, в данном случае они серьезны, потому что речь идет о детях. Но это все равно не более чем нарушения. А по жизни что плохого-то? Ну помогает Лидия Георгиевна людям детей усыновлять, ну и что? Вы же не прокуратура, чтобы каждое действие через призму закона рассматривать!

Не прокуратура, правильно. Но Лидия Георгиевна работает в роддоме N 15, к которому у нас особое отношение, и вот почему.

В декабре прошлого года в этом роддоме произошел странный случай. Женщину привезли рожать на "скорой помощи", она благополучно родила, но сотрудники роддома сказали ей, что ребенок мертв, и быстренько унесли его куда-то. Проведенная позже генетическая экспертиза останков показала: представленные на исследование останки не могли принадлежать ребенку этой женщины. По данному факту возбуждено уголовное дело по статье 153 Уголовного кодекса - "подмена ребенка".

А в январе уже этого года в 15-м роддоме случился новый скандал. Молодая женщина родила малыша и отказалась от него. Сотрудница кафедры Государственной медицинской академии имени Мечникова, на базе которой располагается роддом, познакомила женщину с семейной парой, которая забрала ребенка, вручив матери 10 тысяч рублей. Информация об этом просочилась в прессу, после чего ребенка в целлофановом пакете подбросили в коридор роддома. По данному факту возбуждено уголовное дело по статье 154 Уголовного кодекса - "незаконное усыновление".

Согласитесь, когда в родильном доме происходит такое, есть основания присмотреться внимательнее и к формальной стороне вопроса. Например, кто какие нарушения допускает в отношении детей, оставшихся в этом роддоме без попечения родителей.

Отдел расследований

Подписан закон "О порядке принятия в РФ и образования в ее составе нового субъекта РФ"  »
Юридические статьи »
Читайте также