Валютный занавес приподнялся

С прошлой недели у российских компаний появилась возможность без разрешения Центробанка открывать счета за пределами РФ. Все обязанности резидента теперь сводятся к уведомлению налоговиков о появлении счета в месячный срок. Таким образом, через год после вступления в силу закона о валютном регулировании начало действовать одно из его наиболее либеральных положений. Но многие специалисты, которые указывали, что закон далеко не такой либеральный, как его преподносят, к новой норме также относятся скептически.

Счета без границ

Открыть счет в любой из 62 стран, являющихся членами Международной рабочей группы по борьбе с финансовыми правонарушениями (FATF), теперь не проблема ни для граждан, ни для компаний – достаточно договориться с иностранным банком. А вот перевести деньги на счет в загранбанке гражданин сможет в течение дня не более $5 тыс. Что касается юрлиц, то для них существует требование об обязательном резервировании на спецсчетах в уполномоченных российских банках 25% суммы переводимых средств. При этом Центробанк по закону имеет право увеличить размер обязательного резервирования до 100%. Кроме этого, компании обязаны информировать налоговиков о движении средств по счетам в иностранных банках. Так что речь идет скорее об отмене излишнего администрирования, чем о серьезном упрощении.

Валюту впустили

Впрочем, приятные момен-ты в деле валютного регулирования все же есть. Неделю назад Госдума приняла во втором чтении поправки в закон о валютном регулировании, призванные устранить ряд пробелов, допущенных в его первоначальном варианте. Так, парламентарии разрешили компаниям не резервировать процент от средств, переводимых на содержание своих филиалов и представительств за рубежом. При этом сотрудники этих филиалов, являющиеся российскими гражданами, смогут получать зарплату в валюте. Право использовать остатки на зарубежных счетах для взаимозачетов с нерезидентами (опять-таки без обязательного резервирования), помимо транспортных компаний, получили страховщики.

Кроме этого, депутаты разрешили гражданам ввоз валюты в пределах $10 тыс. (сегодня разрешен только вывоз этой суммы) и перевод средств на российские счета из-за рубежа. Также решили узаконить деятельность торгующих за валюту магазинов duty free и предоставить возможность иностранцам расплачиваться за транспортные, гостиничные и прочие услуги наличной валютой.

Скорые поправки

Новый законопроект должен устранить и ряд упущений первой версии закона, которых оказалось достаточно много. Так, разрешив россиянам приобретение внешних ценных бумаг, закон не урегулировал право получения по ним доходов. А очевидный вопрос о выплате организациями-резидентами командировочных и суточных сотрудникам, отбывающим за рубеж, в законе вообще не нашел отражения. Спохватившись, вспомнили и о таком распространенном виде расчетов между резидентами и нерезидентами, как зачет части выручки в счет будущих поставок и т. п. Теперь эти моменты учтены в поправках.

Впрочем, как считают специалисты, многие вопросы по-прежнему остались вне поля зрения парламентариев. Так что есть большая вероятность, что к корректировке валютного законодательства, даже после принятия данного законопроекта, придется вернуться еще не раз.

Оценка инициативы

Ибрагим Давлетбаев, генеральный директор туристической компании «Балтийский берег»:

«Процесс идет в правильном направлении, но необходима дальнейшая либерализация валютного законодательства. Новые нормы половинчаты, так как перевод валютных средств для юрлиц по-прежнему сопряжен со значительными трудностями».

Ирина Анисимова, исполнительный директор ООО «Астера»:

«Наши законодательные акты зачастую размыты, могут трактоваться по-разному и не дают никакой ясности относительно прав и обязанностей граждан. Внесение уточнений в закон о валютном регулировании можно только поприветствовать».

О чем молчит «валютный» закон?

О проблемах, которые породил для банков и их клиентов закон о валютном регулировании, корреспондент «ПП» беседует с директором экономико-правового центра Ассоциации банков Северо-Запада Татьяной Утеповой.

«ПП»: Насколько банки оказались готовы выполнять требования закона?

Татьяна Утепова: Для банков вступление закона в силу стало своего рода стихийным бедствием. Многие разъяснения Центробанка поступали в последний момент, и отрабатывать их приходилось уже по ходу дела. Кроме того, закон исключил из числа агентов валютного контроля таможенные органы, в результате чего перестала действовать система обмена информацией между таможней и банками. Минфин и Мин-экономразвития (на них возложены регулирующие функции) до сих пор не дали никаких разъяснений о порядке организации документооборота между агентами и органами валютного контроля. В итоге банки оказались предоставлены сами себе и могли работать только на основе информации, сообщаемой клиентами. В течение нескольких месяцев, пока таможенникам не вернули контрольные функции, компания по одному и тому же паспорту сделки могла провести валютные операции через несколько банков.

«ПП»: Проект поправок в закон, прошедший второе чтение в Госдуме, снимает эти вопросы?

Татьяна Утепова: К сожалению, этот проект поправок по большей части исправляет помарки, в то время как существует целый комплекс системных проблем. Технологических неувязок и расхождений с другими нормативными актами в части обязанностей банков в этой сфере – множество. Например, закон отменил контроль за покупкой-продажей валюты гражданами, но банки по-прежнему обязаны спрашивать у клиентов документы, удостоверяющие личность, так как этого требует ряд последующих инструкций и поправок в законодательство о контроле за отмыванием доходов.

«ПП»: Если отвлечься от проблем, стоящих перед банками, как закон отразился на деятельности собственно участников валютных операций – клиентов банков?

Татьяна Утепова: Проблемы здесь, по существу, те же – несовершенство системы. Так, Федеральная служба финансово-бюджетного надзора за этот год возбудила тысячи административных дел, связанных с нарушением валютного законодательства. Львиная их доля – о нарушении сроков и порядка обязательной продажи валютной выручки, сроков зачисления экспортерами на счета валюты за переданные нерезидентам товары и т. п. Штраф составляет от 75 до 100% суммы валютной операции, при том что компании просто физически не успевают выполнить необходимые действия, чтобы уложиться в отведенные временные рамки. Мы указывали на необходимость отмены жестких ограничений по срокам. Но пока этот вопрос никак не урегулирован.

Алексей Травин

Валютный режим немного ослаб  »
Юридические статьи »
Читайте также