Слово и дело Либерально-чекистский проект "дела ЮКОСа"

"Дело ЮКОСа" продолжает будоражить умы образованной части российских граждан. Между тем по сей день не вполне понятны истоки этого дела, которое, в сущности, изменило облик страны. Также пока не вполне ясен и намечающийся вектор развития.

Либеральные истоки чекистской программы

Самым примитивным, хотя по-житейски вполне объяснимым, пониманием причин случившегося является его трактовка как передела собственности, ее перехода от условных "олигархов" к условным же "чекистам". Не случайно же в высоких политико-экономических кулуарах нескончаемо бродят слухи о появлении чекистских генералов, являющихся долларовыми мультимиллионерами. За точность этих слухов никто поручиться не может, но сам факт их появления, безусловно, показателен.

Как показателен и факт одобрения антиолигархической кампании самыми значительными, массовыми фрагментами общественного сознания. Оно было к этому подготовлено. Зададимся вопросом: кем? Ответ таков: самой влиятельной частью либеральной интеллигентской публицистики.

Именно эта либеральная публицистика с гневом и презрением описывала повадки "олигархов", несправедливость и преступность приватизации. Если считать главным идеологом либеральной публицистики Григория Явлинского (все остальные помельче будут), то именно его неустанная борьба против олигархического капитализма создала обстановку, взрыхлила почву для разгрома хотя бы части олигархов. В этом смысле следовало бы откровенно признать, что "чекисты" последовательно выполняют антиолигархическую программу, намеченную либеральной публицистикой.

Можно высказать предположение, что в своих базовых посылках "чекисты" и "либералы" мало чем отличаются друг от друга. И те, и другие исходили и исходят из существования двух угроз, двух вызовов.

Первая, постоянно муссируемая либералами тема: что будет со страной в случае катастрофического падения мировых цен на углеводороды? Либералы замечательно описывают множественность бед и катастроф, которые нахлынут в этом случае на матушку Россию. Вплоть до распада страны.

Никто так серьезно не осознал эту угрозу, как "чекисты". Если учесть, что Владимир Путин является автором кандидатской диссертации, посвященной связи национальной безопасности и использования природных ресурсов, то можно предположить, что мы присутствуем в самом начале процесса стягивания всех ресурсов в один кулак. Что, по замыслу его авторов, призвано предотвратить развитие событий по образцу 1985 и 1998 годов, когда падение цен на углеводороды привело в первом случае к катастрофическим последствиям для СССР, а во втором фактически обрушило "ельцинский" режим. Таким образом, именно либеральное описание грядущей катастрофы и либеральное же принятие существующей формы российского капитализма привели к чекистскому ответу на грядущий вызов, на вероятную угрозу.

Вторая угроза, тщательно выписываемая либеральной публицистикой, — неуправляемость "дикого" российского народа. Никто так, как либеральные публицисты, не умеет и не может описать народ, с его традиционно патерналистской моралью, одновременно способной свергнуть с пьедестала любого вождя и перейти к разнузданности и анархии. Никто лучше не описывает бескультурье народа, слушающего не Альбана Берга и Кшиштофа Пендерецкого, а Филиппа Киркорова и Регину Дубовицкую.

Пьющий, причем сильно. Гадящий там, где живет. Дикий и бескультурный. Далекий от возвышенных идеалов, мечтающий, в лучшем случае, о табуретке из "Икеи". Таков народ в представлении и "либералов", и "чекистов". И те, и другие боятся этого народа. Просто первые обозначают, как всегда, угрозы, а вторые неминуемо ищут ответы. Ответ их ясен: концентрация сил и ресурсов позволит в кризисной ситуации сохранить управляемость этим народом. То есть сделать то, на что "олигархи" явно будут не способны. Ибо "олигархи" выведут капиталы за границу и получат, подобно Борису Березовскому, политическое убежище в Британии, а "чекистам" его никто и нигде не даст. Они вынуждены будут по необходимости остаться с народом лицом к лицу. А без ресурсов и соответствующих мифов в этом случае не обойтись.

Итак, российская либеральная публицистика сотворила и проартикулировала программу, которую российская власть, оба ее крыла — "чекистское" и "либерально-экономическое" — принялись с усердием осуществлять.

Госкапиталистические последствия олигархического капитализма

Процесс, начавшийся "делом ЮКОСа", будет продолжаться. В авторитетной прессе со ссылкой на источники в президентской администрации уже сообщалось, что в течение ближайших двух лет под контроль власти (читай — "чекистов") должны перейти все крупные ресурсодобывающие компании. Причем это может быть достигнуто и без формального изменения формы собственности. Главное — поставить под контроль финансовые потоки и менеджмент.

Опять-таки парадокс состоит в том, что "чекисты" практически используют тем самым опыт и рекомендации "либерального" Бориса Березовского, приватизировавшего не собственность, а финансовые потоки и менеджмент. Опора на инвективы "либеральных" публицистов и применение практики "либеральных" бизнесменов говорят о многом. Прежде всего, о глубокой непоправимой трансформации бывшего советского общества в новое качество. Анатолий Чубайс может быть доволен. "Точка возврата" к социализму действительно пройдена. Однако "олигархический" капитализм предыдущей эпохи явно будет заменен на "государственный" капитализм эпохи предстоящей.

Предсказаний насчет длительности существования нового российского порядка и его конкретных форм не может дать никто. Можно лишь строить предположения. Любое из них может быть вполне обоснованным. Судя по всему, действующая власть, определив новый российский порядок в общих чертах, пока не способна глубоко проникнуть в детали собственного плана. А в деталях, как известно, и скрывается дьявол.

Вот, к примеру, обсуждаемое в последнее время назначение Игоря Сечина председателем директоров "Роснефти". Большинство восприняло эту новость как преддверие перехода природных активов ЮКОСа этой самой "Роснефти". Не факт. Заслуживает внимания и версия крайнего меньшинства, состоящая в том, что "Роснефть" — это своего рода "отступные" г-ну Сечину и породнившемуся с ним генпрокурору Владимиру Устинову. А при этом юганский актив ЮКОСа может отойти совсем другим людям и совсем по другой цене, нежели та, которая ранее предполагалась.

Продажа юганского актива по заниженной цене станет аналогом залоговых аукционов 1996-1997 годов и не позволит легитимизировать новых собственников. Поэтому вполне можно допустить, что юганская нефть будет частично (по прецеденту "Симменса", одобренному лично Путиным) продана какому-нибудь "иностранцу". Напомню, что буквально в самое последнее время активы "Силовых машин" были проданы этому самому "Симменсу" из расчета 50% акций минус одна акция. О цене договорятся особо.

Новый российский госкапитализм, таким образом, не сможет существовать без международной поддержки, без какого-либо подобия интернациональной легитимации. Речь идет о легитимации в глазах правительств и транснациональных корпораций, а не о легитимации в глазах "Международной амнистии" и прочих "Репортеров без границ". Если внимательно прочитать майское президентское послание, то можно увидеть недвусмысленность таких намерений.

Выполнившей же свою историческую миссию либеральной публицистике придется сойти на обочину процесса. Печально, но это так. Либеральные публицисты, конечно, люди милые, но авторы идей, как правило, никогда не пользуются плодами своего труда. Хотя и шансы "либерально-чекистского проекта" на исторический успех тоже не очень велики. Слишком слабое качество менеджмента — главная причина грядущих неудач.

В политическом же смысле, трудности ожидаются из-за неспособности фрагментировать политический класс хотя бы на две части, чтобы в случае реальных трудностей передать власть от одной части к другой и загасить вероятное недовольство "народа".

Впрочем, еще Фридрих фон Хайек заметил, что история — осознанная деятельность, в обязательном порядке приводящая к непредсказуемым последствиям.

Валерий Островский

Закон о голых  »
Юридические статьи »
Читайте также