Мариинский политтеатр: Законодательным шарадам потребовалось толкование

Новый парламентский сезон в Петербурге фактически открыл спикер Совета Федерации Сергей Миронов. Помимо традиционного отчета перед своими мариинскими доверителями, он постарался рассудить две ветви власти города в их затянувшемся конфликте с петербургским Уставным судом.

Главный спикер страны, что называется, раздал всем сестрам по серьгам, но весьма своеобразно. По его мнению, Смольный совершил непростительную юридическую ошибку, в свое время переименовав администрацию Петербурга в администрацию губернатора , хотя этот орган надо было создать. «Уставный суд правильно поступил, обратив на это внимание, однако затем превысил свои полномочия, расширив перечень нормативных актов, которые он может рассматривать, и изменив срок своих полномочий», — отметил г-н Миронов. Он явно польстил ЗакСу, назвав его «единственной ветвью власти, которая заняла с юридической точки зрения безупречную позицию в конфликте с Уставным судом».

С большинством уставно-судебных оценок главы Совета Федерации трудно не согласиться. В частности, с тем, что «юридическая служба Смольного подставила губернатора». Однако с дифирамбами в адрес депутатского корпуса, на мой взгляд, Сергей Михайлович явно поторопился. Хотя депутаты, подбадривая друг друга призывами «учесть позицию Миронова», незамедлительно предприняли попытку улучшить свою «безупречную позицию».

Председатель депутатского комитета по законодательству Игорь Михайлов не поленился подготовить полдюжины постановлений о прекращении полномочий уставных судей и два проекта изменения закона об Уставном суде . Пока дело ограничилось принятием добровольной отставки судей Натальи Гуцан, Алексея Ливеровского и Ольги Герасиной, а также попыткой толкования срока судейских полномочий. Если с добровольным отходом от дел судейской троицы все предельно ясно (на нет и суда нет), то история с толкованием как нельзя лучше иллюстрирует стиль работы петербургских законодателей. Перед парламентскими каникулами депутаты в пожарном порядке принялись совершенствовать закон об Уставном суде . Кроме всего прочего затвердили шестилетний срок полномочий для будущих составов судейского корпуса. Однако запись, что эта норма действует «с момента вступления в силу настоящего закона», став органической частью базового закона, принятого еще в 2000 году, приобрела совсем иной смысл. Вот наши избранники и взялись оттрактовать свое летнее творение в том смысле, что к нынешнему составу Уставного суда оно не имеет ни малейшего отношения. Один из самых веских доводов г-на Михайлова: «Мы же не идиоты…» мог бы вызвать гомерический смех, если бы не было так грустно…

В принципе депутаты вольны толковать ту или иную норму принятых ими законов, если возникает правовая неопределенность. Однако, согласно заключению юридического управления ЗакСа, в данном случае неоднозначности нет. «Была заложена драматическая ошибка — законодательно оформлены не те желания, которые хотели», — полагает глава юруправления Светлана Коновалова. Вице-спикер ЗакСа Юрий Гладков, признав, что после внесения злополучного изменения «дух и буква закона разнились», не мог взять в толк, почему надо разрешать эту техническо-юридическую коллизию с помощью толкования, а не «путем изменения юридической формулы». Михаил Амосов и вовсе рискнул сравнить руководителя комитета по законодательству с Сусаниным, благо не без его стараний закон становится все хуже. «Мы углубляемся в такие дебри, из которых даже выглядывать страшно», — констатировал он.

«Мы вправе решать свои вопросы в рамках своих полномочий», — не согласился с ними г-н Михайлов. Он упомянул всуе и о диктатуре закона, хотя незадолго до этого витийствовал о привычке славян руководствоваться здравым смыслом, а не принятыми правилами игры. В итоге желанное толкование срока судейских полномочий было одобрено в первом чтении. Правда, как предупредил коллег Сергей Андреев, осталась закавыка в виде Верховного и Конституционного судов, которые в ближайшее время должны рассмотреть обращение одного из уставных судей. «Имидж ЗакСа может пострадать, если мы окажемся неправы», — грустно заметил вице-спикер Гладков. Действительно, в суде аргументы типа «мы же не идиоты» могут не пройти, и, вполне возможно, придется перетолковывать свое же толкование…

Михаил Кореневский

Из "Зенита" транзитом через РФС на Миллионную, 22  »
Юридические статьи »
Читайте также