Раз реклама, два реклама...

История, которая произошла два месяца назад в нашем городе, завершилась так же неожиданно, как и началась. После нее осталась масса вопросов, и в принципе она может служить прецедентом при возникновении аналогичных ситуаций. Кроме того, этот случай наглядно демонстрирует, насколько у нас человек беззащитен не только перед властью денег. Но обо всем по порядку

Однажды темной белой ночью

Так уж случилось, что после периода сильных летних дождей крыша дома Маевского, который находится на углу набережной Фонтанки и Московского проспекта, стала протекать, о чем и был составлен соответствующий акт в ЖЭС-4. Через некоторое время в пострадавшую квартиру приехал некий молодой человек, представившийся по фамилии - Игошев. Хозяйке он объяснил, что является сотрудником инспекции по надзору за кровлями, и сказал, что они в тандеме с ЖЭС ремонтируют прохудившуюся крышу, для чего нужно провести осмотр повреждений. Он даже акт оставил, без шапки и координат своей организации, написанный от руки.

- Потом я позвонила в справочное и выяснила, что никакой инспекции по надзору за кровлями не существует, - рассказывает хозяйка квартиры Лариса Белая. - Полагаю, что весь этот спектакль нужен был, чтобы выяснить, что соседи на даче и меня тоже не будет. Однако в последний момент мои планы изменились, и я вынуждена была остаться дома.

Именно благодаря изменившимся обстоятельствам Лариса Владимировна стала свидетельницей того самого мероприятия, о котором, собственно говоря, и пойдет речь. Уехала бы она тогда на дачу, чем бы завершилась история - неизвестно. Вот что, по ее словам, происходило дальше.

Поздно вечером 4 августа она пошла гулять с собакой. Во дворе суетилась группа рабочих. Поинтересовавшись, что же они собираются делать на крыше, Лариса Владимировна так и не смогла получить вразумительного ответа. Однако все стало ясно, когда она вышла со двора на набережную и увидела большую шаланду с металлическими листами, стойками и так далее. Оказалось, что на крышу дома аккурат над ее квартирой собираются прямо сейчас установить огромный рекламный щит весом в несколько тонн.

- И вот эту махину они собирались выгрузить на нашу чуть живую крышу, а фактически мне на голову, - продолжает Лариса Владимировна. - Делалось ночью, тогда как по закону у нас вообще после 23 часов запрещено производить какие-либо работы, связанные с шумом. Я, естественно, начала громко кричать, возмущаться, вышли соседи, так что история не осталась незамеченной. Рабочие не представились ни кто они, ни откуда, отказались предъявлять какие-либо документы. Мне показали только ксерокопию разрешения начальника ЖЭС-4 Мкртчана, который разрешил монтаж в ночное время. Они объяснили, что днем не могут работать, поскольку подгоняется кран, выставляется ограждение, и, таким образом, набережная будет перекрыта. До установки дело так и не дошло, потому что в итоге после всех криков и разговоров я сказала: "Хорошо, будем вызывать милицию и составлять протокол о нарушениях". После этого они предпочли ретироваться, а я стала предпринимать дальнейшие шаги, чтобы ситуация не повторилась. Написала заявления в прокуратуру и в ГУВД с просьбой разобраться в ситуации, возбудить уголовное дело (в частности, на господина Мкртчана за превышение полномочий) и наказать виновных. Прокуратура должна была дать ответ по результатам проверки еще 11 сентября, но его так до сих пор и нет - то канцелярия не работала, то еще что-то. А моим делом уже четвертый человек занимается. В ЖЭС не могу ни письмо зарегистрировать, ни документы посмотреть. Они тоже закрылись. Только таблички не хватает, что все ушли на фронт...

Другие версии событий

Начнем с того, что, согласно статье 36 "Право собственности на общее имущество собственников помещений в многоквартирном доме" главе 6 Жилищного кодекса Российской Федерации , чердак, крыша, лестничные клетки и прочие технические помещения находятся в долевой собственности жильцов. Поскольку, как следует из заявления гражданки Белой в прокуратуру Адмиралтейского района, все жильцы в подъезде являются собственниками жилья, то их должны были хотя бы поставить в известность о готовящейся операции. Не говоря уже о том, что закон обязует претендента на аренду чердачного помещения согласовывать свои претензии с жильцами-собственниками, а отторжение долей ведется в судебном порядке. Кстати, рекламоноситель должен быть не только надежно укреплен, но и обслуживаться, так что чердак становится в данной ситуации как минимум техническим помещением, а то и частью опоры самого щита. Правда, с жильцами у нас никто никогда не считался и мнения их не спрашивал.

Идем дальше. Дом N110 по набережной реки Фонтанки известен в городе как "Дом Маевского". Значит, можно предположить, что он несет в себе некую архитектурную ценность или является памятником истории. И в том и в другом случае разрешение на размещение на нем рекламы должен дать Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры. Однако на соответствующий запрос был получен обескураживающий ответ: "Сведений, подтверждающих разрешение на проведение работ по установке рекламного щита на крышу дома по вышеуказанному адресу, нет. КГИОП сообщает, что до настоящего времени не владеет информацией, так как в адрес Комитета какая-либо документация на установку рекламоносителя не поступала, следовательно, не согласовывалась". Письмо датировано 12 сентября текущего года.

Получается, что 4 августа щит пытались установить незаконно, поскольку на него нет необходимых документов?

Этот вопрос решено было задать напрямую виновнику торжества, директору ЗАО "Руан" Игорю Ананских - именно оно должно было устанавливать этот многострадальный рекламный щит. Разговор с ним состоялся в конце сентября и оставил ощущение легкого недопонимания. Игорь Александрович заверил, что вся документация у него в порядке, что у него есть все необходимые бумаги, и он вообще не видит проблемы. Правда, он не смог сказать, от какого числа у него разрешение, он этого просто не помнит, поскольку у него очень много объектов.

- А разрешение КГИОП у вас есть?

- Да, конечно.

- А как же тогда вы объясните вот эту бумагу из Комитета, где говорится, что к ним никакие документы не поступали?

- Видите ли, когда мы оформляли все бумаги, нам никто не сказал, что нужно такое разрешение, поскольку нас никто не предупредил, что это здание КГИОПа. Ели бы нам сказали это сразу, то мы его бы получили. А так пришлось его потом получать.

- То есть вы хотите сказать, что есть разрешение КГИОПа?

- Да, конечно. Нам сказали, что оно нужно, мы пошли и получили его.

- А какого числа вы его получили?

- Да я не помню.

Согласитесь, что все это звучит довольно странно. Во-первых, между письмом КГИОПа Ларисе Белой и нашим разговором с господином Ананских прошло не больше двух недель. Так что если в этот промежуток разрешение действительно было получено, то дата должна была бы быть свежа в памяти директора. Тем более учитывая тот факт, что к тому моменту эта история уже получила огласку в СМИ, и в частности на телевидении. Ситуацию Ларисы Владимировны разбирали в программе Ники Стрижак "Человек в большом городе" Пятого канала. А во-вторых, фирма "Руан" достаточно давно работает на рынке рекламы в Петербурге, и вряд ли директор, да и сами менеджеры за это время не выучили тот факт, что для размещения рекламоносителя в центре города необходимо разрешение КГИОПа. Так что объяснения господина Ананских выглядят не очень-то убедительно.

Следующий шаг - прокуратура. Скажу честно, все попытки дозвониться туда и переговорить с человеком, которому поручено это дело, успехом не увенчались. Телефон молчал, а Лариса Владимировна только периодически сообщала, что ее документы вновь переданы другому лицу.

От жилконторы в принципе никогда было не добиться путного ответа (с журналистами они тем более не общаются), так что осталась последняя инстанция - ГУП "Городской центр размещения рекламы". Результат оказался и вовсе неожиданным.

В ответ на обращение жильцов дома, расположенного по адресу наб. Фонтанки, 110, в начале октября 2005 года было отправлено официальное письмо за подписью заместителя директора ГЦРР Андрея Лапина. В нем сообщалось, что договор N227-949 о размещении крышной установки по вышеуказанному адресу 30 сентября 2005 года прекратил свое действие. В письме ГЦРР также выражалось сожаление "о недобросовестных действиях ЗАО "Руан": "Разделяем Ваше мнение о недопустимости размещения рекламоносителей в нарушение положений действующего законодательства и просим сообщать о неправомерных действиях лиц, размещающих рекламу на Вашем доме".

В то же время ЗАО "Руан" было извещено о прекращении действия договора N227-949 и получило уведомление ГЦРР о недопустимости размещения подобной крышной установки без согласия жильцов дома, а также указание "привести место установки рекламоносителя по адресу Фонтанка, 110, в состояние, в котором оно находилось до начала работ",

Вот такая неожиданная оказалась развязка. Однако Лариса Белая все-таки пытается докопаться до сути, почему такая ситуация стала возможной в принципе. Последняя инстанция, куда она обратилась с просьбой разобраться, - в полпредство по Северо-Западному Федеральному округу, то есть к Илье Клебанову. А мы, в свою очередь, решили выяснить, возможно ли в принципе несанкционированное размещение рекламы в центре города.

Здесь размещаем, здесь не размещаем

Оказывается, получить разрешение на установку рекламоносителя не так-то просто. Начнем с того, что ГУП ГЦРР заключает договоры о предоставлении в пользование земель или зданий для размещения на них рекламы только в тех случаях, если это городская собственность. А реклама на зданиях федеральной, частной собственности и ТСЖ может быть размещена на основании разрешения органа местного самоуправления и договора с собственником.

Любая реклама, которая противоречит ФЗ "О рекламе" и действующим в СПб правилам , является несанкционированной.

Кроме того, сама процедура получения такого разрешения крайне сложна. Во-первых, необходимо получить архитектурно-планировочное задание в Комитете по градостроительству и архитектуре. Там оценивают дизайн объекта. Затем должен быть разработан проект рекламоносителя. В ГАТИ (Государственной административно-технической инспекции) следят за соблюдением строительных норм и правил при изготовлении и монтаже объекта. Там же оценивают само здание, его технические характеристики, насколько они сопоставимы с будущим щитом, насколько прочно все будет закреплено, насколько это будет эстетично и так далее. Затем надо получить паспорт рекламоносителя, выдаваемый Комиссией по контролю за качеством рекламоносителей при ГУП "Городской центр размещения рекламы". Все должно быть сделано из соответствующих материалов, которые не навредят ни зданию, ни людям. В некоторых случаях нужна справка из КГИОПа, ГИБДД, Ленсвета... В общей сложности необходимо собрать порядка 20 подписей. И только после этого с ГЦРР может быть заключен договор на размещение рекламоносителя. При этом каждые полгода необходимо его продлевать.

Однако, несмотря на все сложности, в городе есть целый ряд нарушителей, которые пользуются существующими пробелами в нормативно-правовой базе, и с ними ГЦРР ничего не может сделать. У них нет договора с Центром, они ничего не платят в бюджет и находятся на частной или федеральной земле. Вот лишь несколько примеров.

Стадион "Петровский". Видели, там стоят юниполы - такие здоровенные бандуры на ножке. Как выясняется, данное оборудование не аттестовано, а следовательно, считается аварийно-опасным. Дело в том, что без аттестации никто из ответственных органов не сможет поручиться за качество этого объекта. А кто просчитывал силу тяжести, угол наклона, равновесие, устойчивость, заземление и т.д.?

Почти все здания на пл. Восстания находятся в частной собственности, следовательно, петербуржцы могут до конца века видеть размещенные на них чашки кофе, помады, бутылки и т.д.

Кроме "Несте" и "Лукойла" ни одна АЗС ни копейки не платит в городской бюджет за рекламу, а между тем только на одной станции в среднем размещено рекламоносителей на 1000 у.е. в месяц.

Нет договоров на рекламу ни на фасаде Московского вокзала, ни Военно-медицинской академии, ни Ботанического сада, да еще в ряде адресов.

И что интересно, реклама там размещена зачастую теми же рекламными агентствами, которые исправно платят в бюджет в тех случаях, если носители находятся на городской земле. Вот ведь парадокс! С точки зрения собственности Санкт-Петербург уже давно не является единым субъектом, а поделен на самые разные участки: здесь территория частная, здесь - федеральная, вот арендованная, а вот с правом бессрочного пользования.

А отдельного закона об архитектурной целостности всего Петербурга, о его едином визуальном восприятии пока еще не существует.

И вообще в Санкт-Петербурге слишком много структур и комитетов, которые вроде как отвечают за эстетику, в том числе и рекламы, а по сути никто не берет на себя никакой ответственности. И если уж начинают возмущаться, то вслед за возмущением горожан...

ГЦРР продает рекламоместа, а не вид. Ведь не несет же Sony ответственности за те фильмы, которые потом будут показывать по телевизору, выпущенному этой фирмой...

И последнее. С 1 октября в Санкт-Петербурге введены новые тарифы на размещение наружной рекламы . Почти в два с половиной раза повышены расценки для рекламоносителей на опорах освещения и для кронштейнов на стенах зданий. По данным ГУП "Городской центр размещения рекламы", такие рекламоносители составляют почти треть рынка Санкт-Петербурга.

Кроме того, увеличены скидки для компаний, обращающихся в ГЦРР, минуя посредников.

Раньше рекламные агентства при заключении договора на 6 месяцев получали скидку в 5%. В новом тарифном справочнике скидки установлены только для прямых рекламодателей: при размещении рекламы на период от 6 до 12 месяцев дисконт составит 15% вместо 10, а при размещении рекламоносителя на год и более - 20%.

Версия Натальи Сергеевой

Двум медведям в конкурсной берлоге не место?  »
Юридические статьи »
Читайте также