Страдания судебного пристава Почему с состоятельного должника нечего взять

Федеральный закон "Об исполнительном производстве" калининградские судебные приставы-исполнители называют между собой "балдой". Предприниматели или организации, попавшие в должники по решению суда, об этом прозвище не знают. Однако это не мешает им успешно не платить долги, пользуясь несовершенством российского законодательства.

Владимир Щ., частный предприниматель, задолжал венгерской фирме около 20 тысяч долларов США. Фирма подала на него иск в суд, и он был удовлетворен. Судебный пристав получил на руки судебное решение для принудительного исполнения. Судя по запросам в ГИБДД, учреждение юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, налоговую инспекцию никакого имущества у должника не оказалось. Ни квартиры, ни машины, ни денег на счету, ни самого Владимира Щ. пристав не обнаружил. По месту жительства должника возвышался трехэтажный обитаемый особняк из красного кирпича. Соседи подтвердили, что время от времени они видят господина Щ. Самому приставу встретиться с ним так и не удалось... В итоге дело было закрыто. Как сказал представитель фирмы, позвонивший после получения акта в службу судебных приставов, с российскими бизнесменами они сотрудиничать больше не будут: дело Щ. оказалось последней каплей в чаше венгерского терпения.

- Судебный пристав работает только на основании официальных документов, - комментирует начальник отдела по организациии исполнительного производства Управления Минюста России по Калининградской области Виктория Тральщикова.

- Часто должники ездят на дорогих машинах, живут в особняках или хороших квартирах и официально нигде не работают. Автомобили обычно куплены по генеральной доверенности и, соответственно, в ГИБДД на должника не зарегистрированы. Квартира оформлена на родственников, особняк проходит как "недострой" и, следовательно, в БТИ не числится. Что касается места работы, то у нас все - частные предприниматели, официально работающие себе в убыток. Калининградская область, по причине ее изолированности, не создает предпосылок для развития производства. Только в последнее время здесь стали появляться крупные инвестиционные проекты с рабочими местами и официальной зарплатой. А так в основном в регионе процветает частный бизнес, в котором получаемые доходы никак не проверишь: налоговые инспекции располагают только сведениями об открытых счетах в банках, которые, как правило, пусты.

Интересно, что Закон "Об исполнительном производстве" предусматривает розыск должника или его имущества. Правда, как искать это имущество, закон не конкретизирует. Должников по алиментам разыскивает милиция. А того же предпринимателя Щ. должны найти приставы. За счет средств заинтересованной стороны. Однако что можно сделать по закону с таким должником в случае его обнаружения, никто не скажет. Нет сейчас в России долговых тюрем, нет статьи в том же Уголовном кодексе, предусматривающей наказание должника. Административные меры в виде наложения штрафа выльются в дополнительную головную боль для пристава: к невзысканному долгу прибавится еще и штраф. За неисполнение решения суда, выражающееся в сокрытии имущества, ответственность могут нести только должностные лица - директора предприятий или учредители каких-либо организаций. Только доказать их виновность в этом случае практически невозможно. Ведь укрывается имущество не на далеких и тайных складах, а здесь же, но только под другой вывеской и совершенно на законных основаниях. Пример - знаменитая история с кредитом "Дрезднер Банка".

Кредит был взят в 1997 году региональным фондом развития Калининградской области под гарантии областного бюджета. Тогда было получено около 10 миллионов долларов США, часть из которых была потрачена на финансирование одного ОАО и оборудование для другого ЗАО. На сегодняшний день эти предприятия фактически банкроты. Постепенно по договорам поставки или купли-продажи имущество переходило из ЗАО в собственность одноименного ООО. А пока шла передача и на ЗАО оставались только долги - волокитились дела в судах, а судебным приставам-исполнителям просто-напросто не показывали финансовые документы или совсем не пускали на порог предприятия. Причем совершенно безнаказанно. Поскольку по закону пристав может только оштрафовать. А должник этот штраф имеет право обжаловать в суде. И не один раз.

- Даже Федеральная служба по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению не помощник судебному приставу, - говорит Виктория Тральщикова. По закону, если исполнитель арестовывает недвижимость у должника-организации, он в течение трех дней извещает эту службу. А агентство по банкротствам, в свою очередь, не слишком спешит: ни в суде не возбуждает производства по делу о несостоятельности, ни приставу не отвечает, можно ли ему продавать арестованную недвижимость с торгов или нет.

- А как доказать умысел в том, что буквально за неделю до назначения конкурсного управляющего на ЗАО им было передано последнее имущество? - сокрушается судебный пристав-исполнитель Зоя Колчина. - Оформить договора задним числом труда не составляет.

Западные инвесторы, проявляющие интерес к Калининградской области, но пока не очень-то охотно вкладывающие здесь деньги, одной из причин своей боязни называют несовершенство российского законодательства. А под ним понимается не только отсутствие стабильных правил игры...

Анна Шонова Калининград

Наша справка

Служба судебных приставов как самостоятельная структура Министерства юстиции организована в 1998 году (до этого времени судебные исполнители относились к аппарату судов). Годом раньше вступили в силу новые законы: "О судебных приставах" и "Об исполнительном производстве". До настоящего времени в законы не внесено ни одной поправки, хотя проекты изменений и дополнений были направлены в Государственную Думу Президентом РФ еще в 1998 году. Тогда эти поправки были приняты в первом чтении и успешно, но, по всей видимости, забыты. Касались они статуса судебного пристава, как процессуальной фигуры, степени самостоятельности службы приставов, контроля за потоками финансовых средств, проходящих через исполнителей закона. В конце 2002 года на заседании Госдумы этот законопроект был вновь возвращен к процедуре первого чтения, а в марте 2003 года - снят с рассмотрения в связи с его отзывом.

МНС прорубит окно для предпринимателей  »
Юридические статьи »
Читайте также