Крепостной с бульвара Красных Зорь

Человек, тридцать пять лет проработавший на петербургском предприятии и имеющий городскую прописку, в одночасье может остаться без крыши над головой

Теперь я представляю, как можно стать бездомным. Речь даже не о тех, кто совершил преступление и вернулся из заключения в никуда, как это было сплошь и рядом на протяжении десятилетий. И не о тех, кто уже в наши дни пропил свое жилье и однажды проснулся в развалюхе где-нибудь на окраине области. Речь о том, как запросто может лишиться крова над головой вполне добропорядочный человек, честно отработавший на одном из предприятий нашего города более 35 лет.

Право на койко-место

В Ленинград Леон Михайлович Абалихин приехал в 1969 году, отслужив в армии. Страна, развивавшая экономику по индустриальной модели, звала молодых здоровых людей в крупные центры. И они ехали, оставляя свои маленькие уютные города и села, веря в то, что впереди масштабная работа и достойная жизнь.

Вопрос о жилье, который в будущем станет мощным препятствием на пути не то что к счастливой, просто к нормальной человеческой жизни, их не смущал. Что ж с того, что приходилось селиться в общежитиях? Это ведь, думали, не навсегда. Вот и в положении об общежитиях сказано, что жилье это временное. Наверняка не зря и прописку в них дают только на пять лет - стало быть по прошествии этого срока хотя бы по комнатке предложат каждому. А там, глядишь, хорошей работой и квартиру заслужишь...

По существу, именно такие надежды вселяли в этих людей руководители города и крупных предприятий.

Энтузиасты, ехавшие жить и работать в Ленинград, еще не знали, что понятие, обозначаемое словечком "лимита", со временем станет не только обидным их прозвищем, не только удачным кинематографическим образом, но и судьбой...

Леон Михайлович, поступивший на Ремонтно-механический завод N 12 системы Главленинградстроя, получил койко-место и прописку в общежитии на бульваре Красных Зорь, 8.

И вот ведь ирония судьбы - трудясь в системе Главленинградстроя, он участвовал в возведении сотен тысяч, если не миллионов, квадратных метров жилья. А своего так и не заработал. Временная прописка Абалихина в 1974 году сменилась на постоянную, в том же самом общежитии. В 1984-м его поставили на городскую очередь по улучшению жилищных условий. А в марте 2004 года жилищный комитет выдал Леону Михайловичу ордер... на комнату в его общежитии.

Такое бедственное положение, когда человек за долгую трудовую жизнь не заработал ни муниципального, ни собственного жилья, к несчастью, не редкость. Прежняя социально-экономическая система оказалась не в состоянии обеспечить нормальным жильем всех нуждающихся, а нынешняя и вовсе похоронила надежды трудом заработать на квартиру. Однако беда моего героя не только в этом - она еще отчаяннее. Обстоятельства складываются таким образом, что он может потерять... даже право на "койко-место" в общежитии. В том самом общежитии, где прописан, где имеет ордер на комнату. В общежитии без необходимого набора элементарных бытовых удобств.

Гостиница эконом-класса

Из письма Л. М. Абалихина в редакцию:

"Двадцать два года я проживал непосредственно в общежитии на бульваре Красных Зорь, 8. Затем тринадцать лет снимал жилье - устал от казенной неустроенности, так как в помещении нет газа, нельзя пользоваться электроплитами, на этажах не существует комнат, где можно постирать... Все время, пока снимал жилье, платил за общежитие, в котором оставался зарегистрированным. Но два года назад мне неожиданно отказали в приеме платежей - стали просто возвращать деньги, которые я переводил через сберкассу.

И я стал хлопотать о своем жилье, право на которое не утратил, - в том самом общежитии, где прописан все 35 лет. Впереди-то пенсия, а на пенсию жилье не поснимаешь...".

Что было дальше? Дальше был конфликт. Конфликт гражданина Абалихина Леона Михайловича и нового действующего лица этой истории - дирекции ООО "Галакт". Фирмы, которая, занимаясь гостиничным бизнесом, получила в доверительное управление здание общежития, о котором идет речь.

Здесь, впрочем, требуется небольшое отступление.

Дом N 8 по бульвару Красных Зорь возвели в 1962 году под ведомственное экспериментальное общежитие строительного треста N 101 для размещения рабочих, приезжавших в наш город трудиться вахтовым методом. Но, должно быть, от катастрофической нехватки жилья селить там стали не только "вахтовиков". В числе этих постояльцев оказался и наш герой.

Когда в 1991 году ООО "Галакт" начало арендовать в этом здании часть помещений под гостиничные номера, в общежитии реально проживали только 28 человек. Леон же Михайлович значился среди так называемых нулевиков - прописанных, но живущих где-то в другом месте.

Фирма расширяла свой бизнес, вложила немалые средства в ремонт и обустройство помещений. В 2001 году в соответствии с распоряжением комитета по управлению городским имуществом получила все здание в доверительное управление на пять лет. И сейчас там гостиница эконом-класса, одна из тех недорогих и уютных гостиниц, в которых так остро нуждается наш город. Там останавливаются большей частью школьники, приезжающие в Петербург на экскурсии, а также командированные, спортсмены.

Впрочем, передавая здание "Галакту", по существу, вместе с проживавшими там людьми,

КУГИ позаботился и об этих постояльцах. В приложении к распоряжению, например, сказано, что доверительный управляющий обязан создавать необходимые жилищно-бытовые условия для проживающих в общежитии.

Однако первая же попытка Л. М. Абалихина осуществить свое право на вселение в комнату в соответствии с ордером наткнулась на серьезные препятствия.

Пять лет. А что потом?

Леону Михайловичу отказались вручить ключи от забронированной за ним комнаты до тех пор, пока он не подпишет договор, регулирующий будущие его взаимоотношения с "Галактом". При этом руководство фирмы называло предложенный ею договор типовым и совершенно нормальным, а Абалихин - кабальным.

По существу же, каждая сторона попросту пыталась оговорить наиболее приемлемые для себя условия. Абалихин, к примеру, - в части финансовых расходов на коммунальные услуги и некоторых социальных гарантий. Фирма - в части обязательств перед ней жильца, поскольку сама несет ответственность перед городом за содержание и эксплуатацию здания.

По поводу пунктов их разногласий спорят юристы с обеих сторон. К полемике давно уже подключены сотрудники жилищного комитета и представители Законодательного собрания, куда неоднократно обращался Леон Михайлович, а теперь уже и прокуратуры. Горы бумаг растут, каждая сторона для подтверждения своих позиций находит соответствующие статьи закона либо пункты решений исполнительной власти, и, по правде говоря, теперь уже без суда в этом ворохе взаимных претензий-ответов разобраться сложно.

Абалихина не устраивает, например, предложенный порядок оплаты коммунальных услуг; ему не вполне понятно, каким образом будет предоставляться временное жилье в том случае, если комната пойдет на ремонт...

Общежитие, рассуждает дальше Абалихин, является государственной собственностью, а значит, договор найма с ним должна заключать не коммерческая фирма, а город, конкретно - жилищный комитет. На что заместитель председателя этого комитета П. А. Григорьев, ссылаясь на постановление правительства, отвечает, что это требование не основано на действующем законодательстве.

Впрочем, об этих и подобных вопросах стороны в принципе еще могут договориться. Но есть такой, относительно которого не разделить тревогу нашего героя просто невозможно.

Абалихину предлагают регистрацию в конкретной комнате только на пять лет. Вместо регистрации постоянной, которую Леон Михайлович имеет, как уже было сказано, тридцать лет. И хотя пять лет - срок, определенный действующими нормами...

- Что будет дальше? - рассуждает Л. М. Абалихин. - В Жилищном кодексе, в статье 109, сказано, что в общежитии могут проживать граждане, работающие по временному договору, и сезонные рабочие. То есть мне давно должны были предоставить нормальное городское жилье, но не только этого не сделано, теперь я могу остаться вообще без крыши над головой. Я же работник постоянный. Или представить новую ситуацию - я выйду на пенсию... Да и что вообще будет с ООО "Галакт" через пять лет? Не потеряет ли фирма интерес к своему бизнесу? Не перейдет ли здание новому арендатору, а то и владельцу? Не поменяется ли, наконец, позиция городской власти, представители которой сегодня обещают продлить мне право занимать комнату через пять лет? Видно же, как общежития повсеместно закрываются, реконструируются, перепрофилируются... Может быть, скоро их не останется вовсе, а городская очередь до меня так и не дойдет?

Вопросы, вопросы, один мучительнее другого. На них нет ответа человеку, который оказался на положении крепостного в огромном городе на сломе общественно-политических формаций. Прежней власти - той, что звала его в Ленинград, больше нет, а нынешняя фактически отказывается нести ответственность за дела и обязательства предшественницы.

И вот что удивительно. Ни власть наша, ни бизнес, похоже, не намерены учиться на прежних ошибках. Еще не решены жилищные проблемы тех, кто приехал в наш город много лет назад и давно заслужил нормальное человеческое жилье, а на работу в Петербург зовут новых людей.

Вот крупная развивающаяся фирма приняла молодых фармацевтов (будто у нас не готовят своих), сняв для них комнатки для временного проживания - одну на двоих. А вот уже представитель власти, председатель комитета экономического развития, промышленной политики и торговли В. В. Бланк на официальной конференции по проблемам занятости заявляет о намерении города принимать высококвалифицированных специалистов из других регионов.

О чем идет речь? Не о новых ли лимитчиках? Если да, то какая судьба ожидает этих людей? Не разделят ли они горькую участь тысяч, десятков тысяч своих предшественников? И не стоит ли все-таки прежде позаботиться о тех, кто в городе уже живет - в условиях, которые только с очень большой натяжкой можно назвать человеческими?

Инна Иванова

В Петербурге снова появятся дома для бедных  »
Юридические статьи »
Читайте также