Где же ты, сад? Уплотнительная застройка в Петербурге - вечная проблема последних лет...

Освоить пятно в сложившемся квартале намного выгоднее, чем тянуть коммуникации в новые районы. Да и продажная цена квадратного метра в старом микрорайоне выше.

Губернатор города вынуждена маневрировать, то объявляя мораторий на уплотнение, то утверждая резко расширенный список разрешенных к застройке лакун в историческом центре. Похоже, хаотичный захват пятен действительно прекращается. Начинается их планомерное и необратимое освоение.

Жилищное строительство приносит организаторам сверхдоходы, тем более что спрос на новые квартиры такой, что собственный капитал надо вкладывать по минимуму - работы идут на деньги, фактически занятые у новоселов.

Вот только старожилы, как правило, протестуют - кому новый дом свет в окошке застилать будет, кому боязно, как бы вода в кранах и тепло в батареях от появления новых соседей не исчезли, очереди в поликлинику не возросли. Кто-то оборудовал на намеченном к застройке пустыре спортплощадку, кто-то каждый день прогуливает там любимого бультерьера. Пустырь-то этот только на плане у архитектора пустырь, а для граждан - среда обитания. Бывают среди "протестантов" и просто несчастные люди - пенсия маленькая, а силы еще есть, вот и посвящает себя человек общественной работе. Какая-нибудь представительница особого социального вида.

Сопротивление зачастую поддерживается социальным конфликтом - "мы десятилетия ютимся в коммунальной квартире, десятков тысяч долларов на покупку жилья накопить не можем, а тут строят домище для богачей. Тьфу, смотреть не хочется".

Обычно конфликт решается путем задабривания муниципальных депутатов и самых напористых активистов. Подход - исключительно индивидуальный. Кому детскую, кому спортивную площадку оборудуют, может быть, лавочки поставят. Дают ли взятки - не знаю, но догадываться можно, что таки да. В городе работают несколько пиар-команд, которые предлагают застройщикам обработать местное население с наименьшими потерями лица и средств.

Один из подобных случаев развернулся буквально на моих глазах. К счастью, типичным он не будет, но менее любопытным от этого не становится.

...Квартал, застроенный хрущевками в 1961 году. Рядом парк, в 15 минутах ходьбы - метро. Короче, зря такая застройка такую землю занимает. За сорок лет дома пошли трещинами, кое-где просели. В Питере упорно ходят слухи, что подобные микрорайоны будут реконструировать по московскому образцу. Проще говоря - дома начнут сносить, освобождающиеся участки застраивать современными многоэтажными домами, а жителям давать новые квартиры.

И вот появляется инвестор. Заявляет, что у него есть план, как раз такой.

Первым делом застройщик осваивает в квартале несколько пятен, где сорок лет стояли прекрасные яблоневые садики. Мол, на их месте построят шестнадцатиэтажные дома. В нижние этажи переселят обитателей соседней хрущевки, а квартиры на верхних этажах продадут, чтобы окупить стройку. Затем расселенную хрущевку снесут, на ее месте построят следующую высотку и т. д. Так по принципу детской игры "Свободная ячейка" весь квартал лет за пять-шесть изменит свой облик. Местный муниципальный совет - "за".

Вот только закавыка - инвестор согласен давать квартиры бесплатно, но из расчета: за квадратный метр в хрущевке - квадратный метр в новостройке. Проводятся собрания в кинотеатре. Жителям рассказывают о прекрасной новой жизни.

Одни руками и ногами поддерживают такой план. Другие - совсем нет.

Возражающие тоже не идиоты, понимают своим умом, что жить в хорошем доме лучше, чем в отвратительном. Просто несогласные хотят расселяться не по принципу метр за метр, а по ныне действующему, еще советскому, Жилищному кодексу.

Это значит, все очередники удовлетворят свои запросы, разъедутся давно разведенные супруги и т. д. На практике это означает, что для расселения одного пятиэтажного дома домишки о шестнадцати этажах пожалуй что и не хватит. Тем более что как только расселение станет более-менее реальным, старожилы наверняка начнут разводиться - две однокомнатные квартиры намного дороже, чем одна двухкомнатная. Вопросы, сохранять или нет внезапную беременность, дамами будут решаться исключительно положительно - на будущего малыша тоже метры положены. Люди станут прописывать к себе всех возможных родственников. В Москве, кстати, индивидуальные действия таких жилищных партизан создали для Лужкова изрядную проблему. А частный питерский инвестор и вовсе в трубу вылетает.

После встреч в местном кинотеатре готовые расселяться (судя по собраниям, их - большинство, но далеко не подавляющее) как инвестор на душу положит создают некие "домовые комитеты". Противники штудируют кодексы, начиная готовиться к судам. Некоторые соседи перестают общаться, а ведь кто-то дружил еще с заселения дома под крики "Гагарин полетел!". Детей из детского сада друг у друга забирали, соль одалживали, а тут как тень пробежала.

В прошлом году "домовые комитетчики" пикетировали Смольный. Не яблоневые садики квартальные защищая, а инвестора. Требуют, чтоб благодетеля будущего от социальных отчислений освободили.

Все смотрят, как растут многоэтажки. Идет время. Муниципальный совет переизбирают. Слухи о глобальной реконструкции квартала как-то затихают. Квартиры в новостройках продают. Не только на верхних этажах, а все. Яблоневые садики никто на старое место уже не вернет.

На новорусском языке это называется "разводка". А старожилы зря ссорились.

Максим Сахно

Петербургские трущобы будут расселять  »
Юридические статьи »
Читайте также